Желания женский монаха


5 самых глупых поводов уйти в монастырь

Православие и Мир Яндекс.Дзен

Монашество формально не входит в число церковных Таинств, но по сути им и является: в постриге человек дает обеты и меняется, вплоть до смены имени. В какой-то степени (очень осторожно) монашество можно назвать вторым Крещением. К сожалению, как некоторые крестятся без осознания истинного смысла этого Таинства, так и монашество зачастую понимают в корне неверно.

1. «Монахи спасутся вероятнее, чем миряне»

Наивное и совершенно ошибочное представление, будто монашество само по себе делает человека ближе к Царствию Небесному. Известная история об Александрийском сапожнике, который простым семейным благочестием преуспел в стяжании спасения больше, чем монах-пустынник, свидетельствует, что миряне ничем не греховнее монахов. Монашество – это образ жизни и, так сказать, нацеленность на спасение.

А вот судимы за свои грехи монахи будут гораздо сильнее, чем миряне. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на иллюстрацию к «Лествице» преподобного Иоанна: лестница, по которой карабкаются монахи, а их ангелы пытаются поддерживать, а бесы – столкнуть вниз. Чем выше заберешься – тем сильнее падение.

2. В монашество – за карьерой?

Как ни странной, есть люди, которые стремятся сделать в монашестве церковную карьеру. Мужчины хотят стать настоятелями, а затем архиереями, женщины – игумениями. Не будем считать их обыкновенными честолюбцами: чаще всего в таких случаях искатель монашества надеется принести пользу Церкви, построить что-то новое, сломать несовершенные порядки и так далее.

В чем ошибка?

Во-первых, жизнь церковного карьериста просто невероятна скучна – ни рыба, ни мясо, ни вкуса, ни запаха. Либо человек становится плохим монахом, нарушающим обеты; либо он становится монахом подневольным, вынужденным жить совершенно не близкой ему жизнью в ожидании заветного епископства. Митрополит Иларион (Алфеев) пишет более жестко: «Нередко такие люди уже в зрелом возрасте оказываются перед ситуацией, когда понимают, что их желание недостижимо, что они «выпали из обоймы» или так и не вошли в ту «обойму», которая поставляет кадры для архиерейского служения. И наступает страшнейший кризис. Человек понимает, что он погубил свою жизнь, лишившись многого ради иллюзии».

Во-вторых, Церковь не нужно спасать, в ней нужно спасаться. То есть пытаться защитить Церковь как свою религиозную общину, преодолевать какие-то трудности – вполне достойное дело. Но делать это надо на своем месте, не рваться куда-то. Это и есть то самое христианское смирение, без которого спастись невозможно.

3. Монах по послушанию

Принимать судьбоносные решения по послушанию – нельзя! Пожалуй, ничего нельзя добавить к словам «отца современного монашества» святителя Игнатия (Брянчанинова):

«Прекрасно ваше желание – находиться в полном послушании у опытного наставника. Но этот подвиг не дан нашему времени. Его нет не только посреди мира христианского, нет даже в монастырях. Умерщвление разума и воли не может быть совершаемо человеком душевным, хотя бы и добрым и благочестивым. Для этого необходим духоносный отец, только перед духоносцем может быть явна душа ученика, только он может усмотреть, откуда и куда направляются душевные движения наставляемого им. …

…В этом смысле завещавает и апостол: не делайтесь рабами человеков (Кор. 7, 23). Он повелевает самое служение господам совершать духовно, а не в характер человекоугодников, но в характере рабов Христовых, творя волю Божию в наружном служении человекам (Ефес. 6, 6). У людей ли я ныне ищу благоволения, — говорит, — или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. Не знаете ли, кому отдаём себя как рабы в послушание — человеку плотского мудрования или Богу — кому как рабы отдаёмся в послушание: или греху и плотскому мудрованию в смерть, или в послушание правде Божией и во спасение (Рим 6, 1)».

Действительно, мы не можем прозреть, насколько стоящий перед нами старец «духоносен». Даже лучший из старцев может оказаться в прелести, просто ошибиться, не понять человека. Поэтому советы мудрых священников стоит слушать, но относиться к ним трезво. Самые опытные духовники – только люди.

4. В монастырь – от несчастной любви!

«Я больше никого не полюблю!» - рыдает двадцатилетняя девушка или сорокалетняя женщина после разрыва с сердечным другом или даже мужем. И уходит трудиться в удаленной обители.

Хорошо, если в монастыре настоятель/ница с опытом, и послушание затянется на несколько лет – а там и героиня остынет. Плохо, если в монастыре ее примут с распростертыми объятиями, через два месяца она напишет прошение на постриг, которое тут же будет исполнено – чтобы помочь сестре справиться со страстями.

Еще через несколько месяцев или недель в сердце начинающей монахини утихнет любовный ураган, и она с ужасом задастся вопросом: «Кто я? Что я здесь делаю?!» - в лучшем случае, она уйдет из монастыря. В худшем – загонит себя в тяжелейшую депрессию или иное психическое расстройство.

5. «О, как прекрасно монашество!»

У меня нет образования, не сложились крепкие социальные и дружеские связи, семьи тоже нет, работа нелюбимая… А может у меня даже есть образование, друзья и любимая работа, но - о! Длинные одежды! Четки до полу! Струящаяся с клобука наметка! Ночные бдения и скромные труды! Как это прекрасно, не сравнить с этим уродливым миром.

А попробую-ка я себя в монастыре!

Нет, дорогой друг. Так в монастырь не уходят. В миру тоже красиво и прекрасно. И труды могут быть не менее скромные, и молитва не менее глубокая. А в монашестве могут быть послушания на коровнике, в канцелярии, в трапезной – физически или интеллектуально тяжелые, скучные, раздражающие, лишающие не то что молитвы – обычного здоровья.

Единственный смысл монашества – желание полностью и безоговорочно посвятить себя Христу. Страх, что в суете дней отдалишься от Него, и радость от того, что можешь быть рядом с Ним.


Фото: monasterium.ru

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

pravlife.org

важен ли секс для здоровья — Рамблер/женский

Многие (в том числе и гинекологи) склонны связывать некоторые заболевания с отсутствием половой жизни. Чаще всего в «монашеский» список попадают миома матки и мастопатия. Действительно ли регулярный секс имеет такое значение для здоровья?

Что такое болезни монашек

Классический набор так называемых «болезней монашек» составляют миома, эндометриоз, кисты яичников, различные патологии эндометрия (полипы, гиперплазия эндометрия), а так же мастопатия.

Все эти заболевания мультифакторные. То есть нельзя заявлять, что они разовьются от отсутствия секса и не проявяться при регулярной половой жизни: слишком много обстоятельств надо учитывать.

Нельзя, однако, не принимать в расчет, что все эти недуги являются гормонозависимыми и развиваются на фоне изменений гормонального фона. У женщин репродуктивного возраста риски выше, поскольку те самые циклические колебания гормонов, которые повышают вероятность развития заболеваний, связаны с менструальным циклом. Соответственно, чем меньше циклов, тем лучше для здоровья.

Таким образом, естественное отсутствие овуляции и менструации снижает риски и миомы, и эндометриоза, и гиперплазии. До изобретения гормональной контрацепции отменить менструации можно было только одним способом — забеременеть.

Что, как вы понимаете, без секса невозможно. Вот почему перечисленные гинекологические проблемы возникали большей частью у женщин, соблюдающих целомудрие. Так и появился термин «болезни монашек».


В миру женщины беременели, рожали, кормили грудью, потом снова беременели… У них было достаточное количество естественных пауз, длительное время отсутствовали гормональные перепады, связанные с овуляцией — и не было повода для развития заболеваний.

На что влияет секс

Существенный нюанс: мы не обладаем статистикой хотя бы XIX-начала ХХ века, которая подтверждала бы, что именно монахини чаще сталкивались с развитием миомы, эндометриоза, кистами яичников и патологиями эндометрия. Возможности диагностики тогда были далеки от современных. Но, если отталкиваться от статистики сегодняшнего дня, то с уверенностью можно сказать, что, например, такое заболевание, как миома матки, значительно помолодело за последние полвека.


Социологи и врачи связывают это с тем, что рождение первого ребенка многие женщины откладывают на возраст после 30 лет, но при этом до первой беременности отказываются пользоваться гормональными контрацептивами, начитавшись об их вредном воздействии на организм… То есть они живут активной половой жизнью, но секс как таковой не защищает их от «болезни монашек».


Отмечено также, что женщины, часто меняющие партнеров, а потому предпочитающие барерные методы контрацепции (они защищают не только от беременности, но и от инфекций), заболевают не реже, чем их ровесницы, не ведущие половую жизнь или практикующие секс крайне нерегулярно.

В выигрыше лишь те, кто тведет регулярную половую жизнь с постоянным и единственным партнером. Почему? Потому, наверное, что они всем противозачаточным средствам предпочитают КОК.

Как лечит секс

Существует еще несколько факторов, которые так же могут объяснить более высокие риски развития миомы, мастопатии, кист яичника, эндометриоза и патологий эндометрия при длительном сексуальном воздержании.

Сексуально активные женщины тщательней следят за своим здоровьем. Все мы знаем о необходимости посещать гинеколога раз в год. Однако, на поверку большинство пренебрегает этими простыми правилами.

Среди них высок процент тех, кто не ведет регулярную половую жизнь: от заболеваний, передающихся половым путем, они себя обезопасили, а значит и посещать врача-гинеколога не видят смысла…

Женщины, регулярно занимающиеся сексом, более трепетно относятся к своему интимному здоровью. А значит вероятность обнаружить миому или кисту яичника на ранней стадии у них повышается.

При длительном стрессе (а у кого его нет в наше время?) концентрация кортизола значительно повышается, он начинает влиять на гормональный баланс в организме, — в частности повышает синтез эстрогена, который и провоцирует образование миом и развитие мастопатии.

А во время секса выделяется окситоцин, который снижает уровень кортизола — и таким образом защищает вас от эстрогенозависимых заболеваний.

Секс улучшает кровообращение в органах малого таза. А это в свою очередь снижает риски воспалительных процессов. Следует отметить, что на пользу женскому здоровью идет только секс, который заканчивается оргазмом.

С чем это связано? Во время возбуждение в кровь выбрасывается большое количество эстрогенов. После оргазма их концентрация снижается до нормы в течение максимум 12 минут, если оргазма не было — через час.

Застой крови, насыщенной эстрогенами в органах малого таза и в молочных железах может спровоцировать развитие мастопатии, разрастание миометрия и развитие миом.

woman.rambler.ru

Женщина и монах. - aleksy ЖЖ — ЖЖ

 
Женщина и монах.

Вот сошлись, кажется, что монашество – иножитие духовного рода, да так и говорят – иночество. А не «особое» служение, разве что по форме. Только это всё разговоры. В быту же люди недалёкие рассуждают проще: если монах, то может и не отшельник, может и не постник, но уж точно без жены. Опять шерше ля фам. Вот никак без женщин. Ни родиться без них, ни умереть, ни с монахами не разобраться. Умереть? Умереть то, пожалуй, можно, да кто плакать будет? Итак, женщина и монах.

Почему монах бежит от женщины? Почему бежит от неё монах дурной то ясно – слаб он, хочет её, любит её, или даже гнушается – всё одно – помнит её, по настоящему не отрёкся. Но почему бежит от женщины монах хороший? Хотя есть и те монахи, что не бегут, но это уже и не монахи несколько. Оставим их.

Религия по большому счёту – игрушка для мужчин. Вовсе не говорю это против женщин, но так уж сложилось, что мужчины эту игрушку себе выстраивали, мужчины лелеяли, мужчины же и разламывали. Ну, а где мужчины, там как Богом данное, присутствуют и женщины, ну или хотя бы мысли о них.

В основе отказа от женщины лежит, как думается – идея жертвы. Да и чем ещё может пожертвовать мужчина? Да, есть «скопцы от чрева матери», но это Божие, большинство монахов, если не ошибаюсь, не таковы. Женщина – самая большая жертва. Понятно тогда почему от неё и отказ. Тут древнее – «даю я чтобы дал ты». Желает человек получить от Бога великую милость, вот и совершает Ему великую жертву. Ну, если хочет кто-то так – его дело. Может и правда даст ему Бог, но такой человек должен дорожить жертвой. Она должна быть дорога ему. Такой человек должен знать, помнить, переживать ценность жертвы. Иначе, какая же это вообще жертва? Если так, то понятно, почему отказывается от женщины хороший монах – он жертвует Богу самое дорогое, что получил от Него – образ любимой женщины в надежде получить ещё большее от Бога, потому что верит, что Бог это большее дать может. Оставим хорошего монаха. Это – его выбор.

Однако, часто заметна совсем другая интонация – гнушение тем, что Бог дал – женщиной.
Мнение о себе, как о призванном к большему, принятие женщины, как необходимого (для деторождения) зла. Да утрирую. Но даже по ЖЖ походить можно найти такие суждения у монашествующих. Без ЖЖ тоже можно. Ну и от чего отказался этот монах, от чего он бежит, убегая от женщины – да только от своего скрытого желания женщины, или от страха признать свою неспособность по каким-то причинам быть с ней – просто скрытая девиация.

 

aleksy-lj.livejournal.com

Как монахи живут без женщин: воздержание, факты

Как известно, монахам запрещены связи с женщинами. Неудивительно, что большинство благочестивых православных людей интересуется, как они справляются с этим, и как это может сказаться на их здоровье.

Жизнь монахов без женщин

На самом деле, существует две природы воздержания монахов от связи с женщинами. Первая – это психологическое состояние организма. У монахов в голове крутятся совсем другие мысли, ведь даже без половой связи можно спокойно жить.

Читайте еще: История Мэри, которая превратилась из красавицы в чудовище (фото)

Интересно!

В данном случае необязательно принимать какие-то подавляющие потенцию вещества, например, бром. Важно психологически себя настроить на то, что любовные отношения с женщинами принесут зло.

Под воздействием психики человек может совершить все что угодно, как хорошее, так и не очень, поэтому психология оказывает влияние. Чтобы справиться с сексуальными желаниями, монахи читают молитвы, ведут аскетичный образ жизни, приходят к вере и уединению. Однако неизвестно, чем они занимаются, когда остаются одни, может быть они практикуют и самоудовлетворение?

Второе объяснение того, как монахи живут без женщин, – физиологическая сторона. Основа полового инстинкта – биологическая и природная составляющие, поэтому подавить его можно несколькими способами:

  • физическим изнурением при помощи голода, трудовой деятельности и молитв;
  • обособление от соблазнов путем отвода глаз, закрытости общежития, прекращения коммуникации с женщинами и пр.

Читайте еще: Кто была любовницей Папы Римского (фото)

Уровень полового влечения по большой части зависит и от обстановки, в которой пребывал мужчина, и от качества воспитания, под воздействием которого происходило формирование его темперамента, и от слабости нервной системы, развивающейся под влиянием сложившейся атмосферы в детские годы.

Последствия воздержания

В результате сексуального воздержания невозможно получить существенных повреждений или заболеваний, однако это сильно сказывается на психологическом и физиологическом состоянии мужского организма. Есть люди, которые воздерживаются от интимного удовольствия по причине отсутствия реакции на соответствующие раздражители.

Также воздержание бывает в результате неспособности переходить к любовным отношениям сразу же после первого раза. Это обусловлено физиологическим насыщением, которое происходит на фоне приятных и ярких событий, и сказывается на психологическом состоянии человека.

Читайте еще: Дочка Сергея Лазарева (фото)

Кроме этого, существуют люди, называющиеся «однодневными невротиками», у которых неустойчивая нервная система. После половой связи такие люди становятся вялыми, подавленными, у них учащается сердцебиение, повышается потоотделение, а также наблюдаются другие мучительные симптомы.

Как правило, в результате воздержания у представителей мужского пола набухают вены в половых органах, появляется чувство тяжести, дискомфорта и неприятности. Зачастую такое состояние может закончится болезненными ощущениями. При таких симптомах возникают частные позывы к мочеиспусканию. Обычно этим страдают мальчики в подростковом возрасте, когда у них выявлена юношеская гиперсексуальность.

На заметку!

Взрослые мужчины намного легче и безопаснее справляются с воздержанием, не ощущая острой необходимости и не сталкиваясь с существенными преобразованиями в организме.

Читайте еще: Как сейчас себя чувствует Анастасия Заворотнюк

Пожилые мужчины также проще переносят воздержание и не отмечают в своем состоянии здоровья каких-либо недомоганий. Из этого следует, что влияние природы, психологический настрой и приобретенная мудрость помогают жить человеку так, как от него требуют условия, в которых он находится.

rat-felt.ru

Что запрещено делать расстриженному монаху в мирской жизни — Рамблер/новости

Монахи Русской Православной Церкви, не сумевшие проявить истинной твёрдости духа в служении Господу, поправ данные ими обеты, всё же могут покинуть стены обители и вернуться к мирской жизни.

Первые зачатки такого права у иноков появились после воплощения церковных реформ Петра I, когда стал возможным принудительный выход из монашества по решению духовного суда, а уже при правлении Александра I обитель можно было оставить добровольно.

Есть разрешение

Архимандрит Тихон (Шевкунов) в статье «Необратимость монашеских обетов» констатирует, что до 1823 года Русская Церковь руководствовалась всеобщим православным каноническим актом, провозглашавшим человека, принявшего монашество, раз и навсегда мёртвым для мирской жизни.

Однако в апреле указанного года игумен одной из обители Екатеринославской епархии Иоасаф (Левединский) обратился в Священный Синод с просьбой разрешить ему выйти из монашеского чина, вернуться к мирской жизни и жениться.

Вслед за этим последовали ожесточённые споры в высшей церковной инстанции, которые завершились принятием «Закона о снятии монашества», значившегося в «Полном Собрании Законов Российской Империи» под номером 29413.

Повторно признанный легитимным 26 октября 1832 года данный законопроект был окончательно закреплен в 86 статье Духовной Консистории, хотя он не отвечал ни одному, ни каноническому, ни теологическому обоснованию Восточной Православной Церкви.

Пытавшийся разобраться в этой странной ситуации грек Мелетий Апостолопулус в своей работе «Церковное право Восточной Православной Церкви» оставил для читателей следующее заключение: «Мы обратились к лучшим канонистам России с просьбой разъяснить, каким образом эта практика Русской Церкви совместима с основополагающими учениями Восточной Церкви по этому вопросу. Из полученных ответов явствует, что они не в силах дать разумное обоснование этой практике».

Процедура снятия обета

Прежде чем приступить к процедуре снятия обета с монаха, пожелавшего покинуть стены обители, все члены духовного братства должны были приложить максимум усилий, чтобы убедить его остаться.

Первым эта обязанность возлагалась на игумена, если его доводы не имели успеха, то к делу подключался назначаемый епископом клирик, а после весь епископский совет.

На убеждение монаха представителям духовенства давалось полгода, если в течение этого времени их увещевательные беседы не способствовали смене пагубного решения, то согласно пунктам 446-450 и 500-501 первой части «Правила» он мог отступить от своих обетов.

Чтобы добровольно вернуться к жизни мирянина, монаху предстояло пройти процедуру извержения из духовного сана, которая попросту именовалась расстрижение, а инок — расстригой.

Для этого в церкви или в епархиальном управлении перед расстригой зачитывался текст указа о лишении его духовного сана, после чего под всеобщие восклицания «Анаксиос!», что с греческого языка переводиться как «Недостоин!», с него начинали снимать монашеское одеяние соответствовавшие его чину: камилавку, куколь, клобук, скуфью, подрясник, рясу.

О данном ритуале, правда, в отношении иноков, нарушивших монашеский устав, говорил ещё преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, который описывал, что в обителях преподобного Пахомия «если заметят, что за ним [монахом] водится порок какой-нибудь ропотливости или злого прослушания, то скинув с него монастырские одежды и надев мирские, выгоняют вон из монастыря».

Монашеское одеяние оставившего служение Богу человека сразу же после его ухода сжигалось вместе с другим исчерпавшим срок службы церковным инвентарём.

Лишив отступника права ношения монашеских одежд, ему отстригали клок волос с головы и бороды, выдавали мирское платье, запрещали носить имя, присвоенное при постриге, забирали выписанную при поступлении в монастырь «ставленую грамоту», а затем расстриженного инока жезлом прогоняли из храма.

Если же насельник состоял в священном сане, то по решению либо епархиального архиерея, либо церковного суда он лишался своего чина и права совершать богослужения.

В наши дни в данной процедуре произошло лишь одно изменение: отказавшемуся от монашества отступнику больше не отстригают волос, но, как и прежде его отпевают исключительно по мирскому чину.

Мирская жизнь

Получив справку о пребывании в монастыре, бывший инок мог социализироваться в мирской жизни, хотя в Российской империи отношение к расстригам было весьма предвзятым, вплоть до ущемления их гражданских прав в течение длительного времени.

Согласно данным приведённым историком Леонидом Беловинским бывший монах, вернувшись в светское общество, восстанавливался в своём прежнем сословии, но лишался всех чинов.

Если расстрига был дьяконом или священником ему на протяжении 10 лет был закрыт путь к государственной службе, а в армию его могли взять лишь рядовым.

Для иноков действовал 7-летний запрет на проживание в столице, а также в пределах той губернии, где располагалась его прежняя обитель. Кроме того, в этот период он не принимался на гражданскую службу и не мог жениться.

Что касается венчания, иными словами церковного брака, то расстриги к нему не допускались, поскольку считалось, что смертный архиерей неспособен освободить индивида от его добровольно данного Богу обета безбрачия в бытность монахом.

Поскольку уход из монастыря приравнивается к каноническому преступлению, то лицо, совершившее этот шаг, «приговаривалось» к отлучению от Святого Причастия на время определяемое главой епархии отдельно в каждом конкретном случае.

В старину неисполнение запретов каралось ссылкой расстриг в сибирские поселения.

Возвращение в монастырь

В случае если бывший монах, осознав ошибочность своего деяния, изъявлял желание вернуться в обитель, он восстанавливался в нём в порядке, предписываемом для тех, кто по решению Священноначалия был исключен из монастыря.

Обычно после принесения покаяния расстрига отправлялся служить Богу в ту же братию, которую ранее покинул, но если к тому времени она закрывалась, его переводили в другую.

Успешно пройдя испытательный срок, ему разрешалось именоваться прежним церковным именем и носить монашескую одежду.

news.rambler.ru

Зачем люди уходят в монастырь? Для чего нужно монашество?

Ново-Тихвинский женский монастырь и журнал «Славянка»

Зачем уходить из мира, если заповеди можно исполнять где угодно? Зачем отрекаться от радостей жизни? Почему в монашество уходят люди молодые и полные сил, которым еще жить и жить?

Обзор, подготовленный сестрами Екатеринбургского Ново-Тихвинского женского монастыря, отвечает на эти вопросы.

Преподобный Варсонофий Оптинский в своих записках вспоминает об одной благодатной казанской подвижнице, Евфросинии. Она родилась в богатой и знатной семье, имела блестящее образование и была удивительно хороша собой. Все прочили ей необыкновенный успех в свете. А она решила по-другому и стала инокиней. Как-то матушка Евфросиния рассказала преподобному Варсонофию о том, что побудило ее оставить мир: «Вот, думалось мне, явится Господь и спросит:
— Исполнила ли ты Мои заповеди?
— Но я была единственной дочерью богатых родителей.
— Да, но исполнила ли ты Мои заповеди?
— Но я окончила институт.
— Хорошо, но исполнила ли ты Мои заповеди?
— Но я была красавицей.
— Но исполнила ли ты Мои заповеди?
— …
Эти мысли постоянно тревожили меня, и я решила уйти в монастырь».
Наверное, родственникам матушки Евфросинии ее поступок показался необъяснимым. Действительно, тяга к монашеству большинству людей кажется странной. Зачем же уходят в монастырь?

Зачем уходят в монастырь?


Что думают о монахах современные люди? Да чего только не думают! Типичные представления таковы: если монахиня – молодая девушка, значит, ушла в монастырь от несчастной любви. А может, она просто «со странностями», не смогла вписаться в жизнь современного общества. Если это женщина средних лет – значит, опять же, не сложилась семейная жизнь или карьера. Если женщина в возрасте – значит, хочет на старости лет пожить спокойно, без забот о пропитании. Словом, в монаст

ырь, по общему мнению, идут люди слабые, не нашедшие себя в этой жизни. Когда эти взгляды высказываешь самим монахам или людям, близко знающим монашество, они только смеются. Но кто же, в самом деле, и зачем уходит в монастырь?

Схиигумен Авраам, духовник Ново-Тихвинского женского монастыря:

В обитель приходят самые разные люди – разных возрастов и социального положения. Много молодых, много интеллигентных людей. Что ведет их в монастырь? Желание покаяться, посвятить свою жизнь Богу, стремление к совершенствованию, стремление жить по святым отцам. Существует мнение, что в монастырь идут неудачники. Конечно, это мнение неправильно. В основном, в монастырь идут люди энергичные и решительные. И это не случайно – чтобы избрать монашеский образ жизни, необходимы, в первую очередь, решительность и мужество.

Галина Лебедева, заслуженная артистка России, преподаватель вокала в Ново-Тихвинском монастыре: Людям представляется, будто монастырь – это что-то вроде темницы, где все время плачут, поэтому уйти туда можно лишь от большого горя. Но это просто всеобщее заблуждение. Честно говоря, для меня самой было открытие, когда я увидела радостных и улыбающихся монахинь. Неверно и мнение о том, что в монастырь идут только люди несостоявшиеся, не могущие добиться в жизни успеха. Например, духовник нашей семьи, иеромонах Варсонофий (сейчас настоятель Валаамского подворья в Москве) до прихода в Церковь был человеком очень состоятельным. Он рассказывал, что в то время у него была такая зарплата, что он мог менять машину каждый месяц. Он имел, казалось бы, все. Но в зрелом возрасте ушел в звонари. Не оттого ведь, что он был неудачлив!
Мне кажется, верна поговорка о том, что Господь забирает самых лучших. Вы, может быть, замечали, что среди монахов вообще много молодых и красивых людей? Я поначалу тоже недоумевала: зачем они ушли в монастырь, такие юные, такие прекрасные? А потом поняла: именно потому и ушли, что такие! У таких душа просит большего, чем может дать обычная мирская жизнь.

А как же родители?..

На Руси, да и во всем православном мире, существовала традиция отдавать детей в монахи, с тем, чтобы они были молитвенниками за весь род. Многие благочестивые родители готовили детей к иночеству с детства. Причем это было не только в крестьянских, но и в дворянских семьях. Например, известную подвижницу, игумению Арсению (Себрякову), которая была богатого и знатного рода, в монастырь привез отец. Впрочем, часты были и случаи, когда родители, даже верующие, не желали отпускать свое чадо в монастырь, мечтая видеть его преуспевающим в миру.

Галина Лебедева: У меня дочь – инокиня. Как это произошло? Когда я начинала работать в Ново-Тихвинском монастыре, то приезжала из Москвы через каждые два месяца на три недели. Однажды взяла с собой дочь, сказала ей: «Очень интересный монастырь, тебе понравится». И вот во вторую или третью поездку она сказала, что остается в монастыре. А через год мы с мужем переехали в Екатеринбург, и я устроилась в монастырь на постоянной основе.
Как мы общаемся с ней теперь? Я смотрю на нее и сердцем чувствую, что происходит. И она знает, что я это чувствую. Нам не нужно обсуждать это. Иногда мы говорим на отвлеченные духовные темы, не касаясь личностей. Такое общение выходит за рамки разговора матери и дочери. Мы говорим на равных, как две сестры во Христе, причем моя дочь сейчас понимает все глубже, чем я. Наверно, если бы я сама не работала в монастыре, мне было бы сложнее с ней общаться, потому что у меня были бы другие интересы.
Поначалу мне иногда бывало грустно оттого, что у меня не будет внуков. Но я, как любая мать, прежде всего, хочу, чтобы моему ребенку было хорошо. Я вижу, что в монастыре она счастлива.

Схимонахиня Августа: Что бы я сказала родителям, если их дочь просится в монастырь? Надо постараться посмотреть на это спокойно и благоразумно. Ведь если бы она, допустим, вышла замуж и уехала за границу, то к этому, скорее всего, отнеслись бы с легкостью. Протест против ухода в монастырь иногда бывает у людей просто от непонимания того, что такое монашество. Надо глубоко в это вникнуть, попытаться понять, что привлекло вашего ребенка к этому выбору. Родители глубоко мыслящие, пусть даже и невоцерковленные, постепенно понимают, что их ребенок ступил на этот путь по особому призванию.


Игумен Петр, настоятель Свято-Косьминской пустыни: Большинство родителей стараются воспитывать в детях возвышенные чувства долга и любви. И у некоторых взрослеющих детей душевная потребность в возвышенном и прекрасном достигает апогея – их уже не удовлетворяют идеалы земные, а влечет Небесное. Это часто случается даже в семьях нецерковных. И мне бывает искренне жаль родителей, которые не понимают, что именно те идеалы, которые им удалось вложить в сердце своего ребенка, и заставляют их послушное чадо решаться на такой шаг, как уход в монастырь. Но я уверен, что эта временная родительская скорбь обязательно претворится в радость.
Может быть, кто-то упрекнет детей, которые покидают родителей и уходят в монастырь, в неблагодарности. Но ведь благодарность может выражаться по-разному. Сыновний долг повзрослевших детей заключается в том, чтобы заботиться о своих родителях материально. А в чем выражается благодарность детей, принявших иночество? На самом деле их благодарность самая полная и настоящая: они молятся за родителей, помогают им войти Царствие Небесное. Что может быть больше?

Могу рассказать несколько интересных случаев из моей духовнической практики. Одна девушка (сейчас она уже инокиня) ушла в монастырь. Родители были категорически против, тянули ее домой. У нее из-за этого были очень сильные искушения, мучительная борьба с собой. Но ее душевное томление Господь вознаградил сторицей. Ее отец как-то приехал в обитель — а он был даже не то что малоцерковный, а даже неверующий — и что-то с ним произошло. Он настолько переменился, что принял крещение, хотя раньше и слышать об этом не хотел. Впоследствии к Церкви пришла вся семья этой девушки, жизнь ее родителей совершенно преобразилась. А в другом случае отец, проникнувшись примером дочери, ушедшей в монастырь, сам захотел служить Богу. Сейчас он уже иеродиакон.
Меня в свое время мама тоже очень не хотела отпускать в монахи, плакала. А спустя некоторое время Господь утешил и ее, и меня: они с отцом крестились и обвенчались. Мама потом даже радовалась, что я в обители, спрашивала у меня: «Можно, я всем буду говорить, что у меня сын монах?»

Как уходят из мира?

История поступления в монастырь — это история призвания человека Богом к особому жизненному пути. Такие повествования трогают за душу. И что интересно, в них всегда есть что-то общее. Читаешь ли историю двухсотлетней давности или произошедшую лишь недавно – всегда видишь какое-то особое действие Промысла Божия над человеком, решившимся отречься от мира.

Монахиня Д.: В 1996 году я приехала в Екатеринбург из Тюмени учиться в Архитектурной академии. Мой отец, беспокоясь, как я буду одна в чужом городе, посоветовал мне ходить на могилку настоятельницы Ново-Тихвинского монастыря схиигумении Магдалины и просить помощи, так как он слышал, что она была человеком святой жизни. Я исполнила этот совет, хотя не сразу нашла могилу. В институте у меня всё складывалось успешно, но, видимо, по молитвам матушки Магдалины, появилась непреодолимая тяга к монашеской жизни. Через несколько месяцев учебы я оставила мир, поступила в Ново-Тихвинский женский монастырь, а в 1999 году ко мне присоединилась младшая сестра.

Послушница З.: Желание уйти в монастырь появилось у меня в 16 лет. Мама, узнав об этом, повезла меня на остров Залит к отцу Николаю Гурьянову, надеясь, что он не благословит. Он же, напротив, благословил меня крестом, и, стукнув им по лбу, сказал, что я попаду в монастырь. А потом еще мой духовник как-то назвал меня другим именем. Я ему говорю: «Батюшка, меня не так зовут!» А он мне в ответ: «Значит, в иночестве будешь…». Это произошло в том же году и еще больше укрепило меня в вере в то, что рано или поздно я попаду в монастырь. Но мама была категорически против этого. И обстоятельства в семье были такие, что я не могла ее бросить с маленьким ребенком.
Когда мне было 18 лет, я решила съездить на недельку-другую в Оптину пустынь. И оказалась в поезде на соседнем месте с девушкой, которая тоже ехала в Оптину. Сейчас она — инокиня Ново-Тихвинского монастыря. Тогда мы поразились тому, что со всего поезда мы (обе паломницы!) попали на соседние места. Потом мы какое-то время общались. После нескольких моих переездов с квартиры на квартиру ее координаты потерялись.


В 2005 году при очередном переезде они нашлись. Я позвонила ей, и от ее мамы узнала, что она уже несколько лет в монастыре, что она меня разыскивала, но не нашла. Дождавшись летних каникул, я поехала в Ново-Тихвинский монастырь. И через неделю поняла, что хочу здесь остаться навсегда, так как с первых дней почувствовала духовную пользу. Вот — я ждала 11 лет, когда Господь устроит так, что мой уход из мира станет возможным. Последние два года жить в миру мне было просто скучно, хотя внешне все обстояло хорошо — общительная, благополучная девушка, заканчивает вуз… Но себя не обманешь. Сейчас мне даже страшно подумать о жизни вне монастыря, без духовного окормления, которое я здесь получаю.

Инокиня И.: В обитель я пришла, можно сказать, неожиданно для самой себя. Мы с подругой приехали в монастырь как паломницы, в основном только из любопытства. Многое оказалось совсем не таким, как представлялось раньше, многое было непривычно. Я видела, как молятся сестры на богослужениях, как общаются они друг с другом на послушаниях – и это меня потрясало. Я обнаружила, что жизнь может быть совсем другой, что у сестер она – самая радостная, насыщенная, счастливая. Мирские радости – искусство, общение с друзьями, увлечения, путешествия, земная любовь – все это прекрасно и имеет право быть. Но без Бога это лишь пена морская – нахлынула, и нет ее. А если ты живешь для Бога и, живешь с Богом, то все остальное, в общем-то, уже не обязательно… И вскоре я поняла, что останусь здесь, что я нашла себя.

Схимонахиня Августа: Ново-Тихвинский монастырь получил свое начало в 1994 году. Именно в этом году, в августе месяце я сюда пришла. До этого я была знакома с духовником обители, отцом Авраамом. В первый раз я увидела его в Верхотурье, когда он говорил проповедь для сестер Покровского монастыря. Меня эта проповедь потрясла. Хотя раньше я слышала выступления гениальных людей, профессоров, но там было просто красноречие, знание своего дела, а здесь что-то коснулось сердца. Батюшкины слова проникли до глубины души. Стала к нему ездить.

Мне тогда было 57 лет, и батюшка говорил: «Ты в монастырь, наверно, в таком возрасте не пойдешь?» Он боялся ошибиться, не знал, смогу ли я выдержать монашескую жизнь. Поэтому он мне велел ехать на остров Залив к отцу Николаю Гурьянову за благословением. Я туда съездила, как на крыльях слетала. Отец Николай мне сказал: «Иди, деточка, в монастырь». И я пошла.

Игумен Петр: Я знаю одну монахиню с удивительной судьбой. До своего ухода в монастырь она не ходила в храм и вообще мало интересовалась вопросами религии. Была известным концертмейстером, многие музыканты и оперные артисты мечтали работать вместе с ней. Священным идеалом для нее была музыка, которой она посвятила всю свою жизнь. И когда она пришла в храм и встретилась со священником, то речь (конечно, не случайно) пошла о служении высшим ценностям. Она только познакомилась с христианством — и ее душа сразу распалилась желанием чего-то большего, чем обыденная жизнь в миру. И уже через месяц эта женщина была в обители.
А вот другой пример. Молодая девушка у себя на работе, в офисе услышала, как кто-то, совершенно отвлеченно, сказал: «Вот бы увидеть человека, который ради Бога оставил все!» Эти слова запали ей в душу. Она долго не могла их забыть, думала об этом. А потом в один прекрасный день поняла, что хочет именно так и поступить — ради Бога оставить все.

Кто может поступить в монастырь?

Когда люди, в особенности юные, приходят к Богу, у них часто возникает стремление к монашеству. Радость человека, который обрел сокровище веры, столь велика, горение его сердца столь сильно, что он желает совершенно переменить свою жизнь. Конечно, это прекрасно, однако человек должен отдавать себе отчет, на что он решается. Уходить в монастырь, не понимая зачем, — это чревато тяжелыми разочарованиями. Выбор монашеского пути — выбор достойный и высокий, но очень ответственный. Кто может и кто не может поступить в монастырь? Что дает человеку пребывание в монашестве?

Игумения Домника, настоятельница Ново-Тихвинского монастыря: Каким бы путем ни вел Господь, Он приводит человека в монастырь через осознание высоты этого пути, его спасительности, через желание жить ради Бога, служить Ему одному, через внутреннюю потребность сугубого покаяния. Игумения Магдалина (Досманова), руководившая нашей обителью перед ее закрытием в 1918 году, говорила так: «Я принимаю не тех, кто не может жить с людьми, а тех, кто не может жить без Бога».
Если говорить о препятствиях, то, прежде всего, не может поступить в монастырь человек, связанный семейными узами и имеющий маленьких детей. Иногда преградой на пути к монашеской жизни бывает и преклонный возраст, когда телесные немощи и укоренившиеся привычки мешают полностью изменить свою жизнь. Но если этих препятствий нет, если человек имеет твердое намерение отречься от мира, безусловно, ничто не может ему помешать поступить в обитель. Нужно также помнить, что в монастырь не уходят от несчастной любви или жизненных неудач. Монах – это человек, который оставил все ради жизни по Евангелию, ради спасения души в вечности и любви к Богу.
Каждая пришедшая сначала некоторое время проживает в монастыре в качестве паломницы (от нескольких дней до нескольких месяцев, в зависимости от внутренней готовности к монашеской жизни). После этого она еще около года проводит жизнь в обители — уже не как паломница, а как сестра, полностью включаясь в жизнь сестринства — и лишь потом становится послушницей.

Столь длительный срок испытания необходим для того, чтобы у нее было время присмотреться к укладу жизни в монастыре, проверить свое желание оставить мир. Время испытания может быть увеличено или сокращено по тщательном рассуждении настоятельницы и совете ее с духовником и старшими сестрами монастыря.
Тем, кто чувствует в себе влечение к иноческой жизни, я бы посоветовала почитать духовную литературу о монашестве, например, «Приношение современному монашеству» святителя Игнатия (Брянчанинова).

Схиигумен Авраам: Кому я не советовал бы идти в монастырь? Тому, кто думает, что монастырь – это место, где он спасется от трудностей, спрячется от своих неудач. Монашество – это, конечно, беспечальный образ жизни, в том смысле, что избавляет нас от мирских забот, от суеты. Но в то же самое время это гораздо более трудный крест, чем семейная жизнь. Вообще, нужно сказать, что и монашество, и семейная жизнь – это крестоношение.

Если человек уходит в монастырь только по той причине, что не хочет нести семейный крест, то он разочаруется. Взвалив на себя крест монашеский, он получит не меньшие трудности.

Для всех ли монашество? Монашество – для всех, кто его желает. Но всё же это путь немногих, и нужно тщательно осмотреться и хорошо подумать, готов ли ты к этому. Потому что, сделав выбор, ты должен сохранить его в течение всей своей жизни и, по словам Спасителя, не оглядываться назад, подобно жене Лотовой.

Игумен Петр: Желание стать монахом — это прежде всего отклик человеческого сердца на призыв Христа следовать за Ним без оглядки, ничего не оставлять для себя, вплоть до своей жизни. Отдаваясь в послушание Богу, человек уже не отвечает за завтрашний день. Завтрашний день сам устраивается для него Господом, ясно видящим потребности его сердца. Отсюда и происходит величайшая жизненная гармония в подлинном монашестве, так услаждающая душу инока.

Совсем иное дело — жизнь в миру. Там человек, как правило, движим исключительно собственными интересами. Он полагается только на собственную волю и собственные силы, и, естественно, уже сам и отвечает за последствия своих действий. От этой надежды только на себя жизнь человека становится похожей на игру в рулетку.

Человек часто находится в ожидании чего-то враждебного, к нему то и дело подступают чувства одиночества, тревоги, страха. Этим и объясняется непреодолимая потребность современного человека держаться за малейшие утешения в жизни. Жизнь с Богом и для Бога совершенно устраняет из души это смятение. А в полной мере такая жизнь возможна именно в монашестве.

Неужели монахи в самом деле счастливы?

Крест иночества многим кажется слишком тяжелым. На монахов часто смотрят с каким-то соболезнованием, как на узников: их жизнь кажется совершенно безрадостной. Но так ли это?

Игумения Домника: Один из преподобных Оптинских старцев сказал: «Монашеская жизнь трудная – это всем известно, а что она самая высокая, самая чистая, самая прекрасная и даже самая легкая, что говорю легкая – неизъяснимо привлекающая, сладостнейшая, отрадная, светлая, радостию вечною сияющая, – это малым известно».

Почему монашество так отрадно? Потому что монахи стараются жить по заповедям Евангелия. А жить по Евангелию – значит уже здесь, в этой земной жизни, жить во Христе. Конечно, и в миру христиане стараются вести добродетельный образ жизни, но в монастыре для этого созданы наиболее благоприятные условия. Смиряться, быть кротким и снисходительным, предпочитать молитву любому развлечению – мир часто воспринимает все это как юродство. И человек, который исполняет эти добродетели, постоянно чувствует себя «белой вороной».

А в монастыре можно все это делать без всякого страха и оглядки на человеческое мнение, свободно и смело, более того – с радостью. Если сказать просто: принимая монашество, человек теряет мирские пристрастия, эти оковы души, и приобретает свободу духа, свободу жить евангельской жизнью и потому находит счастье.

Схимонахиня Августа: Цель всякого православного христианина – преобразить свою душу, очистить ее от страстных увлечений и навыков. В монастыре он именно этим и занимается. Конечно, это не безболезненно. Но постепенно, когда человек видит в себе изменения – пусть и очень маленькие! – этот путь становится для него все легче и легче. Постепенно у него как бы просветляется ум и сердце, он трудится над своей душой осмысленно, видит результаты и от этого чувствует огромную радость.

Игумен Петр: Что такое счастье? Это момент, когда сердце человека преисполнено величайшей благодарностью к самой жизни. В такие минуты человек испытывает сильнейшее убеждение, что именно для такой жизни он родился и ничего другого ему не надо. Все естество человека, кажется, в этот момент пронизано жизненной насыщенностью. Если заглянуть в сердце даже новоначальной послушницы, то можно увидеть, что именно такими чувствами оно и наполняется.

Трудно объяснить постороннему наблюдателю кажущиеся противоречия монастырской жизни. Человек плачет — а плач радостный. Терпит трудности — а они приносят душе утешение. Черный подрясник с апостольником у многих вызывает ужас — а у самой девушки-послушницы этот монашеский наряд порождает щемящее чувство сердечного, духовного восторга. «Вся слава дщере царевы внутрь…» В сердце человека что-то происходит — порой даже непонятное для него самого, таинственное и неизъяснимо прекрасное.

…Что же такое монашество? Приведем еще один замечательный эпизод из воспоминаний преподобного Варсонофия Оптинского: «У батюшки отца Амвросия был в миру друг, очень не сочувствующий монахам. Когда отец Амвросий поступил в монастырь, тот написал ему: „Объясни, что такое монашество, только, пожалуйста, попроще, без всяких текстов, я их терпеть не могу“. На это отец Амвросий ответил: „Монашество есть блаженство“.

Действительно, та духовная радость, которую дает монашество еще в этой жизни, так велика, что за одну минуту ее можно забыть все скорби житейские, и мирские, и монашеские». Наверное, точнее не скажешь.

Читайте также:

Дмитрий Соколов-Митрич. Настоящее материнство – это то же монашество

Словарь Правмира — Монастырь, монашество

www.pravmir.ru

«Я провела в монастыре 18 лет» — The Village

Меня сделали старшей сестрой по стройке, отдали учиться на шофера. Я получила права и стала выезжать в город на фургоне. А когда человек начинает постоянно бывать за воротами, он меняется. Я стала покупать спиртное, но деньги-то быстро заканчивались, а в привычку уже вошло, — стала потаскивать из монастырских закромов вместе с подружками. Там была хорошая водка, коньяк, вино.

Мы пришли к такой жизни, потому что смотрели на начальство, на матушку, ее подругу и их ближний круг. У них без конца были гости: менты с мигалками, бритоголовые мужики, артистки, клоуны. С посиделок они высыпали пьяные, от матушки разило водкой. Потом всей толпой уезжали в ее загородный дом — там с утра до ночи горел телевизор, играла музыка.

Матушка стала следить за фигурой, носить украшения: браслеты, броши. В общем, стала вести себя как женщина. Смотришь на них и думаешь: «Раз вы вот так спасаетесь, значит, и мне можно». Раньше-то как было? «Матушка, я согрешила: съела в пост конфетку „Клубника со сливками“». — «Да кто ж тебе сливки туда положит, сама-то подумай». — «Ну конечно, ну спасибо». А потом уже стало на все это насрать.

Мы привыкли к монастырю, как привыкают к зоне. Бывшие зэки говорят: «Зона — мой дом родной. Мне там лучше, я там все знаю, у меня там все схвачено». Вот и я: в миру у меня ни образования, ни жизненного опыта, ни трудовой книжки. Куда я пойду? К маме на шею? Были сестры, уходившие с конкретной целью — выйти замуж, родить ребенка. Меня никогда не тянуло ни детей рожать, ни замуж выходить.

Матушка на многое закрывала глаза. Кто-то доложил, что я выпиваю. Матушка вызвала: «Где берешь эту выпивку-то?» — «Да вот, на складе, у вас все двери открыты. У меня денег нет, ваших я не беру, если мне мать дает деньги, я на них только „Три семерки“ могу купить. А у вас там на складе „Русский стандарт“, коньяк армянский». А она говорит: «Если хочешь выпить, приходи к нам — мы тебе нальем, не проблема. Только не надо воровать со склада, к нам ездит эконом от митрополита, у него все на учете». Никаких моралей уже не читали. Это 16-летним парили мозги, а от нас требовалась только работа, ну, и рамки какие-то соблюдать.

www.the-village.ru

«Написать записки трем монахам в трех монастырях». 100 самых действенных ритуалов для исполнения желаний от самых известных экстрасенсов

Папюс: «Написать записки трем монахам в трех монастырях»

Папюс (настоящее имя – Жерар Анаклет Венсан Анкосс) – французский оккультист, маг и целитель, живший в начале XX века. Прославился как автор свыше 400 статей и 25 книг по магии, каббале и Таро. Он считался видной фигурой в различных оккультных организациях и парижских спиритуалистических и литературных кругах конца XIX и начала XX столетий. На русском языке выходили такие его книги, как «Практическая магия», «Магия и Гипнотизм», «Первоначальные сведения по оккультизму», «Наука о числах», «Каббала, или Наука о Боге, Вселенной и Человеке», «Генезис и развитие масонских символов».

Во многих своих публикациях Папюс затрагивает тему исполнения желаний. Он, правда, оговаривается, что человеку, занимающемуся магией, никакие ритуалы не нужны – его энергетика настолько сильная, что ему достаточно подумать о желании, как оно непременно сбудется. Тем же, кто привык полагаться не на силу мысли, а на пошаговые инструкции, Папюс рекомендует сразу несколько сильнейших по его мнению ритуалов.

Самый действенный из них – такой. Возьмите три бумажки равного размера и на всех слово в слово напишите или нарисуйте свое желание. Желательно использовать одного цвета карандаш, писать буквы одного размера и даже нажимать на карандаш с одинаковой силой. Сверните бумажки. Теперь вам предстоит за три дня (можно все сделать в один день) съездить в три разных монастыря. В каждом проделать следующее: подойти к монаху (любому), дать ему бумажку-записку и попросить его помолиться за вас. Чтобы не было лишних вопросов, можно сказать, что вы очень стесняетесь и просите его прочитать записку, когда вы уже покинете обитель. То есть вам нужно трем монахам в трех разных монастырях вручить по одной записке. Даже если они не прочитают их и не помолятся за вас – это не важно, ритуал сработает и желание исполнится.

Для другого ритуала потребуются три воробьиных пера. Лучше – выдернутых из пойманной живой птицы, но сойдут и потерянные воробьем перья. Заверните их в шелковую тряпочку, положите в чарку, залейте свежим жидким медом, поставьте на стол, зажгите рядом свечу и, смотря на ее пламя, проговорите свое желание ровно 100 раз, после чего возьмите горсть заранее приготовленного любого зерна (какое ест воробей), насыпьте сверху в чарку, сказав трижды: «Клюв, перо, да два крыла». После этого погасите свечу, а чарку с содержимым отнесите на улицу и поставьте на обочине любой дороги.

Третий, самый простой, но менее эффективный ритуал Папюса – такой. Нужно взять большой свежий лавровый лист, белую свечу, любое золотое украшение или несколько золотых монет и огнеупорную емкость. Зажгите свечу. На пламя наговорите свое желание. Своими словами попросите благословения у Бога или любого всевышнего – кого почитаете. Далее положите в огнеупорную емкость лавровый лист, золотое изделие и, взяв в руки свечу, наклоните так, чтобы она, расплавляясь, капала на дно емкости. Пока свеча тает, произносите много-много раз: «Силой небес, Силой Вселенной, Силой чудес, Мое желание осуществилось, Как повелел (-а) я, так и свершилось!». Когда свеча прогорит, закопайте емкость в землю и ждите.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

esoterics.wikireading.ru

13 изречений афонских монахов о влиянии блудной страсти на человека

Блуд является одним из семи смертных грехов. Мы собрали изречения святых и старцев Святой Горы Афон о том, чем опасен этот грех, и как с ним бороться.

1. «Блудная сфера – это сила, которая движет миром. Она определяет почти все мотивы человека. Только малейшая неосторожность… и ты - в водовороте! От нее никто не застрахован: ни болезнь – ни возраст не дадут никакой гарантии. Это вообще почти неконтролируемое влечение. Настоящая магия, которая действует подсознательно. Блуд – это сила, которая управляет всем миром… На мужчин он действует как магнит чудовищной мощи, притягивая все их душевные силы, а у женщин – просто неуправляемая магия, которая может вызывать почти неосознанные жесты, неуловимые движения…». (Монах Симеон Афонский).

2. «Всеми признана та истина, что от воззрения рождается похотение и наоборот: где не было воззрения, там и не возникнет похотения, как о том пишет Сирах:«Блуд женский в возвышении очес»(Сир. 26, 11). Потому-то глаз и окружен веками, чтобы, как девица (по-гречески – зрачок и девица), скрываться от посторонних во внутренних покоях». (Преподобный Никодим Святогорец).

3. «Как при пожаре, если желающий погасить его станет как-нибудь пресекать пламя сверху, нисколько не успеет в деле погашения. Если же отторгнет вещество горючее, пожар тотчас умалится и стихнет. Так и в отношении к блудным страстям, если не иссушить источника помыслов внутри молитвою и смирением, а только постом и умерщвлением тела вооружиться против них, то безуспешно будешь трудиться. Если же источник освятишь смирением и молитвою, то сообщишь освящение и внешнему телу». (Святитель Григорий Палама).

4. «Каждый человек принимает блудные помыслы, получает раны и побеждает в борьбе с ними. Если же нет, то падает. В этом цель бесов: блудный грех – это их полная победа на десятки лет! Они получают за это особые награды и повышения. Дело в том, что падение в блуд столь сильно поражает душу, что эта рана оказывается почти неизлечимой. Поражается именно ум, он открывается для помыслов и становится беззащитен на десятки лет… Можно сказать, что блуд полностью убивает душу. Если гнев разрушает на время, то блуд – просто уничтожает. Блуд парализует душу - не навсегда, но на какое-то длительное время...». (Монах Симеон Афонский).

5. «Итак, берегись от нежных рукопожатий, поскольку чувство, возникающее от прикосновений, намного быстрее вовлекает в грех. Знай же, что трудно освободиться от страстных чувств, возникших от осязания, и внемли себе всеми силами. И действия других чувств значимы, хотя иногда и кажется, что от них далеко до греха; осязание же – это уже начало греха. Внемли, чтобы не приближаться ни рукой, ни ногой твоей близко к телу другого, и уж тем более молодого». (Преподобный Никодим Святогорец).

6. «Послушай, что говорит Павел: «Во избежание блуда, каждый имей свою жену». Не сказал «для избавления от бедности или для приобретения богатства», но что же тогда? Чтобы мы избегали блуда, сдерживали похоть, жили воздержанно и были приятны Богу, довольствуясь своей супругой. В этом состоит дар брака, его плод и польза. Итак, оставляя большее, не проси меньшего: потому что богатство гораздо менее воздержания. Потому одному только нам надо жениться, чтобы избежать греха и избавиться от любого блуда. Потому должно жениться, чтобы брак помогал упражняться в воздержании». (Старец Иосиф Ватопедский).

7. «Когда нас искушает плотская похоть, в этом не всегда виновата плоть. Ведь плотская брань может происходить также от помыслов осуждения и гордости. Сначала нам надо отыскать причину постигшего нас искушения и потом уже предпринимать соответствующие действия. Не надо сразу, не разобравшись, в чём дело, противодействовать плотской брани постом, бдением и тому подобным». (Преподобный Паисий Святогорец).

8. «По причине блуда наступил и оный всемирный Потоп для называвшихся вначале «сынами Божиими», и на Содомлян сошел огонь с неба, и беды постигли Израильтян, согрешивших с Моавитянками. Блуд был причиной и оного уничтожения их во множестве, и для нас ныне, думаю, является причиной поражений от варваров и всевозможных внутренних и внешних зол и несчастий». (Святитель Горигорий Палама).

9. «Гражданский брак – ничто иное как блуд. Только в Таинстве Венчания супруги и их будущее потомство получают Божие благословение». (Старец Ефрем, скитоначальник афонского скита святого Андрея Первозванного).

10. «Помните постоянно, при нашествии блудных помыслов, возникновении потока их, особенно когда возникает навязчивость, значит, - тайное превозношение началось… Они - как спутники. Если мы себя выправим в смирении, помыслы уйдут... Целомудрие – это большая защита. Человек, не познавший блуд, для бесов не доступен. Разрушаются их козни. Бесы могут использовать только то зло, которое ты познал. Они узнают по твоей реакции, но главное для них – ощущать энергии человека. И чем чище у него энергии, тем он более недоступен для нападений. Они даже подойти не могут. Их ломает, их как током бьет на расстоянии». (Монах Симеон Афонский).

11. «Валяющийся в блуде является общей скверной для Церкви, и посему от такого всем долженствует отвратиться». (Святитель Григорий Палама).

12. «Свобода творить блуд, или невоздержанно есть и пьянствовать, или злопамятствовать, насиловать и убивать, или другое что в этом роде — совсем не есть свобода, а как Господь сказал: «всякий, творящий грех, раб есть греха». Надо много молиться, чтобы избавиться от этого рабства». (Архимандрит Софроний (Сахаров), ученик и биограф преподобного Силуана Афонского).

13. «Наиболее распространён в современном обществе плотской грех. […] Демон плотского греха делает злую работу во всем мире, и мир уже давно превратился в Содом и Гоморру. Разумеется, большинство грехов делается тайно, а не явно. Если сейчас явно делаются такие страшные плотские грехи, то представьте, какие более страшные совершаются тайно. Разумеющий да разумеет». (Старец Ефрем, скитоначальник афонского скита святого Андрея Первозванного).

фонд «Православное наследие Украины на Святой Горе Афон»

pravlife.org

Откровения монахини об искушениях, о церковных проблемах и жизни без Бога

Кто эти люди, которые добровольно отрешаются от внешнего мира? Все ли монахи действительно праведны? Как выглядит церковный бизнес? Об этом на правах анонимности рассказала нашему иностранному корреспонденту Сергею Поживилко монахиня сербской православной церкви.

Сегодня трудно представить жизнь без мобильника, компьютера, радио и телевидения. Но уходящий в монастырь должен от всего этого отказаться. Мобильный телефон есть только у тех, кто исполняет управленческие и хозяйственные функции. Как правило, лишь у настоятеля или того, кто его замещает на время отсутствия. Строгие правила распространяются и на семинаристов. У них были проблемы из-за просмотра спортивных соревнований по телику. Самим спортом заниматься можно, но времени на него остаётся не много.

В среднем в день в молитвах и заботах проводишь до 20 часов. Сколько требуется – столько и трудишься. Жить приходится в тяжёлых условиях. Несколько лет я спала у отсыревшей стенки. Храмы не отапливаются, поэтому женские болезни среди монахинь не редкость. Сербия – страна религиозная. В маленьком селе может быть несколько храмов. А монастырей в своё время насчитывалось больше 2 тысяч. Их строили с таким расчётом, чтобы за день можно было пешком добраться от одного до другого. Но войны и коммунистический режим нанесли церкви серьёзный урон. Сейчас идёт восстановление храмов, но с трудом.

В восстановленных монастырях не всегда есть средства на отопление. И монахов не хватает. Несколько десятков – уже большой монастырь, а бывает и так, что есть только настоятель и один монах.

У нас нет воинствующих атеистов, вандализма и надругательства. Монастыри и церкви не охраняются, часто в них нет служителей, открыто лежат пожертвования, свечи. Святое место само себя бережёт

Дисциплина в монастыре жёсткая, даже с армейской не сравнить. Ни оспорить, ни обжаловать распоряжение нельзя. Мне, например, настоятельница сказала бюстгальтер не надевать, хотя в других монастырях такого нет. Но это касается уклада. Вопросы веры обсуждаемы. Недавно несколько епископов покритиковали публично действия патриарха по косовской проблеме. В остальных случаях – послушание абсолютное. Это серьёзное испытание, особенно когда видишь, что что-то делается абсолютно неправильно. С этим сложно мириться, но приходится. Также неверно мнение, что монастырь автоматически смиряет плоть. Во всяком случае, у женщин усталость этого не гарантирует. Тоже испытание.

Святые и грешные

Разные люди приходят в монастыри. И те, кто открыл для себя Бога, и те, кто надеется его обрести, и разочаровавшиеся в миру, потерпевшие в нём неудачу. В бедных странах нельзя исключить и вероятность обретения стабильного быта, возможности духовного развития без оглядки на хлеб насущный. Кстати, в монастырях немало людей с высшим образованием, а то и не с одним. Монашество вовсе не исключает получения диплома, причём не только по теологии. В одном греческом монастыре четверть монахинь обучаются на фармацевтов, технологов и других специалистов, необходимых для развития подсобного производства.

Православная церковь едина. Поэтому есть у нас послушники, монахи, а порой и настоятели из Греции, России и с Украины. Думаю, это всем идёт на пользу, ведь все мы братья и сёстры.

Все ли служат одинаково ревностно и избегают мирских искушений? У каждого – личный ответ перед Богом, и не нам судить ближних. Довелось видеть и корыстолюбие, и узнавать о сексуальных проявлениях – церковный «телеграф» работает хорошо. Но всё же несравненно больше подвижников, людей высокой образованности и духовности, а то и просто святых. Мне судьба подарила счастье служить патриарху Сербскому Павлу. Он ликвидировал автопарк в патриархии, ездил общественным транспортом, сам чинил двери и электропроводку. Половина яблока или стакан томатного сока были его дневным рационом. Когда он был епископом в Косово, албанцы отнимали у него деньги в автобусе, избивали, издевались как могли, а он сносил всё это безропотно. Он не признан пока святым, но люди называли его так уже при жизни.

Бизнес и пожертвования

Церковь у нас бедная, государство ей не помогает. Деньги даются только приходам в Косово. Причём у нас считается, что церковь не только должна восстанавливать и строить храмы, но и помогать нуждающимся. Источника доходов два – благотворительность и бизнес. Богатые помогают деньгами, бедные дают копеечку и трудятся без оплаты. Жертвуют даже особы королевских кровей, часто других конфессий. Например, принц Чарльз… Но это такое дело: дали – хорошо, не дали – тоже хорошо.

Свой труд надёжнее. Кроме предметов культа в монастырях производятся продукты, лекарства, косметика. Чем только не приходится заниматься – пасека, сад, виноделие, цветоводство. Сама я могу ездить на всех видах транспорта, включая трактор, фельдшерить, шить-вышивать, работать парикмахером. Так что церковь бизнес ведёт вовсю. Только прибыль отдаётся полностью другим.

Любовь, а не страх

Церковь у нас в стране – уважаемый институт. Хотя далеко не все воцерковлены и глубоко знают веру. В часовне Георгия Победоносца видела следы поцелуев на иконе – змею больше досталось, чем святому. Иного и ждать не приходится после стольких лет истребления веры. Настоящее чудо, что большинство предков религию всё же не утратили и пусть по праздникам или в тяжёлую минуту, но в храмы приходят.

Зато у нас нет воинствующих атеистов, вандализма и надругательства. Монастыри и церкви не охраняются, часто в них нет служителей, открыто лежат пожертвования, свечи. Святое место само себя бережёт. Нет и агрессии к безбожникам. Их надо жалеть и любить, а не наказывать: ты с Богом душой богат, а он беден... И страхами в храмы не надо затягивать. Чего адом в загробной жизни пугать, если и в этой в нём живут? Бог – это любовь. Где её нет – там и Его нет.

versia.ru


Смотрите также