Попов осенние люди


         (72) – Люди, жив мой дед! (73)Мой умный, добрый, осенний дед! (74)Мой остров! (75)Моя Земля!                                                         (По А.Попову)*Алексей Дмитриевич Попов – советский актёр, режиссёр, теоретик театра, педагог.

(1)Закружился в диком танце осени, спрятал под листвой дороги, перепутал всё на свете листопад. (2)Хорошо бродить, утопая в листве. (3)Хорошо набирать её полные руки, заставлять кружиться вновь и вновь, осыпая голову, плечи…         (4) – Дедушка, скажи что-нибудь грустное.         (5) – Осенние листья.         (6) – А грустнее?         (7) – Осенние звёзды.         (8) – Грустнее осенних звёзд бывает?         (9) – Осенние птицы.         (10) – Дедушка, есть осенние люди?         (11)Его давно нет на свете, моего деда, а как прижмёт, защемит, – забываю, что нет. (12)Мой добрый, мой умный дедушка живёт во мне. (13)Он мой остров, мой материк, моя Земля.         (14) – Дедушка, есть второе дыхание, а любовь бывает вторая? (15)Ответь, дед, мне это очень нужно.         (16) – Если ты мне скажешь: первая звезда, – я пойму. (17)Это начало счёта, это надежда на звёздное небо.         (18) – Дед, ну причём здесь звёздное небо? (19)Ты прямо ответь, бывает или нет?         (20) – Если ты скажешь: первое блюдо, я пойму – хочешь кушать и надеешься на второе и третье. (21)Но когда говорят: первая любовь, – я не понимаю, что это? (22)Начало счёта или надежда на вторую и третью?         (23) – Дед, я, наверное, старею, мне хочется быть счастливым.         (24) – Глупый ты ещё. (25)Пойми, внук: Маму, Родину, Любимую не нумеруют.         (26) – Дед, она не любит меня.         (27) – А ты сам как к себе относишься?         (28) – Плохо, дедушка, совсем плохо.         (29) – А летать ты пробовал?         (30) – Дед, средний я, серый, какие там полёты.         (31) – Объясни, такого не понимаю.         (32) – Дедушка, ты не представляешь, как трудно быть средним. (33)Чувствовать себя щенком перед слонами и понимать – они это знают. (34)Сознавать себя собакой перед мышами и знать: они этого никогда не поймут. (35)Я ненавижу себя, иногда хочу стать мышью – их не обижают, они маленькие. (36)Шмыгаю я, дед.         (37) – Она тебя замечает?         (38) – Никто я для неё. (39)Моя жизнь – ожидание кости. (40)Иногда меня гладят, а я не знаю, что делать: лаять или лизать руку, которая гладит, а может ударить.         (41) – К себе не подпускай, вешай объявления на столбах.         (42) – Шутишь, дед, какие объявления?         (43) – Продаётся собачья шкура.         (44) – А если придут за шкурой?         (45) – На вырученные деньги купишь скрипку.         (46) – Зачем мне скрипка, дед?         (47) – Станешь играть любимой.         (48)У меня нет родной деревни – мне некуда ехать, у меня нет отчего дома. (49)Моя отчизна – мой дедушка, его слова, его мысли. (50)Он учил меня любить, видеть, думать, хотел научить летать, но не успел.         (51)Мы ходили с ним среди сосен и смотрели в небо. (52)Дед говорил о каждой звезде, а ещё мой дедушка был влюблён в Луну. (53)Он знал о ней всё.         (54)Как-то сказал:         (55) – Одни учёные утверждают: лунные кратеры – остатки потухших вулканов, другие доказывают – следы метеоритов. (56)Я уверен, лунные кратеры – застывшие взгляды великих. (57)Вот очи Пушкина, а здесь глаза Блока, дальше – взор Бунина, а прямо перед тобой – Маяковского; Луна – музей любви человека. (58)Но чтобы попасть в этот музей, нужно любить так, чтобы сгорать, как метеорит, с ума сходить, как вулкан!         (59) – Не получается у меня, дед.         (60) – Что не получается?         (61) – Ничего не понимаю, во всём запутался. (62)Дедушка, а кто они такие – осенние люди? (63)Может, я и есть осенний?         (64) – Нельзя мне все вопросы решать за тебя, есть такие, на которые ответишь только сам.         (65) – Ой, дед, завидую я тебе.         (66) – Это не так уж и плохо, я интересно жил.         (67) – Дедушка, а как дальше мне, что делать?         (68)Засыпая, я вновь услышал его голос:         (69) – Внук, так хочется, чтобы ты знал: дед твой жив! (70)Жив твой дед!         (71)Я встал, открыл форточку и заорал на всю улицу, во всю ночь:         (72) – Люди, жив мой дед! (73)Мой умный, добрый, осенний дед! (74)Мой остров! (75)Моя Земля!                                                         (По А.Попову)*Алексей Дмитриевич Попов – советский актёр, режиссёр, теоретик театра, педагог.

neznaika.info

//vk.com/russian_100/2016kim14 Разрешается свободное копирование в некоммерческих образовательных целях ТРЕНИРОВОЧНЫЙ КИМ № 011614 (72)— Люди, жив мой дед! (73)Мой умный, добрый, осенний дед! (74)Мой остров! (75)Моя Земля! (По А. Попову*) *Алексей Дмитриевич Попов – советский актер, режиссер, теоретик театра, педагог.

(1)Закружился в диком танце осени, спрятал под листвой дороги, перепутал всё на свете листопад. (2)Хорошо бродить, утопая в листве. (3)Хорошо набирать её полные руки, заставлять кружиться вновь и вновь, осыпая голову, плечи...  (4)— Дедушка, скажи что-нибудь грустное. (5)— Осенние листья. (6)— А грустнее? (7)— Осенние звезды. (8)— Грустнее осенних звёзд бывает? (9)— Осенние птицы. (10)— Дедушка, есть осенние люди? (11)Его давно нет на свете, моего деда, а как прижмёт, защемит, — забываю, что нет. (12)Мой добрый, мой умный дедушка живёт во мне. (13)Он мой остров, мой материк, моя Земля. (14)— Дедушка, есть второе дыхание, а любовь бывает вторая? (15)Ответь, дед, мне это очень нужно. (16)— Если ты мне скажешь: первая звезда, — я пойму. (17)Это начало счета, это надежда на звёздное небо. (18)— Дед, ну причём здесь звёздное небо? (19)Ты прямо ответь, бывает или нет? (20)— Если ты скажешь: первое блюдо, я пойму — хочешь кушать и надеешься на второе и третье. (21)Но когда говорят: первая любовь, — я не понимаю, что это? (22)Начало счета или надежда на вторую и третью? (23)— Дед, я, наверное, старею, мне хочется быть счастливым. (24)— Глупый ты ещё. (25)Пойми, внук: Маму, Родину, Любимую не нумеруют. (26)— Дед, она не любит меня. (27)— А ты сам как к себе относишься? (28)— Плохо, дедушка, совсем плохо. (29)— А летать ты пробовал? (30)— Дед, средний я, серый, какие там полёты. (31)— Объясни, такого не понимаю. (32)— Дедушка, ты не представляешь, как трудно быть средним. (33)Чувствовать себя щенком перед слонами и понимать — они это знают. (34)Сознавать себя собакой перед мышами и знать: они этого никогда не поймут. (35) Я ненавижу себя, иногда хочу стать мышью — их не обижают, они маленькие. (36)Шмыгаю я, дед. (37)— Она тебя замечает? (38)— Никто я для неё. (39)Моя жизнь — ожидание кости. (40)Иногда меня гладят, а я не знаю, что делать: лаять или лизать руку, которая гладит, а может ударить. (41)— К себе не подпускай, вешай объявления на столбах. (42)— Шутишь, дед, какие объявления? (43)— Продаётся собачья шкура. (44)— А если придут за шкурой? (45)— На вырученные деньги купишь скрипку. (46)— Зачем мне скрипка, дед? (47)— Станешь играть любимой. (48)У меня нет родной деревни — мне некуда ехать, у меня нет отчего дома. (49)Моя отчизна — мой дедушка, его слова, его мысли. (50)Он учил меня любить, видеть, думать, хотел научить летать, но не успел. (51)Мы ходили с ним среди сосен и смотрели в небо. (52)Дед говорил о каждой звезде, а ещё мой дедушка был влюблён в луну. (53)Он знал о ней всё. (54)Как-то сказал: (55)— Одни учёные утверждают: лунные кратеры — остатки потухших вулканов, другие доказывают — следы метеоритов. (56)Я уверен, лунные кратеры — застывшие взгляды великих. (57)Вот очи Пушкина, а здесь глаза Блока, дальше — взор Бунина, а прямо перед тобой — Маяковского; Луна — музей любви человека. (58)Но чтобы попасть в этот музей, нужно любить так, чтобы сгорать, как метеорит, с ума сходить, как вулкан! (59)— Не получается у меня, дед. (60)— Что не получается? (61)— Ничего не понимаю, во всём запутался. (62)Дедушка, а кто они такие — осенние люди? (63)Может, я и есть осенний? (64)— Нельзя мне все вопросы решать за тебя, есть такие, на которые ответишь только сам. (65)— Ой, дед, завидую я тебе. (66)— Это не так уж и плохо, я интересно жил. (67)— Дедушка, а как дальше мне, что делать? (68)Засыпая, я вновь услышал его голос: (69)— Внук, так хочется, чтобы ты знал: дед твой жив! (70)Жив твой дед! (71)Я встал, открыл форточку и заорал на всю улицу, во всю ночь: Единый государственный экзамен, 2016 г. РУССКИЙ ЯЗЫК Тренировочный вариант №14 от 27.02.2016 6 / 8 © 2016 Всероссийский проект «Самоподготовка к ЕГЭ» http://vk.com/ege100ballov Составитель: Савадерова Д.С. Разбор всех заданий: http://vk.com/russian_100/2016kim14 Разрешается свободное копирование в некоммерческих образовательных целях ТРЕНИРОВОЧНЫЙ КИМ № 011614 (72)— Люди, жив мой дед! (73)Мой умный, добрый, осенний дед! (74)Мой остров! (75)Моя Земля! (По А. Попову*) *Алексей Дмитриевич Попов – советский актер, режиссер, теоретик театра, педагог.

neznaika.info

Осенние люди - The Jizn


Закружился в диком танце  осени, спрятал под листвой  дороги, перепутал все на свете листопад. Хорошо бродить, утопая в листве.  Хорошо набирать ее полные руки, заставлять кружиться вновь и вновь, осыпая голову, плечи…

— Дедушка, скажи что-нибудь грустное.

— Осенние листья.

— А грустнее?

— Осенние звезды.

— Грустнее осенних звезд бывает?

— Осенние птицы.

— Дедушка, есть осенние люди?

Его давно нет на свете, моего деда, а как прижмет, защемит, — забываю, что  нет. Мой добрый, мой умный дедушка живет во мне.  Он мой остров, мой материк, моя Земля.

— Дедушка, есть второе дыхание, а любовь бывает вторая? Ответь, дед, мне это очень нужно.

— Если ты мне скажешь:  первая звезда, — я пойму. Это начало счета, это надежда на звездное небо.

— Дед, ну причем здесь звездное небо? Ты прямо ответь, бывает или нет?

— Если скажешь, первое блюдо, я пойму – хочешь кушать и надеешься на второе и третье. Но когда говорят: первая любовь – я не понимаю, что это? Начало счета или надежда на вторую и третью?

-Дед, я, наверное, старею, мне хочется быть счастливым.

— Глупый ты еще. Пойми, внук, Маму, Родину, Любимую не нумеруют.

— Дед, она не любит меня.

— А ты сам к себе как относишься?

— Плохо, дедушка, совсем плохо.

— А летать ты пробовал?

— Дед, средний я, серый, какие там полеты.

— Объясни, такого не понимаю.

— Дедушка, ты не представляешь, как трудно быть средним. Чувствовать себя щенком перед слонами и понимать – они это знают. Сознавать себя собакой перед мышами и знать: они этого никогда не поймут. Я ненавижу себя, иногда хочу стать мышью – их не обижают, они маленькие. Шмыгаю я, дед.

— Она тебя замечает?

— Никто я для нее. Моя жизнь – ожидание кости. Иногда меня гладят, а я не знаю, что делать: лаять или лизать руку, которая гладит, а может ударить.

— К себе не подпускай, вешай объявления на столбах.

— Шутишь, дед, какие объявления?

— Продается собачья шкура.

— А если придут за шкурой?

—  На вырученные деньги купишь скрипку.

— Зачем мне скрипка, дед?

— Станешь играть любимой.

У меня нет деревни – мне некуда ехать, у меня нет отчего дома. Моя отчизна – мой дедушка, его слова, его мысли. Он учил меня любить, видеть, думать, хотел научить летать, но не успел.

Мы ходили с ним среди сосен и смотрели в небо. Дед говорил о каждой звезде, а еще мой дедушка был влюблен в луну. Он знал о ней все.

Как-то сказал:

Одни ученые утверждают: лунные кратеры – остатки потухших вулканов, другие доказывают – следы метеоритов. Я уверен, лунные кратеры – застывшие взгляды великих. Вот очи Пушкина, а здесь глаза Блока, дальний взор Бунина, а прямо перед тобой – Маяковского. Луна – музей любви человека. Но чтобы попасть в этот музей, нужно любить так, чтобы сгореть, как метеорит, с ума сходить, как вулкан!

— Не получается у меня, дед.

— Что не получается?

— Ничего не понимаю, во всем запутался. Дедушка, а кто они такие – осенние люди? Может, я и есть осенний?

— Нельзя мне все вопросы решать за тебя, есть такие, на которые ответишь только сам.

— Ой, дед, завидую я тебе.

— Это не так уж плохо, я интересно жил.

— Дедушка, а как дальше мне, что делать?

Засыпая, я вновь услышал его голос:

— Внук, так хочется, чтобы ты знал: дед твой жив! Жив твой дед!

Я встал, открыл форточку и заорал на всю улицу, во всю ночь:

— Люди, жив мой дед! Мой умный, добрый, осенний дед! Мой остров! Моя земля!

Источник



thejizn.com

Влияние взрослых на формирование личности подростка - Сочинения ЕГЭ

Сочинение по тексту:


Проблему влияния взрослых на формирование личности подростка, юноши рассматривает в своём тексте А. Попов. Автор использует воспоминания героя рассказа о своём деде.

Комментируя эту проблему, замечаешь, как рассказчик заставляет читателя проникнуться чувствами и переживаниями подростка, который доверяет своему деду самые заветные, сокровенные мысли, спрашивает совета. Мудрость взрослого человека, деда, помогает подростку справиться со своими переживаниями, найти своё место в жизни. Дед не даёт советов, не изрекает готовые истины, а своими вопросами, мягким юмором и иронией заставляет юношу самому обрести уверенность в себе. Весь текст построен на диалогах, этим подчёркивается равенство двух близких людей, отсутствие назидательности в словах деда. Читателя поражает то, что юноша смотрит на мир достаточно грустно, а дед, человек, проживший жизнь, помогает ему оптимистичней посмотреть на жизнь, увидеть красоту и многогранность мира. Дед даёт внуку уроки нравственности, делая это с огромным тактом и любовью. Поэтому «осенний дед» и его добрая философия всегда живы в памяти героя.

Автор считает, что надо бережно относиться к юности, к её переживаниям и ошибкам и помогать надо тактично, не унижая личность, а подводя самого человека к размышлениям над собой, своими качествами характера.

Трудно не согласиться с автором текста: как хочется, чтобы у каждого из нас в юности был такой «осенний дед», помогающий решить самые сложные проблемы, которые иногда, в подростковом возрасте, кажутся неразрешимыми! В литературе мы находим множество примеров того, как старшее поколение влияет на молодёжь. 

Например, в повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка» отец Гринёва, человек строгий и суровый, посылая Петрушу в армию, даёт наказ: «Береги платье снову, а честь смолоду». Пётр Гринёв выполняет наказ отца, во всех ситуациях оставаясь верным присяге, воинскому долгу, дворянской чести. Он продолжает традиции своей семьи: верой и правдой служить государству. И пример отца помогает ему в этом.

Похожие отношения связывают старика Сантьяго и соседского мальчика в повести Эрнеста Хемингуэя «Старик и море». Старик учил мальчика премудростям рыбной ловли, но не только этому. Мальчик, живя бок о бок с Сантьяго, научился состраданию, мужеству, терпению, хотя старик и не думал о воспитании подростка. Он своим примером воспитывал его, и, когда понадобилась помощь самому Сантьяго, ему помог маленький человек, полюбивший старика как родного.

Как это прекрасно, когда в жизни подростка, юноши есть мудрый, опытный человек, который без лишних нотаций и поучений поможет молодому человеку найти свой правильный жизненный путь!


Текст А. Попова:


(1)Закружился в диком танце осени, спрятал под листвой дороги, перепутал всё на свете листопад. (2)Хорошо бродить, утопая в листве. (3)Хорошо набирать её полные руки, заставлять кружиться вновь и вновь, осыпая голову, плечи...

(4)— Дедушка, скажи что-нибудь грустное.

(5)— Осенние листья.

(6)— А грустнее?
(7)— Осенние звезды.
(8)— Грустнее осенних звёзд бывает?
(9)— Осенние птицы.
(10)— Дедушка, есть осенние люди?

(11)Его давно нет на свете, моего деда, а как прижмёт, защемит, — забываю, что нет. (12)Мой добрый, мой умный дедушка живёт во мне. (13)Он мой остров, мой материк, моя Земля.

(14)— Дедушка, есть второе дыхание, а любовь бывает вторая? (15)Ответь, дед, мне это очень нужно.

(16)— Если ты мне скажешь: первая звезда, — я пойму. (17)Это начало счета, это надежда на звёздное небо.

(18)— Дед, ну причём здесь звёздное небо? (19)Ты прямо ответь, бывает или нет?

(20)— Если ты скажешь: первое блюдо, я пойму — хочешь кушать и надеешься на второе и третье. (21)Но когда говорят: первая любовь, — я не понимаю, что это? (22)Начало счета или надежда на вторую и третью?

(23)— Дед, я, наверное, старею, мне хочется быть счастливым.

(24)— Глупый ты ещё. (25)Пойми, внук: Маму, Родину, Любимую не нумеруют. (26)— Дед, она не любит меня.

(27)— А ты сам как к себе относишься? (28)— Плохо, дедушка, совсем плохо. (29)— А летать ты пробовал?

(30)— Дед, средний я, серый, какие там полёты. (31)— Объясни, такого не понимаю.

(32)— Дедушка, ты не представляешь, как трудно быть средним. (33)Чувствовать себя щенком перед слонами и понимать — они это знают. (34)Сознавать себя собакой перед мышами и знать: они этого никогда не поймут. (35)Я ненавижу себя, иногда хочу стать мышью — их не обижают, они маленькие. (36)Шмыгаю я, дед.

(37)— Она тебя замечает?    :    
        
(38)— Никто я для неё. (39)Моя жизнь — ожидание кости. (40)Иногда меня гладят, а я не    
знаю, что делать: лаять или лизать руку, которая гладит, а может ударить.        
(41)— К себе не подпускай, вешай объявления на столбах.        
(42)— Шутишь, дед, какие объявления?        
(43)— Продаётся собачья шкура.        
        
(44)— А если придут за шкурой?

(45)— На вырученные деньги купишь скрипку.

(46)— Зачем мне скрипка, дед?

(47)— Станешь играть любимой.

(48)У меня нет родной деревни — мне некуда ехать, у меня нет отчего дома. (49)Моя отчизна — мой дедушка, его слова, его мысли. (50)Он учил меня любить, видеть, думать, хотел научить летать, но не успел.

(51)Мы ходили с ним среди сосен и смотрели в небо. (52)Дед говорил о каждой звезде, а ещё мой дедушка был влюблён в луну. (53)Он знал о ней всё.

(54)Как-то сказал:

(55)— Одни учёные утверждают: лунные кратеры — остатки потухших вулканов, другие доказывают — следы метеоритов. (56)Я уверен, лунные кратеры — застывшие взгляды великих. (57)Вот очи Пушкина, а здесь глаза Блока, дальше — взор Бунина, а прямо перед тобой — Маяковского; Луна — музей любви человека. (58)Но чтобы попасть в этот музей, нужно любить так, чтобы сгорать, как метеорит, с ума сходить, как вулкан!

(59)— Не получается у меня, дед.

(60)— Что не получается?

(61)— Ничего не понимаю, во всём запутался. (62)Дедушка, а кто они такие — осенние люди? (63)Может, я и есть осенний?

(64)— Нельзя мне все вопросы решать за тебя, есть такие, на которые ответишь только сам. (65)— Ой, дед, завидую я тебе.

(66)— Это не так уж и плохо, я интересно жил. (67)— Дедушка, а как дальше мне, что делать? (68)Засыпая, я вновь услышал его голос:

(69)— Внук, так хочется, чтобы ты знал: дед твой жив! (70)Жив твой дед! (71)Я встал, открыл форточку и заорал на всю улицу, во всю ночь:

(72)— Люди, жив мой дед! (73)Мой умный, добрый, осенний дед! (74)Мой остров! (75)Моя Земля!

(По А. Попову)

vopvet.ru

Влияние взрослых на формирование личности подростка. По тексту А. Попова Закружился в диком танце осени, спрятал под листвой дороги (ЕГЭ по русскому) 👍

А. Попов в своем тексте обращается к проблеме роли взрослых людей в формировании личности ребенка. Для раскрытия темы автор приводит воспоминания героя о дедушке.

Рассказчик заставляет нас прочувствовать переживания подростка, доверяющего деду свои сокровенные мысли. Он ждет совета от опытного человека, но мудрый старик не дает прямых указаний, не делится готовыми истинами. Вместо этого он задает встречные вопросы, а мягкий юмор и ирония старшего заставляют юнца справиться с переживаниями, обрести уверенность, отыскать свое место в жизни.

Разговор

деда и внука состоит из диалогов, что подчеркивает их равенство, указывает на отсутствие назидательности со стороны старшего.

Поражает, что полный сил и здоровья юноша грустно смотрит на мир, однако проживший жизнь человек помогает ему увидеть окружающую красоту и обрести оптимизм. Дед с огромным тактом и любовью своеобразными уроками нравственности раскрывает перед внуком многогранность мира.

Поэтому добрая философия “осеннего деда” навсегда осталась в памяти героя.

Автор показывает, что необходимо тактично относиться к юношеским ошибкам и переживаниям, без унижения личности.

Приведенный пример показывает, насколько действенным методом является подведение самого сомневающегося к размышлениям о жизни, о собственных качествах характера. Невозможно не поддержать авторскую позицию: хочется, чтобы каждая взрослеющая личность имела своего “осеннего деда”, помогающего решать проблемы, кажущиеся в силу возраста неразрешимыми.

В литературных произведениях можно найти немало примеров позитивного влияния старшего поколения на молодежь. К примеру, в повести “Капитанская дочка” А. С. Пушкина строгий отец Гринева, провожая на службу своего Петрушу, дает ему наказ беречь честь смолоду. Петр свято чтит отцовский завет и в любой ситуации остается верным присяге и воинскому долгу, честь дворянина для него – прежде всего.

Он по примеру отца продолжает семейные традиции, служа верой и правдой своему государству.

Таким образом, очень важно, чтобы в период формирования личности рядом с подростком находился мудрый и заботливый человек, способный без поучений и нотаций наставить молодого человека на правильный жизненный путь.

lit.ukrtvory.ru


Смотрите также