Лесная братия сергия радонежского


Лесная братия преподобного Сергия — Чувашская Митрополия Паломнический отдел

Учениками преподобного Сергия Радонежского основано 40 монастырей. Из них, в свою очередь, вышли основатели еще 50 обителей. Последователи преподобного стремились к уединению, но в любую глушь к ним стекались люди. Монахи снова бежали в глухие леса, но каждый раз, как следы на снегу, оставались позади них монастыри.

Авраамий

Авраамий Галицкий одним из первых принял от преподобного Сергия Радонежского монашеский постриг. По свидетельству жития, скончался Авраамий в 1375 году в «глубокой старости», значит, он был намного старше Сергия, которому в то время было около 56 лет.

Уйдя по благословению на поиск уединенной жизни, преподобный Авраамий пришел в Галич. Обойдя большое озеро, на котором стоял городок, он нашел место под высокой горой, где решил отдохнуть и помолиться. Несколько дней Авраамий просил Божию Матерь, чтобы она указала место его отшельничества. И вот, наконец, он услышал голос, который звал его на гору. Взойдя на нее, Авраамий увидел на дереве икону Божией Матери «Умиление». Он еще усердней начал молиться и… «икона подвижеся на древе и сниде на руце преподобнаго, никим же носима». На этом месте Авраамий выкопал себе землянку и остался жить.

Недолго Авраамий оставался в безвестности. Князь галичский Дмитрий Федорович скоро узнал о нем и прислал Авраамию приглашение к себе в город. Естественно, с иконой. От иконы в Галиче совершались многие чудеса, и князь расщедрился на землю и деньги для монастыря. Этот первый Авраамиев монастырь, в честь Успения Божией Матери, практически занимался тем, что просвещал местный народ — чудь. Когда обитель стала многолюдной, Авраамий опять ушел, но ученики снова его нашли. Так Авраамий был вынужден основать второй монастырь в семидесяти километрах от Галича, в честь положения Ризы Богородицы. Вскоре история повторилась, и Авраамию пришлось основать третий монастырь на реке Вига во имя Собора Богоматери. Наконец, в последний раз преподобный совершил попытку жить в уединении, но и тут к нему пришли ученики. В двадцати километрах от третьего монастыря на высоком берегу Чухломского озера близ городка Чухлома возник четвертый Авраамиев монастырь в честь Покрова Богородицы. Он и остался до сего дня.

Сейчас в обители около 30 насельников. Огромные желтые кресты с пятиглавого Покровского храма, построенного в1607 году «по вере и обещанию» царя Василия Шуйского над мощами преподобного, стоят в земле за алтарем, как богатыри на заставе. Сумрак маленького, бесстолпного Успенского храма с узенькими окошками-бойницами. Два монаха поют «Величит душа моя Господа». Поют в унисон, гулкими строгими голосами. На «Честнейшую херувим…» голоса вдруг, как два крыла, раскидываются в разные стороны, и песня кружит прекрасной птицей под куполом древнего храма.

Свято-Покровский Авраамиево-Городецкий монастырь

Кирилл

Племянник окольничего Димитрия Донского Косьма очень хотел стать монахом. Москвич, образован, впереди карьера, и вдруг такое. Все боялись его постригать: окольничий разгневается. Решился только игумен Махрищского монастыря Стефан. И вот Косьма стал иноком Московского Симонова монастыря Кириллом. Часто в монастырь наведывался игумен Радонежский Сергий. Он приходил в гости к своему племяннику, настоятелю Симонова монастыря архимандриту Феодору. Но часто, минуя келью настоятеля, игумен Сергий сперва направлялся в хлебню к Кириллу и подолгу там с ним беседовал.

Однажды Кирилл услышал голос Божией Матери: «Кирилле, иди на Бело езеро. Там уготовано место тебе». Он вышел из монастыря и направился в леса Белозерской стороны, чтобы найти уединенное место для молитвы. С ним пошел уроженец тех мест будущий преподобный Ферапонт. Кириллу тогда было 60 лет. Место, которое они нашли, оказалось труднодоступно и почти со всех сторон окружено водой озера Сиверского. Это и было нужно. Они поставили крест, выкопали землянку и срубили себе часовню, а когда начали к ним стекаться люди, монахи решили построить первый каменный храм в обители в честь Успения Пресвятой Богородицы. Шел 1397 год.

Сейчас Кирилло-Белозерский монастырь представляет собой два монастыря. Как матрешка в матрешке, внутри Успенского находится маленький Иоанновский монастырь. Сохранилась часовенка, которую преподобный срубил для себя собственными руками. В часовню нельзя войти, можно только нырнуть под низкий косяк маленькой дверки, сделав таким образом поклон почти до земли.

Успенский Кирилло-Белозерский монастырь

Павел

Свято-Троицкий Павло-Обнорский мужской монастырь — древний монастырь, основанный преподобным Павлом Обнорским в 1414 году.  В 1924 году основной Троицкий храм монастыря был уничтожен, а его иконы, некоторые из которых написаны самим Дионисием, конфискованы в Третьяковскую галерею, Русский музей и Вологодский музей-заповедник.

Преподобный Павел был родом из Москвы. Он тоже один из первых учеников игумена Радонежского, как и Авраамий, даже одно время нес послушание у него в келье. 15 лет Павел жил отшельником недалеко от Троицкой обители, но к нему стали стекаться люди, и он испросил у преподобного Сергия благословение удалиться еще дальше в непроходимые леса. Согласно житию, три года Павел прожил в Комельских лесах в дупле огромной липы, прежде чем, «Богом водимый», отправился по реке Нурме и нашел на ее берегах пустынное место для нового жительства.

В XIV веке северные леса были наполнены отшельниками. Еще один ученик преподобного Сергия, Сергий Нуромский, нашел Павла, безмятежно кормящим лесных птиц. Вскоре в лесное уединение Павла опять пришли любители безмолвия. Делать нечего, не хотел сначала Павел их пускать к себе, но вспомнил, что Сергий, его учитель, наставлял всех любить и никому не отказывать в помощи, и решил основать монастырь в честь Святой Троицы. Поставив во главе обители другого монаха, он продолжал жить в своей келье. В январе 1429 года преподобный Павел скончался.

Свято-Троицкий Павло-Обнорский мужской монастырь

Велика братия преподобного Сергия — отца русского монашества.

Источник

 

Просмотры (130)

putnik.cerkov.ru

Преподобный Стефа́н Московский, брат прп. Се́ргия Радонежского

Стефан был старшим из сыновей прпп. Кирилла и Марии Радонежских. Когда Стефану исполнилось семь лет, его отдали вместе с младшими братьями – Варфоломеем и Петром – обучаться грамоте. Стефан успешно осваивал преподаваемое учение. Между 1333–1340 гг. в Радонеже он женился на благочестивой девице, у них родилось двое детей – старший, Климент, и младший, Иоанн. Но вскоре молодая супруга Стефана скончалась, и Стефан, решив принять монашеский постриг, удалился в Покровский Хотьков монастырь, где с великим усердием упражнялся в посте и молитве.
После похорон родителей Варфоломей упросил Стефана отправиться вместе на поиски пустынного места для уединенной молитвы. Такое место братья нашли в чаще леса на горе Маковец. Горячо помолившись и призвав благословение Божие, они устроили хижину для ночлега, келию, а рядом с ней поставили небольшую церковь. Когда пришло время освящения храма, Варфоломей спросил совета у Стефана: «Ты мой старший брат не только по крови, но и по духу. Мне надо слушаться тебя как отца. Усердно молю тебя ответить, во имя какого святого нам следует освятить церковь». Стефан сказал: «Ты сам знаешь ответ на свой вопрос. Родители много раз говорили, что Господь избрал тебя еще в материнской утробе и послал знамение до рождения твоего, когда ты трижды прокричал во время Литургии. Священники и старцы ясно истолковали это знамение, говоря: "Ребенок сей будет учеником Святой Троицы". Посему тебе подобает освятить эту церковь во имя Святой Троицы». Варфоломей, глубоко вздохнув, ответил: «Правильно ты сказал. Того же и я хотел. А спрашивал я тебя ради смирения». По благословению митр. Феогноста на гору Маковец прибыли священники, которые привезли с собой антиминс, мощи святых мучеников и все остальное, что необходимо для освящения храма. Церковь была освящена во имя Святой Троицы.
Некоторое время Стефан проживал с братом на Маковце, но постепенно суровая, исполненная лишений жизнь пустынника начала его тяготить. Оставив брата, он ушел в Москву. Как писал Епифаний Премудрый, «хотя одно чрево произвело их на свет, но имели они разные наклонности... один пожелал жить так, другой иначе; один решил подвизаться в городском монастыре, другой же пустыню сделал подобной городу».
В Москве Стефан стал монахом Богоявленского монастыря, которому покровительствовали семьи вел. князя и тысяцкого Протасия, земляка боярина Кирилла. В этой обители Стефан вел суровую, постническую жизнь, усердно трудился, преуспевал в добродетели. Здесь же около 1319 г. принял постриг будущий митр. Алексий (Бяконт). Вместе они жили общей духовной жизнью. Во время богослужений, стоя рядом, Стефан, Алексий и чудный старец Геронтий пели на клиросе. Алексий стал покровителем Стефана как старший по возрасту.
Узнав о достоинствах Стефана, владимирский, московский и новгородский вел. кн. Симеон Иванович Гордый приблизил его ко двору и избрал своим духовным отцом. Вслед за князем многие бояре также стали духовными чадами преподобного. Среди них были и сыновья умершего тысяцкого Протасия – новый московский тысяцкий Василий Протасьевич и его младший брат Федор Воронец.
Положение Стефана стало тяжелым после того, как в 1353 г. во время эпидемии чумы умерли его духовный сын вел. кн. Симеон и митр. Феогност. Новым правителем Москвы стал бывший звенигородский удельный кн. Иоанн II Иоаннович Красный. Он решил уменьшить влияние бояр Протасьевичей (Вельяминовых).
Стефан решил вернуться на Маковец. Трудно сказать с определенностью, по какой причине он оставил жительство в Богоявленском монастыре и переселился в Троицкую обитель. Можно лишь предположить, что им руководило стремление к более строгой монашеской жизни, нежели та, какую он вел в Москве.
Взяв с собой двенадцатилетнего сына Иоанна, он пришел в Троицкий монастырь к прп. Сергию, ставшему к этому времени настоятелем. Стефан попросил младшего брата постричь сына в иноки. Сергий выполнил просьбу брата и постриг Иоанна в монашество с именем Феодор. Позднее он стал основателем Симонова монастыря в Москве.
С прибытием Стефана в Троицкий монастырь в обители возникли нестроения. Стефан претендовал на то, чтобы его почитали больше, чем Сергия. Одним из камней преткновения стал вопрос о монастырском уставе. Старший брат придерживался древней традиции особножительства; младший, наоборот, выступал за переход к общежитию. Получив в январе-феврале 1377 г. от послов Константинопольского Патриарха грамоту и дары, прп. Сергий начал энергично преобразовывать обитель в общежительную. Из-за этого среди части монахов возникло недовольство.
Однажды на вечернем богослужении Стефан с гневом воскликнул: «Кто здесь игумен? Не я ли первым основал эту обитель?» Желая избежать распри, смиренный и кроткий Сергий ничего не сказал брату. После окончания службы он, никем не замеченный, тихо ушел из обители.
Спустя некоторое время братия Троицкой обители просила прп. Сергия о возвращении. Прп. Стефан удалился в один из московских монастырей. Позднее он некоторое время пребывал в Троицкой обители. «Ясно, что он раскаялся в своей минутной вспышке и примирился с своим святым братом-игуменом», – утверждает архиеп. Никон (Рождественский).
Точное время кончины прп. Стефана неизвестно. Принимая во внимание, что Епифаний Премудрый стал собирать сведения о преподобном Сергии еще в 1393–1394 гг., можно предполагать, что Стефан умер позже брата. Очевидно, что прп. Стефан преставился в середине или во 2-й половине 90-х гг. XIV в.

Источник: stsl.ru

azbyka.ru

Святое семейство преподобного Сергия | Храм Всех Святых

Праздник преподобного Сергия Радонежского — прекрасное время, чтобы поговорить о его святом семействе, подарившем миру пятерых святых. Осмысление жизненного пути святой семьи может дать каждому из нас замечательный пример для создания и укрепления своих семей.

Первыми двумя святыми семьи преподобного Сергия были его родители: боярин Кирилл с супругой Марией.

Неудивительно, что один из величайших святых мира родился от благочестивых родителей: «Сначала Бог создал и предуготовал таковых праведных родителей и потом от них произвел Своего угодника» [1], — пишет преподобный Епифаний, автор жития преподобного Сергия.

Добрая или злая жизнь родителей находит отражение в судьбе ребёнка. Это правило знает очень мало исключений. Поэтому крайне важно не только правильно воспитывать дитя, но и жить праведно.

«Зародыш мой видели очи Твои»  [Пс. 138, 16 ], — говорит Богу святой пророк Давид, давая понять, что ребёнок приходит в мир задолго до рождения матерью. То, что современные родители думают, что делают наедине, благословляется Богом.

Поэтому житие говорит: «Само зачатие и рождение дитяти были исполнены поста и молитв» [1].

Таким образом, мудрые родители начинают заботу о ребёнке, молитву о нём ещё до зачатия. За это Бог особенно хранит дитя и родителей. Поэтому у Церкви есть праздники Зачатия Пресвятой Богородицы и святого Иоанна Крестителя.

Чтобы показать святость будущего младенца и его родителей, Господь являет чудо: из материнской утробы трижды раздаётся крик в самые важные моменты Божественной Литургии.

Люди понимают: боярыня Мария носит под сердцем великого святого.

Преподобный Сергий с младенчества начал поститься, отказываясь принимать кормление грудью по средам и пятницам.

Более того, святой не пил материнского молока, когда преподобная Мария накануне ела мясную пищу. Осознав это, матерь преподобного полностью отказалась от мяса.

Здесь мы видим, как дитя своим образом жизни ведёт родителей к Богу: семейная жизнь обогащает душу всех членов семьи.

Преподобный Епифаний — автор жития отмечает особое внимание матери к здоровому питанию младенца. Поэтому очень важно следить за здоровьем ребёнка и кормящей матери, в том числе через правильное питание.

Для кормления обычного ребёнка матери следует поститься очень осторожно и умеренно.

Ещё один пример, когда святое дитя само воспитывало матерь. Мария, повинуясь слепой материнской любви, опасаясь за здоровье сына, хотела оградить ребёнка от непосильных трудов и забот.

Так ей ответил мудрый сын: «Зачем советуешь своему сыну неполезное? Ведь вы же сказали мне, что я еще в колыбели постился по средам и пятницам; как же теперь я могу не понуждать себя угождать Богу» [2].

Это пример всем родителям не лишать ребёнка труда, воспитывать в нём трудолюбие. Во взрослой жизни он будет благодарен, если с юности воспитывать это качество с любовью.

Преподобные Кирилл и Мария прилагали все усилия для укрепления семьи, достойного воспитания детей, потому что семья — основа жизни каждого человека.

Через много лет крепкая семья спасёт родителей преподобного Сергия от нищеты и голодной смерти, грозивших им от непосильной дани, годов неурожая, а более всего от безмерных поборов местных князей.

Тогда семейство переселится из Ростовских земель в Радонежские леса, заботу об имуществе возьмёт на себя старший сын Стефан, уже сам создавший семью, а заботу о престарелых родителях будущий преподобный Сергий.

Его всем сердцем тянуло в монастырь — служить Богу, но до смерти родителей, он был послушен им и, несмотря на великие монашеские таланты, не оставлял их.

Это пример детям всего мира: богатство и слава далёких стран, даже служение высшим идеалам, не стоят того, чтобы ради них бросать родителей.

Перед смертью преподобные Кирилл и Мария приняли монашество. Традиция уходить в монастырь по обоюдному согласию супругов, воспитав детей, сделав из них самостоятельных взрослых людей, доныне сохраняется в Православной Церкви.

К родительскому гробу собралась вся семья: трое сыновей и две дочери.

Присмотревшись к иконе, над мощами святых в современном Хотьковом монастыре, замечаем, что на ней изображено пятеро святых: святитель Феодор, погребавший святую чету, преподобные Кирилл и Мария, преподобный Сергий и ещё один святой.

Имя святого: преподобный Стефан Московский — старший брат преподобного Сергия. Жизнь святых братьев будет связана до конца их дней.

Это следующая пара преподобных святого семейства.

* * *

При Крещении будущему преподобному Сергию дали имя Варфоломей — Дитя Радости, но в семье от него была и печаль в юные годы святого.

В семилетнем возрасте отрок Варфоломей начал учиться грамоте. Его братья быстро освоили чтение и письмо, сам он учился очень плохо.

«Наставник прилежно обучал Варфоломея, но отрок не понимал его, плохо учился и отставал от товарищей, занимавшихся вместе с ним. За это его часто бранили родители и строго наказывал учитель, а товарищи укоряли. Отрок наедине часто со слезами молился Богу, говоря: „Господи! Дай мне выучить грамоту, научи и вразуми меня“» [1].

Долгие и настойчивые слёзные молитвы услышал Господь, и Варфоломей чудесным образом освоился в учении, даже опередил в развитии сверстников.

Поэтому преподобный Сергий имеет особую силу молиться Богу о плохо учащихся детях. Если ребёнок, подражая святому, будет молить Бога о помощи в учёбе, то Господь рано или поздно поможет ему. Главное, чтобы к молитве прилагать веру и труд.

Не нужно воспринимать подобные молитвы как заклинание, приносящее удачу в учёбе. Бездельников преподобный Сергий наказывает, отворачиваясь от них в самый неожиданный момент. Тому есть немало примеров.

Напротив, если приходящий за помощью к святому приложит все усилия со своей стороны, своим трудом и молитвой будет подражать преподобному, то святой Сергий никогда не оставит его.

Проходят годы. Варфоломей хоронит родителей и вместе со старшим братом Стефаном уходит в монастырь.

К этому времени Стефан овдовел и отдал своих детей на воспитание в семью младшего брата Петра. Однако святой не забыл своих детей. Об этом будет сказано далее. Варфоломей принимает монашество с именем Сергий.

Вместе святые братья Сергий и Стефан в поиске особого подвига молитвы решают уйти в непроходимые дебри Радонежских лесов. Помимо непосильного физического и молитвенного труда преподобным досаждают хищные звери и нечистые духи, населявшие лес.

Стефан уходит в один из монастырей Москвы: жизнь в лесной чаще оказалась выше его сил.

Преподобный Сергий остаётся, к нему начинают стекаться ученики. Возникает монашеская обитель.

Так преподобный становится отцом многих детей, но не телесным, а духовным. Возникает монастырь, игуменом которого становится преподобный Сергий. Большая монашеская семья проходит множество испытаний, сплотивших её в Троице-Сергиеву Лавру — духовный центр русского Православия до сегодняшнего дня.

Были в ней ссоры: однажды, вернувшийся брат Стефан стал настаивать на своём игуменстве (руководстве) по праву старшинства и того, что именно он выбрал место для будущего монастыря. Тогда преподобный Сергий молча уходит из обители.

Преподобный отсутствовал до тех пор, пока братия во главе со святителем Алексием со слезами не уговорили его вернуться назад. Это показывает всем, что порою молчание сильнее споров и громких слов.

Духовным отцом монастыря преимущественно должен становиться не талантливый администратор, но главный молитвенник.

Это актуально для современной семьи, как никогда ранее: от главы семьи требуется не только быть добытчиком денег и тружеником, но и являться духовной опорой семейства.

Голод посещал обитель. Многие стали отчаиваться и желать уйти, чтобы не умереть голодной смертью. Преподобный Сергий уговорил всех вместе помолиться и дождаться рассвета.

Ночью неизвестные привезли в монастырь целые возы провизии и сразу же покинули обитель. Выяснилось, что это были святые ангелы. Монахи поверили преподобному Сергию и не оставляли святой обители до конца дней.

Не все проблемы человек может решить сам. Но если вся семья вместе постоянно будет молиться Богу, Господь всё устроит наилучшим образом.

Преподобный Сергий никогда не гнушался самой тяжёлой и грязной работой, делом показывая пример духовным чадам. Главное правило воспитания и обучения: словом наскучишь, примером научишь.

Окончили жизнь преподобные Сергий и Стефан игуменами монастырей. Святой Сергий — начальником Троице-Сергиевой Лавры, духовным отцом бессчётного множества святых монахов и всего народа Руси.

Святой Стефан умер игуменом Богоявленского монастыря в Москве, за что и назван преподобным Стефаном Московским.

* * *

Пришло время рассказать о пятом святом семьи преподобного Сергия — о сыне преподобного Стефана, святителе Феодоре Ростовском.

В 12 лет его приводит в монастырь к преподобному Сергию уже принявший монашество преподобный Стефан. В младенчестве дитя крестили с именем Иоанн.

Видя в мальчике великую духовную силу, святой Сергий постригает его в монахи и даёт имя Феодор, то есть Богом Данный.

Пройдут годы, и мудрый богомольный монах станет архиепископом Ростовским и особо доверенным лицом святого князя Дмитрия Донского, верным продолжателем монашеских традиций преподобного Сергия.

Таким образом, не оставившие детей преподобный Сергий и его племянник святитель Феодор становятся духовными отцами многих поколений святых монахов.

* * *

В заключение перечислим полезные примеры, содержащиеся в житиях святых семьи преподобного Сергия Радонежского:

1. Воспитание детей начинается задолго до их рождения с благочестивого образа жизни супругов в браке.
2. Весь путь ребёнка от зачатия, вынашивания матерью, до рождения и воспитания должен быть освящён постоянной молитвой к Богу.
3. Необходима чуткость к ребёнку: часто дети сами многому могут научить родителей.
4. Трудолюбие — одно из главных качеств, которые нужно прививать ребёнку.
5. Воспитание крепкой семьи должно быть приоритетной целью.
6. Почтение к родителям, забота о них в старости — это бесценный вклад в своё счастливое будущее и будущее своей семьи.
7. Подражание благочестивому примеру святых, соединённое с молитвой Богу — великое средство для обретения благоденствия не только в духовной, но и повседневной материальной жизни (пример с учёбой преподобного Сергия).
8. Главное в воспитании — положительный пример, а не грамотные поучения. Это справедливо, как для семьи, так и для любого коллектива.
9. Верующему и постоянно молящемуся человеку и всей его семье в самых трудных обстоятельствах помогает Бог.
10. В благочестивой семье часто вырастают святые дети. Семейные узы — тесная связь между поколениями, поэтому в Православной Церкви немало святых родов, один из которых — святое семейство преподобного Сергия Радонежского.

Источники и литература:

1. Преподобный Епифаний Премудрый. Житие преподобного Сергия. fb2.booksgid.com
2. Житие преподобных Кирилла и Марии, родителей преподобного Сергия Раддонежского. Православие.Ru:
3. Житие святителя Феодора, архиепископа Ростовского. Православие.Ru:
4. Краткое житие прп. Стефана Московского www.pravicon.com

hvs.kz

Как Сергий Радонежский стал монахом и чем он прославился

8 октября православные отмечают память величайшего подвижника земли русской — Сергия Радонежского. Его также называют Игуменом земли Русской. Дожил до глубокой старости и скончался 25 сентября (по старому стилю) 1392 года. Но по традиции Русской Православной Церкви днем его кончины по новому стилю считает именно 8 октября.

Когда родился Сергей Радонежский

Точная дата и год его рождения неизвестны. Русская церковь традиционно считает днем его рождения 3 мая 1314 года.

Сергий был родом из села Варницы, Ростовской области, из семьи православных и знатных бояр Марии и Кирилла. Новорожденного назвали Варфаламеем.

Скоро после рождения мальчика его родители переехали из Ростова в Радонеж, где он и прожил до своей кончины. Именно поэтому его и называют Радонежским.

Какие чудеса с ним происходили

В возрасте 10 лет юного Варфоломея отдали обучаться грамоте в церковную школу вместе с братьями, наш герой был вторым ребенком. В отличие от своих успешных в учёбе братьев Варфоломей существенно отставал в обучении.

И тогда случилось событие, о котором сообщают все жизнеописания Сергия. По заданию отца мальчик отправился в поле искать лошадей. Во время поисков он вышел на поляну и увидел под дубом старца-схимника.

Он почтительно поведал ему о своей беде и пригласил в дом родителей. Там старец и сказал, что после его ухода отрок будет хорошо знать грамоту и понимать священные книги. Слова старца сбылись.

Как Сергий Радонежский стал монахом

После смерти родителей Сергий с одним из своих братьев ушел в отшельничество или пустынножительство в лес. Сначала у них в лесу была только келья, а чуть позже они поставили маленькую церковь, которую освятили во Имя Пресвятой Троицы.

Брат Сергия не выдержал трудностей пустынножительства и ушел в Московский Богоявленский монастырь.

В возрасте 23 лет, 7 октября 1337 года, Варфоломей принял пострижение в монашество от игумена Митрофана и взял имя святого мученика Сергия.

Как Сергий Радонежский стал игуменом

Со временем Сергий стал известен другим инокам, которые стали искать его руководства, и приходить в обитель. Так она превратилась в братство, а сам Сергий стал ее игуменом.

Святой Сергий поражал своих учеников трудолюбием и смирением: сам строил кельи, готовил пищу на всех, шил одежду, рубил дрова и носил воду. Несмотря на тяжелую работу и практический постоянный пост, его здоровье не только не ухудшалось, но становилось еще лучше.

Слава о религиозных подвигах Преподобного Сергия стала известна в Константинополе, и Патриарх Филофей прислал ему крест, параман и схиму, и благословил на новые подвиги. Также он советовал Сергию устроить общежительный монастырь.

В итоге в обители стал строгий уклад общежития, а затем Сергия основал новый монастырь с таким же укладом в Киржаче, где оставил во главе одного из своих учеников.

Какие чудеса совершил Сергий Радонежский

Сергий Радонежский – один из любимых на Руси святых. Известен как отшельник и чудотворец, основатель целого ряда монастырей, в том числе Троице-Сергиевой лавры под Москвой. Также его называют духовным собирателем русского народа. Считается покровителем учащихся.

Еще при жизни Сергий был известен своим даром чудотворений, в частности ему удавалось исцелять людские недуги. Поэтому, несмотря на стремления отца уйти от мирского, люди стекались к нему со всей Руси.

Описан факт воскрешения Сергием Радонежским из мертвых. У одного человека был единственный сын. Он болел смертельным недугом.

Тогда человек понес сына к преподобному, чтобы тот его исцелил. Ребенок умер по пути. Сергий, видя рыдания безутешного отца, смилостивился, и, помолившись, воскресил мальчика. Причем после воскрешения он был абсолютно здоров.

В то же время сам Сергий говорил: «Ты обманываешься и не знаешь сам, за что благодаришь. Когда ты нес сюда больного отрока, он изнемог от сильной стужи и впал в обморок, а тебе показалось, что он умер. Видишь, он вот согрелся у меня в теплой келье, а тебе показалось, что он воскрес».

Чем еще известен Сергий Радонежский

Сергий Радонежский имел дар предвидения. Именно Сергий Радонежский благословил на победу Дмитрия Донского над татарами во время Куликовской битвы, и дал ему в помощь схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета).

Преподобный Сергия самолично во время сражения вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству.

Также Сергий за полгода прозрел свою кончину, о чем предупредил своих учеников и выбрал им нового наставника. Известно, что дожил он до глубокой старости.

Когда лежал на смертном одре, в последний раз призвал братию для наставления. Своим ученикам посоветовал, прежде всего, «иметь страх Божий» и нести людям «чистоту душевную и любовь нелицемерную».

Скончался настоятель 25 сентября 1392 года. Погребен в Троицком соборе.

www.ap22.ru

Монастыри основанные Сергием Радонежским и его учениками

Сергий Радонежский, один из самых чтимых русский святой, основал за свою жизнь десяток монастырей, а многочисленные ученики продолжили его дело и основали ещё 40 обителей.
    Сергий(Варфоломей) совершил одно из великих дел: способствовал преодолению смуты и раскола в Московии, воссоздал
настоящую русскую христианскую церковь  в противовес Римско-Византийской религии.
     У этих учеников были свои ученики, многие из которых также основывали монашеские общины - в XV веке Московская Русь сделалась страной монастырей, а русским девизом многие века оставалось "С нами Бог!".

    Мы собрали все (или почти все) сохранившиеся и даже плохо сохранившиеся монастыри, основанные Сергием Радонежским и его учениками.

    Ферапонтов монастырь, Кирилловский район, Вологодская область

    В 1397 году в Белозерское княжество пришли двое иноков Симонова монастыря – Кирилл и Ферапонт. Первый вырыл келью у Сиверского озера, второй – между озёрами Пасским и Бородавским, и с годами из этих келий выросли самые известные монастыри Северной Фиваиды.
    Ферапонтов монастырь гораздо меньше, но древнее (в нём вообще нет зданий моложе середины XVIIвека), и входит во Всемирное наследие ЮНЕСКО благодаря комплексу фресок Дионисия в соборе Рождества Богородицы (1490-1502).


    Троице-Сергиева Лавра. Сергиев Посад, Московская область

    Главный русский монастырь Сергий основал, еще будучи набожным мирянином Варфоломеем: с братом-монахом Стефаном поселился на холме Маковец в Радонежском бору, где своими руками построил церковь Святой Троицы.

     Пару лет спустя Варфоломей принял монашество с именем Сергий, а дальше вокруг него сложилась иноческая община, оформившееся к 1345 году в монастырь с общежительным уставом. Сергий был чтим при жизни, ходил по Руси и мирил враждующих князей, и наконец в 1380 году благословил на битву с ордынцами Дмитрия Донского и дал ему в помощь двух иноков-воинов Александра Пересвета и Родиона Ослябю.

    В Троицком монастыре в 1392 году Сергий и преставился, а тридцать лет спустя были обретены его мощи, к которым потянулся народ. Монастырь рос и хорошел вместе с Россией, пережил в 1408 году разорение ордой Едигея, а в 1608-10 годах – осаду польско-литовским войском пана Сапеги.

     В 1744 году монастырь получил статус лавры – второй на Руси после Киево-Печерской. Ныне это грандиозный архитектурный комплекс, достойный крупнейших российских кремлей – около 50 зданий за неприступной стеной длиной 1,5 километра.

     Старейшие храмы – Троицкий собор (1422-23) и Свято-Духовская церковь-колокольня (1476), причём именно для первого Андрей Рублёв написал свою великую "Троицу". Успенский собор (1559-85) – один из самых больших и величественных на Руси. Колокольня (1741-77) выше Ивана Великого, и на ней висит крупнейший в России 72-тонный Царь-колокол. Храмы, жилые и служебные палаты, учебные и административные заведения, мощи и могилы исторических личностей, музей с уникальными экспонатами: Лавра – это целый город, а также "градооборазующее предприятие" немаленького города Сергиев Посад.

    Благовещенский Киржачский монастырь. Киржач, Владимирская область

   Порой Сергий покидал Троицкий монастырь на несколько лет, но где бы он ни поселился – возникала новая обитель. Так, в 1358 году на реке Киржач Сергий и его ученик Симон основали Благовещенский монастырь, где остался игуменом другой ученик Роман.
    Ныне это небольшой уютный женский монастырь на высоком берегу – с одной стороны город Киржач, с другой – бескрайние луга. В центре – белокаменный Благовещенский собор начала XVI века и церковь Всемилостивого Спаса (1656).

    Бобренев монастырь. Коломна, Московская область

    Один из героев Куликовской битвы Дмитрий Боброк-Волынский приехал в Москву из мест, ныне известных как Западная Украина и сблизился с князем Дмитрием настолько, что они вместе готовили план битвы с Мамаем. Боброку отводилась военная хитрость: когда через 5 часов боя русские начали отступать, его засадный полк ударил в тыл татарской рати, тем самым решив исход сечи.
     Возвращаясь с победой, Боброк с благословением Сергия основал монастырь у Коломны. Ныне это небольшая уютная обитель в поле между Новорязанским шоссе и Москвой-рекой с собором Рождества Богородицы (1757-90) и другими постройками XIXвека. К монастырю лучше всего пройти из Коломенского кремля по живописнейшему пути через Пятницкие ворота и понтонный мост.

    Богоявленский Старо-Голутвин монастырь. Коломна, Московская область

     Большой монастырь на окраине Коломны хорошо виден с железной дороги, привлекая внимание тонкими ложно-готическими башенками ограды (1778), похожими на минареты. Его Сергий основал в 1385 году по просьбе Дмитрия Донского, и оставил игуменом своего ученика Григория.
     До 1929 года в монастыре был родник, по легенде забивший там, где сказал Сергий. В Средние века обитель была крепостью на дороге в Степь, но большинство нынешних построек, включая Богоявленский собор, относятся к XVIIIвеку.

    Свято-Троицкий монастырь, Рязань(Переславль-Рязанский)

    Часовня "Святые врата" Свято-Троицкого монастыря

    Одной из миссий Сергия была своего рода «дипломатия общего авторитета» – он ходил по Руси, примиряя враждующих князей и убеждая их в единстве русского дела. Самым непокорным был Олег Рязанский: с одной стороны,

    Рязань соперничала с Москвой за лидерство, с другой – была открыта ударам Орды, и потому Олег вёл двойную игру на грани предательства. В 1382 году он пособил Тохтамышу, отхватил у Дмитрия Коломну… Дело шло к новому распаду Руси, но в 1386-ом в Рязань(Переславль-Рязанский) пришёл Сергий и каким-то чудом предотвратил войну, а в знак мира основал малый Троицкий монастырь.
   Ныне это скромная городская обитель с декоративной оградой и церквями XVII(Троицкая), XVIII(Сергиевская) и XIX(иконы Божьей Матери "Знамения-Кочемная") веков.

    Борисоглебский монастырь. Пос. Борисоглебский (Борисоглеб), Ярославская область

    Ещё несколько монастырей Сергий основал как бы "в соавторстве" – не с учениками, а с монахами своего поколения. Например, Борисоглебский в 18 верстах от Ростова, где Сергий родился, – вместе с новгородцами Феодором и Павлом в 1365 году.
    Позже живший здесь затворник Иринах благословлял Кузьму Минина на защиту Руси. Великолепный архитектурный комплекс сложился в XVI-XVIIвеках, и снаружи, особенно при взгляде на ворота (коих у обители двое), башни или трёхпролётную звонницу, напоминает слегка упрощённый Ростовский кремль. Внутри несколько церквей, в том числе собор Бориса и Глеба 1520-х годов.

    Богородице-Рождественский монастырь. Ростов Великий

    Эту обитель ученик Преподобного Сергия инок Фёдор основал на родине учителя, и в сказочном пейзаже Ростова она заняла своё место за квартал от кремля. Первую каменную церковь основал митрополит Иона Сысоевич в 1670-ом году.
    Ныне это большой, но на первый взгляд не слишком зрелищный (тем более на фоне Ростовского кремля!) ансамбль храмов, корпусов и ограды XVII-XIXстолетий. Тем более стоит к нему приблизиться и присмотреться.

    Саввино-Сторожевский монастырь. Звенигород, Московская область

    После смерти Сергия новый игумен Троицкого монастыря Никон почти сразу ушёл в шестилетний затвор, оставив настоятелем другого Сергиева ученика Савву. Сразу после возвращения Никона в 1398 году Савва ушёл в Звенигород и по просьбе местного князя основал монастырь на горе Сторожка.

    Как видно из названия, место было стратегическим, и в XV-XVIIвеках монастырь превратился в мощнейшую крепость. Но эту обитель особо чтили русские цари, порой уединявшиеся в ней для молитв и покоя: дорога сюда из Москвы называлась Царский путь, а ныне это не что иное, как Рублёвка.

    Монастырь стоит в чрезвычайно живописном месте, и за неприступными стенами скрывает образцовый "сказочный город" времён Алексея Михайловича – вычурные палаты, изящные звонницы, кокошники, шатры, изразцы, бело-красная гамма ансамбля.
    Есть тут даже свой Царский дворец, а также отличный музей. А в центре – маленький белый собор Рождества Богородицы, освящённый в 1405 году, при жизни Саввы-чудотворца.

    Николо-Пешношский монастырь. Село Луговое, Дмитровский район, Московская область

     Один из красивейших монастырей Подмосковья, основанный в 1361 году Сергиевым учеником Мефодием, оказался незаслуженно забыт – с 1960 года в его стенах обитал психоневрологический интернат, закрытый для посторонних.
     Внутри скрыты Никольский собор начала XVIвека, очень изящная колокольня, еще несколько храмов и палат. Интернат сейчас в процессе переезда, а храмы – в начале реставрации.

    Спасо-Прилуцкий монастырь. Вологда

    Вологодчину называли Северной Фиваидой за обилие уединенных и сказочно красивых монастырей, основанных в годы расцвета Русского Севера – страны купцов, рыбаков и монахов. Прилуцкий монастырь на окраине Вологды своими мощными гранеными башнями похож на кремль куда больше самого Вологодского кремля.

     Его основатель Дмитрий повстречал Сергия в 1354 году, будучи основателем и игуменом Никольского монастыря в Переславле-Залесском, и не без влияния Сергиевых идей ушёл на Север, надеясь обрести уединение где-нибудь в лесной глуши. В 1371 году он пришёл в Вологду и построил там большой монастырь, средства на который выделил сам Дмитрий Донской, и все последующие века обитель оставалась одной из богатейших в России.

     Отсюда Иван Грозный брал святыни в поход на Казань; в Смуту обитель трижды разоряли; в 1812 году сюда эвакуировали реликвии подмосковных монастырей. Главные святыни – икона Дмитрия Прилуцкого с житием и принесенный им же из Переславля Киликийский крест, ныне хранятся в вологодском музее. За мощными стенами 1640-х годов – Спасский собор (1537-42),

     Введенская церковь с трапезной палатой и крытыми галереями (1623), ряд зданий XVII-XIXвеков, пруд, могила поэта Батюшкова, деревянная Успенская церковь (1519), принесенная 1962 году из закрытого Куштского монастыря – старейший шатровый храм России.

    Павло-Обнорский монастырь. Грязовецкий район, Вологодская область

    Монастырь в верховьях реки Обноры в Вологодской области основал в 1389 году Сергиев ученик Павел, за плечами которого было 15-летнее затворничество. Он и здесь 3 года прожил один в дупле старой липы.
    Когда-то Павло-Обнорский монастырь был одним из крупнейших на Руси, но ему особенно не повезло при Советах: погиб Троицкий собор (1510-1515) с иконостасом Дионисия (уцелели 4 иконы, разошедшиеся по музеям), обезглавлена Успенская церковь (1535).

    В уцелевших постройках находился детский дом, позже пионерлагерь – поэтому и село, где стоит монастырь называется Юношеским. С 1990-х годов обитель возрождается, на месте Троицкого собора построена деревянная часовня с ракой мощей Павла Обнорского.

    Воскресенский Обнорский монастырь. Любимовский район, Ярославская область

    Небольшой монастырь в глухих лесах на реке Обноре в 20 километрах от городка Любим основал Сергиев ученик Сильвестр, проживший на этом месте много лет в уединении и случайно обнаруженный заблудившимся крестьянином, после чего молва о пустыннике разнеслась, да потянулись туда другие монахи.
    Монастырь упразднён в 1764 году, сохранились святой источник Сильвестра Обнорского да Воскресенская церковь (1825).

    Спасо-Преображенский Нуромский монастырь. Спас-Нурма, Грязовецкий район, Вологодская область

     Ещё один монастырь на реке Нурма в 15 километрах от Павло-Обнорского основал в 1389 году Сергий Нуромский, ученик Сергия Радонежского. Упразднен в 1764, Спасо-Сергиевская церковь в стиле "северного барокко" построена в 1795 уже приходской.
     Сейчас монастырская жизнь в этом лесной заброшенной обители постепенно возрождается, постройки восстанавливаются.

    Высоко-Покровский монастырь. Боровск, Калужская область

     В калужском Боровске наиболее знаменит, конечно, Пафнутьев монастырь, но его основатель вышел из другого, ныне исчезнувшего Покровского монастыря в предместье Высокое, основанного в 1414 году Сергиевым учеником Никитой, и упразднённого опять же в 1764 году. Осталась лишь деревянная Покровская церковь XVIIвека на монастырском кладбище.

     Спасо-Андроников монастырь. Москва

    "Совместный проект" Сергия – Андроников монастырь на Яузе, ныне почти в центре Москвы. Его основал в 1356 году митрополит Алексий в честь чудесного спасения от шторма по пути в Константинополь.
    От Сергия он получил благословение да в помощь ученика Андроника, ставшего первым игуменом. Ныне Андроников монастырь известен своим белокаменным Спасским собором (1427) – старейшим сохранившимся зданием всей Москвы.

    В те же годы одним из иноков обители был Андрей Рублёв, а ныне здесь действует Музей древнерусского искусства. Вторая крупная церковь Михаила Архангела – образец барокко, 1690-ых годов, также в ансамбль входят стены, башни, корпуса и часовни XVI-XVII веков, и немного новостроек, точнее, восстановленных построек.

    Симонов(ский) монастырь, Москва

    Мужской монастырь, основанный в 1370 году вниз по течению Москвы-реки от Москвы учеником и племянником Сергия Радонежского — Федором, уроженцем города Радонежа на землях, которые пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин, принявший иночество с именем Симон, от чего и происходит название монастыря.
    С Симоновым монастырем связаны многие ключевые события русской истории.

    В январе 1930 года были взорваны пять из шести церквей, в том числе Успенский собор, колокольня, надвратные церкви, а также башни Сторожевая и Тайницкая с прилегавшими к ним постройками. Были разобраны все стены монастыря, кроме южной, а также стерты с лица земли все могилы на территории обители. На этом месте в 1932—1937 годах построили Дворец культуры ЗИЛа.

    Богоявленско-Анастасиин монастырь. Кострома

      Детище ученика Сергия - старца Никиты – Богоявленский монастырь в Костроме. Не столь известный, как Ипатьевский, он древнее и в самом центре города, а его святыня – Фёдоровская икона Богоматери.

      Обитель пережила многое, в том числе разорения Иваном Грозным и поляками в Смуту, но фатальным стал пожар 1847 года. В 1863 году храмы и палаты передали женскому Анастасьинскому монастырю. Собор состоит теперь из двух частей: белокаменный старый храм (1559) превратился в алтарь краснокирпичного нового (1864-69) – у этой конструкции 27 главок!
      На месте угловых башен – Смоленская церковь (1825) и шатровая колокольня. Если удастся заглянуть внутрь – можно увидеть бывшую трапезную (ныне семинарию) XVIIвека и очень красивый настоятельский корпус.

     Троице-Сыпанов монастырь. Нерехта, Костромская область

    Живописный монастырь на Сыпановом холме в 2 километрах от городка Нерехта основал в 1365 году Сергиев ученик Пахомий – как и многие другие ученики, и сам учитель, он ушёл в леса искать уединения, выкопал келью… и вскоре монастырь вокруг него сложился сам собой.
    Ныне это по сути просто Троицкая церковь (1675) в ограде (1780) с башнями и часовней – в 1764-1993 годах это и был приходской храм вместо упразднённой обители. А теперь – снова монастырь, женский.

    Иаково-Железноборовский монастырь. Село Борок, Буйский район, Костромская область

     Село Борок близ города Буй – крупного железнодорожного узла – в старину называлось Железным Борком, так как здесь добывали болотные руды. Основанный Сергиевым учеником Иаковом в 1390 году монастырь сыграл роль в двух русских Смутах: в 1442-м Василий Тёмный сделал его своей "базой" в походе на Дмитрия Шемяку, а в начале XVIIвека тут принял постриг Гришка Отрепьев – будущий Лжедмитрий I.
    Ныне от обедневшей в XIXвеке обители остались церкви Рождества Богородицы (1757) и Рождества Иоанна Предтечи (1765), колокольня - "карандаш" между ними, ограда и кельи.

    Авраамиев Городецкий монастырь. Село Ножкино, Чухломской район, Костромская область

    Одним из ярчайших продолжателей Сергиева дела был монах Авраамий, основатель четырех монастырей в глухой галицкой стороне (речь, конечно, не про Галицию, а про Галич Костромской области).

    Сохранился лишь Авраамиев Городецкий монастырь в селе Ножкино, где святой упокоился. Храмы видны из Чухломы и с солигаличской дороги за озерной гладью: Покровская и Никольская церкви XVIIвека и собор иконы Божьей Матери "Умиление" с колокольней, построенные Константином Тоном в стиле его московского "шедевра".
    Руины двух церквей еще одного Авраамиева Новоезерского монастыря сохранились напротив Галича, в селе с ласковым названием Умиление.

    Череповецкий Воскресенский монастырь. Череповец

     Сложно поверить, что индустриальный гигант Череповец когда-то был тихим купеческим городком, выросшим в XVIIIвеке у монастыря, основанного Сергиевыми учениками Феодосием и Афанасием. Монастырь упразднили в 1764 году, но его Воскресенский собор (1752-56) остаётся старейшим зданием, историческим сердцем Череповца.

    Кирилло-Белозерский монастырь. Вологодская область, Кирилловский район

     В 1397 году в Белозерское княжество пришли двое иноков Сим

a-forester.livejournal.com

Свято-Троицкая Сергиева Лавра - Православный журнал "Фома"

Тысячи паломников со всего мира устремляются в это место, в одну из двух обителей в России, имеющих статус лавры. Что знаем мы об истории этой великой святыни нашей страны? Какую роль сыграла она в судьбе нашего Отечества?

На центральной площади Троице-Сергиевой Лавры стоит необычный обелиск, привлекающий внимание многих туристов. Установил его в 1792 году знаменитый ученый и церковный деятель — митрополит Платон (Левшин). «Три были несчастливыя для России времена, — написано на обелиске, — и в оных сия обитель к сохранению отечества содействовала». На каждой грани обелиска — медальон с текстом, поясняющим, какую именно роль играла Лавра в ту или иную эпоху…

Многие знают монастырь святого Сергия Радонежского как духовный центр русского Православия и собрание замечательных памятников архитектуры. Но не всем известно, сколь важную роль он играл на крутых поворотах российской истории. И трудно сказать, в какой стране и как бы мы жили сегодня, если бы не эта обитель.

Возрождение страны

Южная грань обелиска посвящена эпохе основателя монастыря. Преподобный Сергий Радонежский (1314 или 1322—1392) избегал почестей и больших должностей, он даже отказался от предложения стать преемником митрополита Московского Алексия. Но поразительным образом именно преподобный Сергий, проводивший жизнь в молитве и общении с учениками, сыграл ключевую роль в истории своего времени.

В середине XIV века Русь терзали непрекращающиеся междоусобные войны. Князья выводили полки друг против друга, а иногда собственные руки обагряли кровью таких же, как они сами, князей Рюрикова рода. Народ пребывал во тьме духовной. Ордынские набеги обрушивались на древние города, главные культурные центры Руси. Не хватало ни книг, ни грамотных людей. Даже искусных ремесленников оставалось ничтожно мало. Оскудела и монашеская традиция…

Ко времени возмужания Сергия Орда правила Русью около ста лет. Она то усиливалась, то ослабевала. Порой русским князьям удавалось наносить ордынским отрядам поражения, порой русские города восставали и гнет ордынский несколько ослабевал. Но для решающего столкновения время пока не наступило: Руси не хватало сил. Ханы продолжали требовать дань, совершали карательные походы в случае неповиновения, а русские князья стремились не столько избавиться от власти Орды, сколько использовать ордынцев в политических играх, устраняя своих соперников их руками.

В то время монастырь преподобного Сергия едва ли не полностью помещался там, где сегодня расположена его центральная площадь. Небольшая деревянная церковь, скромные монашеские кельи, несколько хозяйственных построек — вот, пожалуй, и все… Вокруг же стояли глухие радонежские леса, в которых не было ни души, а условия жизни были столь тяжелы, что старший брат преподобного Сергия, Стефан, не выдержал испытаний и ушел жить в московскую Богоявленскую обитель. Но постепенно вокруг отшельника Сергия начали собираться другие монахи, у него появились ученики, а слава о святом начала распространяться по всей Руси и за ее пределы.

В монастыре при преподобном Сергии не принимали пожертвований — на жизнь монахи зарабатывали только своим трудом, а сам настоятель ежедневно ходил за два километра с ведрами, дабы с утра принести воды своим братьям-монахам. Не брезговал он, когда требовалось, и тяжелой плотницкой работой, хотя был сыном знатного человека — ростовского боярина.

Преподобный считал, что монаху, а тем более священнику, не подобает быть безграмотным неучем. В его скромном монастыре средства шли в первую очередь на приобретение книг. Здесь также покровительствовали иконописцам.

Именно простота и мудрость привлекали к нему людей со всей страны. За советом приходили и князья, которых преподобный Сергий стремился отвратить от междоусобных войн. Ради установления мира он даже отказывался на время от своего уединения в лесной чащобе. С миротворческими миссиями он посещал Нижний Новгород (1365) и Рязань (1385), как миротворец же участвовал в княжеском съезде в Переславле-Залесском (1374).

Святой Сергий учил людей в первую очередь любви и прощению. Он и сам подавал пример смирения в самых сложных ситуациях. Например, когда среди монахов началась борьба за право первенства, он тайно покинул обитель, дабы не быть источником раздражения и интриг. Братии пришлось потратить немало сил, чтобы вернуть игумена обратно…

Однако все это не означало абсолютного непротивления злу всегда и во всем.

В то время московскому князю Дмитрию Ивановичу предстояло сделать непростой выбор: вновь покориться ханам, ожидая еще более незавидной участи для Русской земли, либо рискнуть и дать им отпор. За советом князь Дмитрий поехал к преподобному Сергию, и тот не стал отговаривать правителя от сражения. Напротив, благословил князя и поручил двум своим монахам, Пересвету и Ослябе, отправиться вместе с войском.

Князь победил большое ордынское войско на реке Воже в 1378 году. Однако главное столкновение назрело к 1380 году.

Дмитрий Иванович перешел Дон и дал бой ордынцам на Куликовом поле. Победа в ней стала первым шагом к освобождению русских земель, а сам князь получил прозвище Димитрия Донского…

Об этом эпизоде из жизни преподобного Сергия знают сегодня многие. Гораздо менее известен и осмыслен другой его вклад в будущее страны: после кончины Сергия его ученики разошлись по всей Руси, проникли далеко на Север, который тогда еще был слабо заселен. Создавая новые монастыри, они возрождали ослабевшую было традицию русского монашества. Сам их духовный пример влиял на общество едва ли не больше, чем славная победа на Куликовом поле, ведь многие ученики оказались вполне достойны учителя и заслужили не меньшее уважение среди людей.

70 учеников Сергия Радонежского причислены к лику святых. Многие города возникли вокруг монастырей, основанных ими. Многие земли на севере были освоены в первую очередь монахами, выходцами из Троице-Сергиевой обители.

Смута

В боковых воротах Троицкой церкви, почти над самой ракой с мощами преподобного Сергия зияет отверстие — след от попавшего некогда в храм ядра. Его специально сохранили в память о событиях, которым на обелиске митрополита Платона уделено сразу две грани: восточная и северная.

Речь о периоде Смутного времени, когда обители вновь довелось сыграть важную роль: монастырь не только стал центром консолидации русского общества, но и вписал свою страницу в военную историю Смуты. Шестнадцать месяцев — с октября 1608 по январь 1610 года — он выдерживал осаду вражеских войск.

В Москве тогда правил государь Василий Иванович из рода князей Шуйских, Рюрикович. Русская церковь признала его и возложила ему на голову державный венец. Троице-Сергиев монастырь оказывал царю поддержку.

Но неподалеку от Москвы, в Тушине, расположился с большой армией самозванец Лжедмитрий II. У него под рукой ходили авантюристы разных мастей: поляки, литовцы, русские «воровские» казаки, изменники из числа московских дворян, «перелетевших» в стан фальшивого царика за почестями.

Захват обители стал тогда для самозванца одной из ключевых задач. Это не только позволяло ему с северо-востока окружить Москву, где продолжал обороняться Василий Шуйский. Куда важнее было идейное значение монастыря. На фоне гражданской войны и безвластия позиция троицких иноков могла сыграть ключевую роль. Лжедмитрий хорошо понимал: кого поддержат в обители — тот и может претендовать на власть в стране.

Но не только самозванец подумывал о захвате монастыря. Его «полевые командиры» — польские паны и атаманы казачьи — мечтали о сокровищах из монастырской ризницы. Многие из них «спали и видели» сказочное обогащение, дело оставалось за малым: войти в стены обители и разграбить ее.

К монастырю подошло огромное войско, состоявшее из польско-литовских военных под управлением гетмана Яна Сапеги, а также «тушинцев», то есть русских сторонников Лжедмитрия. Последних возглавлял ловкий и дерзкий командир — пан Александр Лисовский. Точное число войск неизвестно, по подсчетам историков в их составе могло быть от десяти до пятнадцати тысяч ратников, то есть на каждого защитника обители приходилось по 4-7 осаждающих.

Число ратников, оказавшихся под стягами Святой Троицы, было невелико. Способных держать оружие оказалось две-три тысячи человек. Вместе с монахами в обители заперлись стрельцы, опытные военачальники из дворян, а также крестьяне из окрестных сел. Правда, Лавра располагала превосходной артиллерией, такой, о которой Сапега с Лисовским могли только мечтать.

Осаждающие надеялись, что никто не станет рисковать жизнью ради непопулярного царя Василия, коего многие считали очередным временщиком. От Лавры ждали признания Лжедмитрия законным государем и выдачи денежной казны. Но братия, стрельцы, дворяне и прочие участники обороны встали насмерть, не желая покоряться.

Осажденные видели в своем сопротивлении не только политический, но и христианский смысл. Как сообщает один из исторических источников того времени, они молились, отстаивали службы и прибегали к помощи преподобного Сергия: «Первыми воеводы князь Григорий Борисович Долгорукий и Алексей Голохвастов целовали животворящий крест Господень у раки чудотворца, а затем также и дворяне, и дети боярские, и слуги монастырские, и стрельцы, и все христолюбивое воинство, и все православные христиане. И с той поры было… братолюбие великое, и все с усердием без измены бились с врагами».

Началась многомесячная осада. К лету 1609 года в монастыре осталось не более двухсот боеспособных ратников и всего 40 монахов из прежних 300. Отряды, шедшие на поддержку обители, редко прорывались за ворота. Войско же осаждавших время от времени получало подкрепления. От голода в монастыре ежедневно умирало до пятнадцати человек, а стены (они были куда ниже, чем сегодня), не могли служить надежной защитой. Ядро, след от которого сохранили до наших дней, попало в двери Троицкого храма прямо во время богослужения…

Впрочем, и враги несли огромные потери. Боевые вылазки стрельцов, несколько неудачных штурмов, хорошая работа артиллерии и нападения извне — все это сильно измотало осаждавших. Осада монастыря стоила им дорого. Все попытки подвести подкоп под стены обители оканчивались неудачей. Перестрелки, мелкие стычки и большие бои стали каждодневной реальностью для бойцов Сапеги и Лисовского. Они все еще мечтали о золоте и серебре в сундуках монахов, но в реальности получали только свинец. Русские участники осады все больше и больше утверждались в мысли, что они совершают большой грех, и сам Господь препятствует их затее.

И вот 7 августа 1609 года состоялся большой штурм. Шансов у двухсот защитников обители не было, но…

Из-за сложной системы сигналов наступавшие части запутались в ночной темноте. Иностранные солдаты, услышав русскую речь своих союзников-«тушинцев», приняли их за противника. Наступление переросло в резню осаждавшими друг друга. Обреченная на победу армия Сапеги нанесла сильнейшее поражение сама себе, а позже ее добила артиллерия защитников монастыря.

Между тем к обители неотвратимо приближалось большое войско князя М. В. Скопина-Шуйского, сильнейшего сторонника царя Василия. Оно представляло смертельную угрозу для осаждающих.

И вот 12 января 1610 года «…гетман Сапега и Лисовский со всеми польскими и литовскими людьми и с русскими изменниками побежали к Дмитрову, никем не гонимые, только десницей Божией. В таком ужасе они бежали, что и друг друга не ждали, и запасы свои бросали. И великое богатство многие после них на дорогах находили — не худшие вещи, но и золото, и серебро, и дорогие одежды, и коней».

Итак, Сапега бесславно отвел свои войска. Его армия понесла большие потери. Но моральный урон от поражения был еще сильнее — русское общество восприняло случившееся однозначно: пример стойкости Лавры изменил отношение к происходящему в стране, у людей появились силы бороться.

А уже через два года монастырь стал одним из центров консолидации сил, благодаря которым ополчению Минина и Пожарского удалось дойти до Москвы и положить конец Смуте.

Почему же осада провалилась? В стойкости защитников Лавры никто не сомневается, но ее одной было недостаточно… Каждый может судить сам о событиях того времени. Но участники той обороны и даже некоторые осаждавшие говорили, что видели по ночам на стене самого преподобного Сергия, который с молитвой обходил свою обитель…

Великий реформатор и великий монастырь

Последняя сторона обелиска посвящена эпохе Петра Великого, еще одному поворотному моменту в истории. А ведь если бы не Троице-Сергиева Лавра, то ни петровских реформ, ни Санкт-Петербурга, ни русского флота могло бы не быть. Ведь именно здесь, в Лавре, будущий император в юные годы дважды находил убежище, спасаясь от восставших стрельцов.

Стоит отметить, что царь-реформатор никогда не забывал о том, что сделал для него монастырь преподобного Сергия. При Петре в Лавре было возведено сразу несколько важных строений, определивших сегодняшний облик обители. Это трапезный храм, на втором этаже которого расположилась просторная монастырская библиотека, надвратная церковь и здание царского дворца, где ныне расположена Московская духовная академия.

Архитектурный стиль того времени уникален: русское или, как его еще называли, нарышкинское барокко — своего рода переходный этап между старой московской Русью и новой империей с ее державным петербургским блеском. Именно барочный стиль того времени придал Лавре ее запоминающийся внешний облик.

После обелиска

Но, конечно же, на эпохе митрополита Платона история Лавры не закончилась. Если бы памятный обелиск устанавливали не в конце восемнадцатого века, а сегодня, граней для него потребовалось бы больше.

Так, к примеру, еще одна важная страница летописи — это время революции, с которым связана почти детективная судьба мощей преподобного Сергия Радонежского, голова которого была похищена… из самых наилучших побуждений.

К 1917 году монастырь был крупнейшим духовным центром страны: вокруг него вырос огромный город, рядом появилась железная дорога. От пустынного захолустья не осталось и следа. В самой обители было около четырех сотен монахов, а еще студенты семинарии, паломники, работники-миряне… Вся жизнь выросшего вокруг монастыря Сергиева Посада зависела от обители. Однако грозные перемены были уже на пороге…

В 1918 году монастырь превратили в трудовую артель, а в 1919-м и вовсе закрыли. Именно тогда среди работников созданной при нем Комиссии по охране памятников истории и старины созрел заговор. Узнав, что власти планируют вскрыть мощи преподобного Сергия, а затем, скорее всего, уничтожить их, несколько человек из комиссии отважились похитить голову святого и сохранить ее до лучших времен.

Известный ученый и священник Павел Флоренский, а также член комиссии и видный реставратор Юрий Олсуфьев вошли в храм под видом сотрудников музея и смогли отделить от тела, а затем вынести голову преподобного Сергия.

После этого на протяжении многих лет святыня сохранялась заговорщиками, переходя от одного из них к другому. Она была возвращена в монастырь лишь после войны, когда обитель вновь передали Церкви.

Академия

Отдельная страница в истории Лавры — московские духовные школы, один из крупнейших центров подготовки православного духовенства, расположенный в лаврских стенах.

В послевоенное время отношения между Церковью и советской властью во многом изменились. В 1943 году Сталин, стремясь заручиться поддержкой верующих, пошел на ряд послаблений: впервые с 1920-х годов было разрешено избрать патриарха, власти вернули некоторые храмы и даже разрешили выпускать одно-единственное церковное издание — «Журнал Московской Патриархии». Но что еще более важно: Сталин позволил возобновить легальную подготовку священников, восстановить семинарии.

До этого любое собрание с целью просто изучать Библию являлось незаконным и каралось по всей строгости того времени. Теперь же Церковь получила возможность подготовить новое поколение священников, в котором она так нуждалась после репрессий и многолетнего насаждения ненависти к духовенству.

Уже в 1949 году в Троице-Сергиевой Лавре вновь начали работу Московская духовная семинария и академия. Кроме того, в обители начала возрождаться и монашеская жизнь. За три года до этого здесь состоялась первая за 26 лет Литургия.

Для советской власти Троице-Сергиева Лавра стала «образцово-показательным» монастырем: сюда привозили иностранные делегации, стремясь показать им якобы существующую в Советском Союзе свободу вероисповедания.

Поэтому даже в годы особенно жестоких хрущевских гонений на Церковь, получивших в церковной среде прозвание «черная оттепель», монастырь не был закрыт. А это, в свою очередь, помогло сохранить и укрепить в нем монашескую традицию.

В результате история времен преподобного Сергия повторилась вновь. Когда в конце 1980-х началось возрождение церковной жизни, именно из братии Лавры вышли многие епископы, священники и настоятели новых монастырей. Лавра вновь стала той точкой, из которой пошло духовное возрождение страны и Церкви.

Не самая большая церковь

Сегодня в Лавру ежедневно приезжают тысячи паломников. В монастыре действует 11 храмов, а Литургия служится в общей сложности пять раз в день.

Троицкий храм — не самый крупный в архитектурном ансамбле Лавры, но именно сюда спешит большинство приехавших в монастырь. Все время, пока храм открыт для посещения людей, поток идущих в него не прекращается: паломники спешат поклониться мощам основателя обители, преподобного Сергия.

И все время, пока тянется нескончаемая очередь, у раки с мощами не прекращается молитва-акафист основателю обители: монахи читают его, сменяя друг друга. В самом центре Лавры, в центре главного монастыря страны, разговор с Богом не прекращается ни на секунду.

Схема Лавры

Картинка кликабельна, кликните, чтобы рассмотреть подробнее

Как добраться

  1. Электричкой

С Ярославского вокзала Москвы (метро «Комсомольская») до станции «Сергиев Посад». Время пути — около полутора часов. Расписание электричек до станции «Сергиев Посад».

  1. Автобусом

От метро «ВДНХ» автобус №388 до Сергиева Посада. Отправляется каждые 10-15 минут, время в пути без пробок — около часа. Расписание автобуса №388 до Сергиева Посада.

  1. Машиной

Из Москвы по Ярославскому шоссе до поворота на Сергиев Посад (съезд с левой полосы по указателю). Маршрут на карте.

Контакты:

141300, Московская обл., г. Сергиев Посад, Свято-Троицкая Сергиева Лавра

8 (496) 540-53-34

Фото Владимира Ештокина

Рисунок Юлии Кузенковой

Читайте также:

Ученики преподобного Сергия, основавшие новые монастыри
Благословлял ли Сергий Радонежский Дмитрия Донского?
Сергий Радонежский — почему он?
Преподобный Сергий Радонежский (история в картинках)
Троице-Сергиева лавра разных лет (фотографии Владимира Ештокина)

foma.ru

Загадки и секреты жития Сергия Радонежского

Для современных почитателей истории XIV век ассоциируется не в последнюю очередь со славной победой русского оружия – Куликовской битвой. Однако для современников это было не так.

Хроника непонятного века

Советская историография древнерусский XIV век не любила. Для этого времени придумывались сложные названия – что-то вроде «продолжение борьбы с монголо-татарскими завоевателями и начало собирании русских земель вокруг Москвы». «Продолжение», «начало» – ни одного законченного исторического процесса. А, если присмотреться к подробностям, и ни одного постоянного.

Да, вроде бы на протяжении всего века московские князья неуклонно увеличивают свои владения, да и претендентов на великокняжеский ярлык теперь меньше, чем столетие назад.

Однако в 1360-е, при малолетстве Димитрия Ивановича, знак политического первенства всё же уходит из рук москвичей к суздальцам; позже его удаётся вернуть лишь благодаря активному участию в правлении страной митрополита Алексия. В 1370-е в спор за заветный символ власти включится Михаил Александрович Тверской, а в 1382 Тверское княжество получит самостоятельный статус Великого.

На северо-западе на протяжении 1300-х и далее продолжают существовать две феодальные республики – Новгородская и Псковская. На юго-востоке статус великих имели Рязанские князья, в своей политике балансировавшие между Москвой и Ордой.

Как видим, суждения о политическом первенстве Москвы в это время пока ещё весьма условны.

С «борьбой против монголо-татарских захватчиков» тоже не всё оказывается гладко. Именно в этом веке ненавистные ордынцы всё чаще выступают и как…средство для выяснения отношений с собственными же соседями.

Баскаки. Художник Сергей Иванов

В 1328 году Иван Калита лично приводит под Тверь ордынские отряды, которые разоряют город так, что тверские правители забывают о своих политических претензиях на несколько десятилетий.

В 1382 Димитрий Донской соглашается возобновить выплату дани и благодаря этому вновь обходит представителя Твери в борьбе за ярлык.

Да, в 1380 году состоялась Куликовская битва – крупнейшее для своего времени сражение против ордынцев. Но уже через два года после него, пока Димитрий Донской собирал по Руси армию взамен погибшей, отряды хана Тохтамыша сожгли Москву.

Вот так: платим, выясняем отношения, воюем, потом опять платим. А на фоне этих событий в глуши радонежских лесов разворачивалась совсем другая история.

«От рождения Сергия… и до самой кончины его»

Житие святого Сергия писали два величайших древнерусских агиографа – Епифаний Премудрый и Пахомий Логофет. О границах работы над текстом одного и второго исследователи спорят до сих пор. Обычно считается, что Епифаний чрезвычайно пространное житие написал, а Пахомий потом его правил, приспосабливая поистине необъятный текст для нужд обихода.

Епифаний же проделал и уникальную подготовительную работу, опросив многочисленных современников и свидетелей жизни преподобного – его старшего брата, келейника, учеников.

В итоге повествование получилось у него не просто житийным, но историческим. В нём не только описаны моменты, обычные в рассказе о святом – рождение от благочестивых родителей, подвиги аскезы, постриг, чудеса, — но упомянуты многие события русской истории того времени.

Так, автор оговаривает, что переселение родителей святого из Ростова в Радонеж состоялось после перехода ростовских земель под власть Ивана Даниловича Калиты, когда «москвичи получили в Ростове большую власть» и обижали местных жителей. Основание же первой Троицкой церкви пришлось на ранние годы княжения Симеона Ивановича Гордого.

Ростов Великий

Правда, из поля зрения агиографа совершенно выпадает другая деятельность преподобного – дипломатическая.

Известно, что на протяжении своей жизни преподобный не раз исполнял дипломатические поручения сначала митрополита Алексия, а затем, по-видимому, и Димитрия Донского.

Так, в разные годы святой Сергий уговорил перейти в подчинение Москве нескольких удельных князей – Константина Ростовского, Бориса Константиновича Суздальского, а затем даже самого Олега Рязанского, печально известного тем, что в Куликовской битве он принимал участие на стороне ордынцев. Однако подобная деятельность Троицкого игумена, по-видимому, показалась авторам слишком «земной» и «суетной».

В целом же по строению житие святого Сергия Радонежского, состоящее из отдельных новелл, описывающих жизнь не только самого святого, но и его ближайшее окружение, очень напоминает более раннее житие Феодосия Печерского.

Ослябя и Пересвет: загадка русского рыцарства

Для современных почитателей истории XIV век ассоциируется не в последнюю очередь со славной победой русского оружия – Куликовской битвой. Однако для современников это было не так.

Даже если оставить в покое исторических скептиков, которые то и дело напоминают: точное место знаменитого сражения археологи пока не нашли, — есть основания полагать, что современники относились к Мамаеву побоищу совершенно иначе. Скорее всего, оно вызывало у них, в первую очередь, скорбь в связи с небывалым для древнерусского военного искусства числом жертв.

В первые годы после самой битвы, когда нашествие Тохтамыша сменилось набегами Едигея, писать о ней было, скорее всего, некогда и некому. Но даже самый ранний из дошедших до нашего времени письменных рассказов о битве – так называемый Кирилло-Белозерский список «Сказания о Мамаевом побоище» (не ранее второй половины XV века) военные действия описывает вкратце. Зато заканчивается длинным синодиком с перечислением имён погибших воинов.

Вообще же все древнерусские произведения, из которых мы сегодня узнаём о Куликовской битве, писались к её столетию, а то и позже. Именно тогда в «Сказании о Мамаевом побоище» появляется известие о том, что перед историческим сражением Димитрий Донской приезжал в Троицкий монастырь, где получил из уст игумена однозначное предсказание победы: «Победишь, господин, супостатов своих».

Благословение преподобным Сергеем Радонежским Дмитрия Донского. Художник Владимир Соковнин

Там же, в «Сказании», сообщается и о двух иноках – Ослябе и Пересвете – которых преподобный Сергий якобы отправил на бой вместе с Димитрией Донским. Причём из «Сказания» же следует, что, вызвав на бой ордынского богатыря Челубея, Александр Пересвет на Куликовом поле погиб.

Сергий Радонежский благословляет Пересвета перед Мамаевым побоищем. Миниатюра Летописного свода Ивана Грозного, 1558—1576. Фото: Википедия

История красивая, спору нет. Конечно, участие монахов в военных действиях не очень стыкуется с восточно-христианской традицией, так что, можно считать: благословение преподобного Сергия явило нам единственный пример русского рыцарства. Вот только было ли оно на самом деле – вопрос спорный.

Современные историки высказывают предположения о том, что братья-монахи до пострига, возможно, были служилыми боярами – тогда их воинский опыт мог пригодиться князю. С другой стороны, в XVI столетии на Руси известны роды Ослябятиных и Пересветовых, указывавшие на своё происхождение именно от легендарных участников Мамаева побоища. А в Симоновом монастыре, по преданию, долго сохранялась могила Александра Пересвета, в которой погребён он был вместе с сыном.

Тогда можно предположить, что в сражении иноки участвовали как княжеские слуги, а постриглись позже, ну, а рассказчик век спустя напутал. Только причём тут будет преподобный Сергий? В общем, было ли – не было, загадка на загадке.

Житие Епифания о разговоре Димитрия Донского с преподобным сообщает куда более сдержанно. Святой Сергий здесь однозначной победы князю не предсказывает, говорит лишь: «Если Бог поможет тебе, ты победишь». И лишь позже гонец из монастыря доносит до князя весть, что «Бог обязательно поможет».

Незаметный человек

Что же остаётся нам из пространного жития? Отрок, выучившийся грамоте только посредством Божественного дара?

Сомневающийся юноша, с детства мечтавший о монашестве, но принявший постриг позднее брата, успевшего и жениться, и похоронить семью?

Странный искатель, вместо имевшихся поблизости монастырей удалившийся в лесную чащу?

Младший брат, не решающийся даже построенную им церковь назвать без совета старшего?

Игумен, вначале старательно избегавший игуменства, потом при первых словах распри уступивший его брату, а в конце жизни также старательно бегавший митрополичьего сана?

Работник, не берущий плату за труд – решето гнилого хлеба – раньше, нежели будет окончена его работа? Копающийся в огороде монах, по ветхой рясе которого заезжий крестьянин никак не хочет опознать известного праведника?

Художник Михаил Нестеров. Труды преподобного Сергия

Настоятель, введший в Троицком монастыре общежительный устав только после прямого благословения на то Константинопольского патриарха?

Или же Сергий – основатель нескольких монастырей и духовный наставник ещё большего числа будущих настоятелей.

Вершитель чудес, которому сослужит ангел и которого удостаивает беседы Пресвятая Богородица. И божественный огонь снисходит на жертвенник, когда он служит.

Очевидцы рассказывали: когда решался вопрос о том, под каким именем постригать будущего патриарха Алексия II, на одной из записок для жребия записали имя преподобного Сергия. Однако жребий решил иначе. Тогда один из участников действа пошутил, дескать «святой опять уступил».

Святой Сергий уступает – вот только, случись что, и мы сами опять бежим в Лавру и просим: «Преподобный отче Сергие, моли Бога о нас».

Фото: tatmitropolia.ru

www.pravmir.ru

Сергий Радонежский - почему он?

Что же такого сделал этот святой, если он уже при жизни был почитаем, а позднейшие поколения присвоили ему высокое звание «игумена всея Руси»? Отличен ли монашеский путь Сергия от подвига ранних иноков, и если да, то в чем именно его уникальность? И, наконец, какое влияние оказал преподобный угодник Божий на культуру Северо-востока Руси?

***

Святой жил в XIV веке – в годы монголо-татарского ига. Русские земли по-разному пережили набег ордынцев. И если Европейская часть, более известная сегодня как Украина и Беларусь, уже к середине столетия практически избавилась от политического диктата со стороны оккупантов, то Восток еще не один десяток лет ощущал на себе всю мощь поработителей. А это очень многое значило. На Западе Руси с середины столетия татары практически не вмешивались в политику князей, ограничиваясь лишь поборами и грабежом. А вот Восток вплоть до конца XV века вынужден был считаться с мнением ханов, и даже Великие князья Московские проходили унизительную процедуру признания легитимности своей власти захватчиками.

Все это не могло не сказаться на духовном состоянии как народа, так и правящей элиты. Например, русский святитель Кирилл, ставший митрополитом почти сразу после нашествия Батыя и всю жизнь старавшийся наладить церковную жизнь, в своих записках описывал больше не нищету и разорение, а глубокое нравственное одичание людей. Состояние было даже хуже, чем до крещения Руси – настолько сильно разрушило иго духовный фундамент общества.

Кроме того, на выжженной и опустошенной территории почти не осталось монахов. Те же, немногие, кто смог спастись, уходили в глухие леса. Приток свежих сил в иноческие ряды был очень слабым – народ настолько очерствел душой за годы оккупации, что заботы о Вечности в то время мало кого интересовали. Каждый стремился просто выжить, даже не задумываясь о чем-то более возвышенном. Если же и находились люди, желающие стать на путь монашеского подвига, то они проходили его самостоятельно, вне монастырей, кто как мог. Ведь старцы, которые могли бы передать свой опыт, погибли, а книги, излагающие правила монашеского жития, безвозвратно сгорели в огне пожарищ.

Для полноты картины важно не забывать и тот факт, что чем дальше на восток и север от Киева находились земли, тем дольше длилась их христианизация. На этом фоне преподобному Сергию предстояло в буквальном смысле совершить духовную революцию в глуши отдаленных русских земель, превратив их во второй очаг православной веры. С именем этого человека связан блистательный и неповторимый в отечественной истории расцвет иноческого жития на Востоке Руси.

Первое, что сделал преподобный Сергий, – изменил отношение к монашескому подвигу. В сознании большинства мирян того времени постриг был спасителен сам по себе и приравнивался к Крещению – человек принимал постриг, и уже считался стопроцентно спасенным, свободным от прежних грехов. Именно поэтому среди князей и бояр долгое время бытовал обычай предсмертного принятия иночества. Святой Сергий восстанавливает лучшие монашеские традиции Киевской Руси и всей своей жизнью утверждает истинное понимание монашества. Для всех преподобных отцов, как до Сергия, так и после него, принятие пострига – это не «второе Крещение», не «билет в Рай» и не гарантия спасения – это лишь его возможность через крест непрестанного очищения от грехов; крест послушания до полного самоотречения. И только от самого монаха зависит, использует ли он эту возможность или нет.

Эпоха преподобного Сергия дала Церкви огромное количество святых. Непосредственными учениками великого старца было более двадцати монахов, которые основали в целом около 40 монастырей! Из этих обителей, в свою очередь, выходили новые подвижники, которые дали России еще приблизительно полсотни иноческих общин. В итоге за XIV – XVI века весь Север Руси покрылся густой сетью малых и больших обителей. Например, один только Авраамий Галицкий, бывший в числе первых духовных чад игумена Радонежского, основал четыре обители. Без преувеличения, Сергий является «игуменом всея Руси», вдохновителем и во многом – создателем северного иночества.

Художник Александр Простев

Основание монастырей в описываемую эпоху происходило по такой схеме: подвижник, чающий молитвенного уединения, уходил в лес. Через некоторое время около него собирались другие иноки, и на месте кельи отшельника вырастал монастырь. А старец, тяготясь своей славой, снова уходил в пустынные места, и все повторялось сначала. Была и другая схема, когда инок какого-нибудь монастыря, стяжав благодатные дары Святого Духа, покидал свою родную обитель и основывал другую, уже в ином месте. Князья и богачи тоже строили монастыри, но иноческую жизнь в этих обителях все равно налаживали иноки, прошедшие трудную школу пустынножительства.

XIV столетие считается началом «Золотого века» русского монашества. В течение двух веков – XIV и XV – прославились Дмитрий Прилуцкий, Кирилл Челмогорский, Стефан Махрищский, Александр Куштский, Стефан Пермский, Пахомий Нерехтский, Дионисий Суздальский, Сергий Нуромский, Кирилл Белозерский, Савватий Соловецкий, Андрей Рублев. Это список неполный, его можно продолжать, не говоря уже о подвижниках, имен которых мы не знаем, и которые по своему смирению остались неизвестными. Многих святых связывают узы личной дружбы, которую они пронесли через всю свою жизнь.

Эти преподобные отцы служили не только Богу, но и людям. И если мы внимательно будем читать их жития, то заметим, что чудеса, творимые святыми подвижниками, были направлены, прежде всего, на помощь ближнему. Русский инок во все времена оставался верным сыном своего Отечества, и, несмотря на то, что он отрекается от мирской суеты, сам мир, его проблемы и беды, не становятся иноку чуждыми. Возносясь душой к Богу, монах продолжает болеть за свой народ и молится за него.

В XVI веке, когда наша земля стала оправляться от ужасов татарщины, когда Московское государство окрепло и у людей появилось ощущение стабильности и уверенности в завтрашнем дне, монашество стало клониться к закату. С приходом в страну благополучия и процветания все меньше людей хотело отрекаться от комфорта и достатка, уходить подальше от мира и искать спасение в обители. Подвиг, конечно, продолжал совершаться, многие иноки достигли святости, но в общем потоке монашеского движения уже не было той живой движущей силы, той массовости, которая была присуща иночеству эпохи святого Сергия и его учеников.

Но, несмотря на все дальнейшие перипетии, которые ожидали Церковь и Россию в последующих веках, фигура Радонежского игумена оставалась путеводной звездой для тех сотен тысяч людей, которые в разное время захотели посвятить себя Богу. И в годы Смуты, и в лихолетье раскола, и в бурю Петровских реформ, и в пышный век дворцовых переворотов, и в «просвещенное» XIX столетие, и в годы большевизма игумен Сергий оставался тем самым идеалом, который вдохновлял на подвиг. И даже в периоды наибольшего отпадения России от Бога этот святой служил напоминанием того, до каких высот может взлететь христианская душа в своем подвиге. Без преувеличения, все, что мы имеем лучшего в культуре и духовности России, – и «Троица» Андрея Рублева, и белокаменные соборы, и огромное литературное наследие, –  все это является преломлением и переосмыслением того благодатного опыта, который приобрел, накопил и преумножил великий Радонежский инок.

Ученики и последователи Сергия Радонежского 

Из серии Житие прп. Сергия (прп Симон один из первых учеников Сергия Радонежского)
Фото Александра Простева

– Преподобный Авраамий Галицкий, называемый также Городецким и Чухломским, который был одним из первых учеников и постриженцев преподобного Сергия. Из обители Сергия Радонежского он удалился в страну Галицкую. Он основал четыре обители: монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, монастырь Положения пояса Богоматери, монастырь во имя Собора Богоматери и обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы, где и скончался.

– Преподобный Павел Обнорский или Комельский. Был келейником у самого игумена Сергия. Потом испросил у старца благословения жить в уединении в окрестных лесах. Основал общежительный монастырь во имя Живоначальныя Троицы.

– Преподобный Сергий Нуромский. Он был грек по происхождению. Основал на реке Нурме монастырь Преображения Господня.

–  Сильвестр Обнорский. Основал обитель Воскресения Христова.

– Преподобные Андроник и Савва. Святитель Алексий испросил у Преподобного Сергия сего ученика для устроения обители Всемилостивого Спаса в семи верстах от Кремля, на речке Яузе в1361 г. Под руководством Преподобного Андроника воспитались его спостник и преемник по игуменству Преподобный Савва и знаменитые иконописцы Андрей Рублев и Даниил.

– Мефодий, основатель обители Пешношской,1361 г.

– Преподобный Феодор, в миpу Иоанн, родной племянник преподобного Сергия. Основатель Симонова монастыря.

– Кирилл и Ферапонт Белозерские, выходцы из Симоновой обители. Кирилл основал обитель Уcпения Пресвятой Богородицы (в1397 г.), а Ферапонт основал монастырь Рождества Богородицы (в1398 г.). В 1408 году преподобный Ферапонт перешёл в Можайск и здесь, в версте от города, основал Лужецкий монастырь.

– Преподобный Афанасий, основатель Высоцкого монастыря в Серпухове около1373 г.

– Преподобный Роман, основатель обители на Киржаче около1374 г.

– Преподобный Леонтий, основатель Стромынского монастыря Успения Богоматери на реке Дубенке около1378 г.

– Преподобный Савва, основатель Дубенского Успенского монастыря. Изображён в Успенском соборе Троицкой Лавры с закрытым правым глазом.

– Преподобный Афанасий пустынник, основатель Череповецкого Воскресенского монастыря.

– Преподобный Ксенофонт Тутанский основал Тутанский Вознесенский монастырь на берегу реки Тьмы.

– Преподобный Ферапонт Боровенский, основатель Успенского Боровенского монастыря, в десяти верстах от города Мосальска Калужской обл.

– Преподобный Савва Сторожевский, после смерти преподобного Сергия и по удалении преподобного Никона на безмолвие, шесть лет управлял Лаврою преподобного Сергия. В 1398 году Савва основал близ Звенигорода на горе Стороже монастырь во имя Рождества Богородицы.

– Преподобный Иаков Железноборский, или Галицкий. Основатель монастыря во имя Предтечи.

– Преподобный Григорий Голутвинский, первый игумен Голутвинского монастыря в Коломне.

– Преподобный Пахомий Нерехтский, основатель Троицкого Сыпанова монастыря близ Нерехты Костромской обл.

– Преподобный Никита Костромской, основатель Богоявленского монастыря в Костроме.

В материале использованы репродукции картин художника Александра Простева

Другие материалы о святом Сергии Радонежском читайте здесь

foma.ru

Сергий Радонежский был волхвом. Два взгляда на подвижника Земли Русской

Сергий Радонежский был волхвом. Два взгляда на подвижника Земли Русской

Понедельник, 21 Окт. 2013

Чтобы не лишить русский народ духовности, не превратить под воздействием западной христианской идеологии в материализованных, живущих одним днем, равнодушных к своему будущему обывателей, некоторые ведические жрецы стали действовать под христианских священников. Тем более, оболваненный и затравленный гонениями на волхвов, народ стал искать истины у новых «жрецов» от иноземной церкви. Одним из таких «христианских подвижников» был Сергий Радонежский.

В продолжении тем:

Православие - не христианство. Как появлялись исторические мифы [видео]

Русские волхвы, кто они ?

Взгляд первый

Подробности: Сергий Радонежский - биография ("историческая" версия)

Взгляд второй

Знаете ли Вы, что после встречи отрока Варфоломея со старцем-схимником, в жизни отрока – будущего игумена Сергия всё изменилось? «Сын ваш будет обителью Святой Троицы и многих приведет вслед за собой к пониманию Божественных заповедей», сказал старец родителям Варфоломея.

Позже, став настоятелем своего первого Троице-Сергиевого монастыря, который стоял вдали от городов и крепостей, Сергий Радонежский удивил многих отцов церкви тем, что смотрит на устои церкви и православных монастырей не так как они. Слава Сергия дошла даже до Царьграда: Вселенский Патриарх Филофей прислал ему с особым посольством крест, параман, схиму и грамоту, в которой восхвалял его за добродетельное житие и давал совет ввести в монастыре киновию (строгое общинножитие). Но игумен Сергий уже давно ввёл в монастыре общинно-жительный устав, принятый потом во многих русских монастырях. Высоко уважавший Сергия Радонежского митрополит Алексей перед смертью уговаривал его стать преемником, но Сергий решительно отказался.

Но в просьбах о помощи он никогда никому ничего не доказывал. Иисус для Сергия ничего общего не имел с церковными догматами, он в его учении выглядел живым с высоким творческим потенциалом и созидательной силой космического разума человеком. Сергий Радонежский как бы расширил представление о христианстве, показав учение Христа воистину многогранным. И делал это не навязчиво, и в то же время очень убедительно. По сути, этот православный подвижник сумел древнее ведическое мировоззрение, такое близкое русскому народу, облечь в более приемлемую и понятную форму для всех вероисповеданий, чтобы донести и передать потомкам великое русское духовное наследие.

В его трактовке учение Христа было не разрушающим, не требующим кары и рабского поклонения, не пугало адским огнем, а было солнечным, жизнеутверждающим, творческим, как и все предыдущие солнечные мистерии дохристианских эпох. Преподобный Сергий полностью сохранил механизм духовной эволюции человеческого сознания, нравственные ступени духовного роста, которые так старательно разрушались догматами, корыстными устремлениями, унижением человеческого достоинства. Воистину святой человек.

Но почему он избегал

lazarev.ru

Читать онлайн электронную книгу Житие Преподобного Сергия Радонежского - ГЛАВА IV. БРАТЬЯ В ПУСТЫНЕ бесплатно и без регистрации!

Горящее сердце - Стефан и Вафеоломей водворяются в пустыне - Первая келлия и первая церквица - Восторг юнаго подвижника - Пустынныя скорби - Стефан оставляет брата/ (1339-1342)

Расстался Варфоломей с Радонежем и пошел в Хотьков, который теперь был для него роднее Радонежа. Можно ли изяснить то блаженное состояние, в каком находилась тогда его чистая душа, вся объятая пламенем Божественной любви? Опытные в духовной жизни подвижники говорят, что в начале подвига душа обыкновенно горит неизяснимою жаждою подвига; все кажется возможным, всякий труд - легким, всякое лишение - ничтожным.

Благодать Божия, как нежная, любящая мать, дает новоначальному подвижнику вкусить тех благ неизреченных, которыя ожидают его по совершении подвига, - дает без всякой с его стороны заслуги, для того, чтобы он знал, что получит по очищении своего сердца от страстей, и потому не ослабевал в борьбе с врагами спасения. И блажен, кто не был рабом своих страстей, кто сохранил непорочность девства в юности, и от юности взял крест свой, чтоб идти за Господом! Тогда как другие подвижники всю жизнь свою проводят в тяжкой борьбе со своими страстями, и благодать Божия действует в них сокровенно, лишь изредка утешая их сладостным ощушешем своего присутствия, и снова скрываясь, дабы они не впали в высокое о себе мнение, - сей избранник благодати, за свою детскую простоту, за чистоту своего сердца, незнакомаго с грязью порока, скоро сподобляется благодатнаго покоя бесстрастия. К таковым, по преимуществу, можно отнести слово Лествичника: "изшедший от мира по любви к Богу в самом начале приобретает огнь, который, быв ввержен в вещество (страстей), вскоре возжжет сильный пожар" и истребит страсти. К числу таких избранников благодати принадлежал и Варфоломей. Давно горел в душе его этот благодатный огонь, а теперь он проник все его духовное существо. Его мысль уже витала в дебрях пустынных…

В Хотькове, как уже знают читатели, смиренно подвизался, вблизи трех дорогих могил, старший брат Варфоломея Стефан. К нему-то и спешил блаженный юноша. Скромный, с детства привыкший подчинять свою волю воле старших, он и теперь боялся положиться на себя, и надеялся иметь в брате-иноке верного спутника и опытного руководителя на новом многотрудном жизненном пути. Оставаться в Хотькове у него не было намерения, - его душа жаждала безмолвия пустыни: чем больше представляла труда одинокая жизнь пустынника, чем больше было в ней лишений, тем для него казалось лучше.

И вот, Варфоломей в Хотьковской обители. Он упрашивает брата идти с ним искать места для пустынножительства. Стефан не вдруг решается на такой подвиг. Недавний мирянин, поступивший в монастырь не столько по влечению чистой любви к Богу, сколько потому, что его сердце, разбитое семейным горем, искало врачевания в тишине святой обители, он не думал принимать на себя подвига выше меры своей, и желал проходить обычный путь жизни монашеской в стенах монастырских. Но Варфоломей просит, умоляет, и добросердечный Стефан уступает наконец неотступным просьбам любимаго младшаго брата и - «принужен быв словесы блаженнаго» - соглашается. Братья оставляют гостеприимную обитель и идут в самую глушь соседних лесов…

В те времена каждый, желавший уединенной жизни, мог один или с товарищем свободно идти в лес, на любом месте строить себе хижину или копать пещеру и селиться тут. Земли было много свободной, не принадлежавшей частным владельцам. Когда собиралось около пустынников несколько человек, то строили церковь, испрашивали у князя право на владение местом, а у местнаго святителя - разрешение освятить церковь, и обитель основывалась. Но Варфоломей не думал строить обитель, не желал собирать около себя братию, - у него было одно заветное желание: укрыться навсегда от мира в глубине непроходимой чащи лесной, укрыться так, чтобы мир никогда не нашел его и совсем позабыл отшельника.

Долго ходили братья по окрестным лесам; наконец им полюбилось одно место, удаленное не только от жилищ, но и от путей человеческих. Это место было Самим Богом предназначено к устроению обители: над ним и прежде видали достойные люди - одни свет, другое огонь, а иные ощущали благоухание. Оно находилось верстах в десяти от Хотькова и представляло небольшую площадь, которая возвышалась над соседнею местностью в вид маковки, почему и названа Маковцем или Маковицею. Глубокая дебрь с трех сторон окружала эту Маковицу; густой лес до котораго еще никогда не касалась рука человеческая, одевал ее со всех сторон сплошною чащей, высоко поднимая к небу свои тихо шумящая вершины… В окружающих эту возвышенность дебрях можно было найти немного и воды, хотя ходить за нею было и неблизко. «Любуясь первобытною красотою местности, - говорит святитель Платон, - Варфоломей представлял себе в мысли земной рай, в котором жили праотцы рода человеческаго в невинном состоянии, до грехопадения».

Мы не можем представить себе того восторга, который наполнял тогда душу и сердце молодаго отшельника! Наконец-то сбываются его заветные желания, его задушевные мечты: вот она - давно желанная пустыня, вот он - дремучий лес!.. Мир со всею его суетой, с его житейскими треволнениями остался там, где-то далеко позади Варфоломея; отшельник более не вернется туда, - здесь он найдет свой покой, здесь поселится навсегда, будет беседовать с Единым Богом, разделяя труды с своим родным не по плоти только, но и по духу братом!..

Горячо помолились братья на избранном месте пустыннаго жития; предавая самих себя в руки Божии, они призывали Божие благословение и на самое место своих будущих подвигов. Потом стали рубить лес; с великим трудом переносили они тяжелые бревна на своих, хотя и привычных к труду, но все же боярских плечах; мало-помалу редела чаща лесная, открывая место, на котором в последствии суждено было Богом процвести славной Лавре Сергиевой. Отшельники устроили себе сначала шалаш из древесных ветвей, а потом убогую келлийку; наконец, подле келлии, поставили и малую церквицу. Все это было сделано руками самих братьев-трудников; они не хотели приглашать посторонних людей, потому что телесный труд был необходимым условием самой жизни подвижнической.

Когда церковь была готова к освящению, Варфоломей сказал Стефану: «по плоти ты мне старший брат, а по духу - вместо отца; и так, скажи мне: во имя какого Святаго следует освятить нашу церковь? Какой будет ея престольный праздник?»

- Зачем спрашиваешь меня о том, что сам лучше меня знаешь? - отвечал ему старший брат. - Ты, конечно, помнишь, как не раз покойные родители наши, при мне, говорили тебе: «Блюди себя, чадо: ты уже не наше, а Божие; Господь Сам избрал тебя прежде твоего рождения и дал о тебе доброе знамение, когда трижды возгласил ты во чреве матери, во время литургии». И пресвитер, тебя крестивший, и чудный старец, нас посетивший, говорили тогда, что это трикратное проглашение твое предзнаменовало, что ты будешь учеником Пресвятая Троицы; и так пусть церковь наша будет посвящена Пресвятому Имени Живоначальныя Троицы; это будет не наше смышление, а Божие изволение: пусть же благословляется здесь имя Господне отныне и во веки!»

Вздохнул из глубины сердца юный подвижник и сказал брату: «Ты высказал, господин мой, то самое, что давно было у меня на душе, чего я всем сердцем желал, но не дерзал высказать. Любезно мне слово твое: пусть эта церковь будет освящена во Имя Пресвятыя Троицы. Ради послушания я вопрошал тебя; не хотелось мне иметь в сем волю свою, и вот Господь не лишил меня желания сердца моего!»

«В сем рассуждении Варфоломея, замечает один его жизнеописатель, открылось его глубокое духовное просвещение: самым наименованием храма он проповедывал всем главнейшую истину Христианства - о Триипостасном Божестве».


This file was created
with BookDesigner program
[email protected]
13.05.2008

librebook.me

Монастыри основанные Сергием Радонежским и его учениками

    Сергий Радонежский, один из самых чтимых русский святой, основал за свою жизнь десяток монастырей, а многочисленные ученики продолжили его дело и основали ещё 40 обителей.
    Сергий(Варфоломей) совершил одно из великих дел: способствовал преодолению смуты и раскола в Московии, воссоздал
настоящую русскую христианскую церковь  в противовес Римско-Византийской религии.
     У этих учеников были свои ученики, многие из которых также основывали монашеские общины - в XV веке Московская Русь сделалась страной монастырей, а русским девизом многие века оставалось "С нами Бог!".

    Мы собрали все (или почти все) сохранившиеся и даже плохо сохранившиеся монастыри, основанные Сергием Радонежским и его учениками.

    Ферапонтов монастырь, Кирилловский район, Вологодская область

    В 1397 году в Белозерское княжество пришли двое иноков Симонова монастыря – Кирилл и Ферапонт. Первый вырыл келью у Сиверского озера, второй – между озёрами Пасским и Бородавским, и с годами из этих келий выросли самые известные монастыри Северной Фиваиды.
    Ферапонтов монастырь гораздо меньше, но древнее (в нём вообще нет зданий моложе середины XVIIвека), и входит во Всемирное наследие ЮНЕСКО благодаря комплексу фресок Дионисия в соборе Рождества Богородицы (1490-1502).


    Троице-Сергиева Лавра. Сергиев Посад, Московская область

    Главный русский монастырь Сергий основал, еще будучи набожным мирянином Варфоломеем: с братом-монахом Стефаном поселился на холме Маковец в Радонежском бору, где своими руками построил церковь Святой Троицы.

     Пару лет спустя Варфоломей принял монашество с именем Сергий, а дальше вокруг него сложилась иноческая община, оформившееся к 1345 году в монастырь с общежительным уставом. Сергий был чтим при жизни, ходил по Руси и мирил враждующих князей, и наконец в 1380 году благословил на битву с ордынцами Дмитрия Донского и дал ему в помощь двух иноков-воинов Александра Пересвета и Родиона Ослябю.

    В Троицком монастыре в 1392 году Сергий и преставился, а тридцать лет спустя были обретены его мощи, к которым потянулся народ. Монастырь рос и хорошел вместе с Россией, пережил в 1408 году разорение ордой Едигея, а в 1608-10 годах – осаду польско-литовским войском пана Сапеги.

     В 1744 году монастырь получил статус лавры – второй на Руси после Киево-Печерской. Ныне это грандиозный архитектурный комплекс, достойный крупнейших российских кремлей – около 50 зданий за неприступной стеной длиной 1,5 километра.

     Старейшие храмы – Троицкий собор (1422-23) и Свято-Духовская церковь-колокольня (1476), причём именно для первого Андрей Рублёв написал свою великую "Троицу". Успенский собор (1559-85) – один из самых больших и величественных на Руси. Колокольня (1741-77) выше Ивана Великого, и на ней висит крупнейший в России 72-тонный Царь-колокол. Храмы, жилые и служебные палаты, учебные и административные заведения, мощи и могилы исторических личностей, музей с уникальными экспонатами: Лавра – это целый город, а также "градооборазующее предприятие" немаленького города Сергиев Посад.

    Благовещенский Киржачский монастырь. Киржач, Владимирская область

   Порой Сергий покидал Троицкий монастырь на несколько лет, но где бы он ни поселился – возникала новая обитель. Так, в 1358 году на реке Киржач Сергий и его ученик Симон основали Благовещенский монастырь, где остался игуменом другой ученик Роман.
    Ныне это небольшой уютный женский монастырь на высоком берегу – с одной стороны город Киржач, с другой – бескрайние луга. В центре – белокаменный Благовещенский собор начала XVI века и церковь Всемилостивого Спаса (1656).

    Бобренев монастырь. Коломна, Московская область

    Один из героев Куликовской битвы Дмитрий Боброк-Волынский приехал в Москву из мест, ныне известных как Западная Украина и сблизился с князем Дмитрием настолько, что они вместе готовили план битвы с Мамаем. Боброку отводилась военная хитрость: когда через 5 часов боя русские начали отступать, его засадный полк ударил в тыл татарской рати, тем самым решив исход сечи.
     Возвращаясь с победой, Боброк с благословением Сергия основал монастырь у Коломны. Ныне это небольшая уютная обитель в поле между Новорязанским шоссе и Москвой-рекой с собором Рождества Богородицы (1757-90) и другими постройками XIXвека. К монастырю лучше всего пройти из Коломенского кремля по живописнейшему пути через Пятницкие ворота и понтонный мост.

    Богоявленский Старо-Голутвин монастырь. Коломна, Московская область

     Большой монастырь на окраине Коломны хорошо виден с железной дороги, привлекая внимание тонкими ложно-готическими башенками ограды (1778), похожими на минареты. Его Сергий основал в 1385 году по просьбе Дмитрия Донского, и оставил игуменом своего ученика Григория.
     До 1929 года в монастыре был родник, по легенде забивший там, где сказал Сергий. В Средние века обитель была крепостью на дороге в Степь, но большинство нынешних построек, включая Богоявленский собор, относятся к XVIIIвеку.

    Свято-Троицкий монастырь, Рязань(Переславль-Рязанский)

    Часовня "Святые врата" Свято-Троицкого монастыря

    Одной из миссий Сергия была своего рода «дипломатия общего авторитета» – он ходил по Руси, примиряя враждующих князей и убеждая их в единстве русского дела. Самым непокорным был Олег Рязанский: с одной стороны,

    Рязань соперничала с Москвой за лидерство, с другой – была открыта ударам Орды, и потому Олег вёл двойную игру на грани предательства. В 1382 году он пособил Тохтамышу, отхватил у Дмитрия Коломну… Дело шло к новому распаду Руси, но в 1386-ом в Рязань(Переславль-Рязанский) пришёл Сергий и каким-то чудом предотвратил войну, а в знак мира основал малый Троицкий монастырь.
   Ныне это скромная городская обитель с декоративной оградой и церквями XVII(Троицкая), XVIII(Сергиевская) и XIX(иконы Божьей Матери "Знамения-Кочемная") веков.

    Борисоглебский монастырь. Пос. Борисоглебский (Борисоглеб), Ярославская область

    Ещё несколько монастырей Сергий основал как бы "в соавторстве" – не с учениками, а с монахами своего поколения. Например, Борисоглебский в 18 верстах от Ростова, где Сергий родился, – вместе с новгородцами Феодором и Павлом в 1365 году.
    Позже живший здесь затворник Иринах благословлял Кузьму Минина на защиту Руси. Великолепный архитектурный комплекс сложился в XVI-XVIIвеках, и снаружи, особенно при взгляде на ворота (коих у обители двое), башни или трёхпролётную звонницу, напоминает слегка упрощённый Ростовский кремль. Внутри несколько церквей, в том числе собор Бориса и Глеба 1520-х годов.

    Богородице-Рождественский монастырь. Ростов Великий

    Эту обитель ученик Преподобного Сергия инок Фёдор основал на родине учителя, и в сказочном пейзаже Ростова она заняла своё место за квартал от кремля. Первую каменную церковь основал митрополит Иона Сысоевич в 1670-ом году.
    Ныне это большой, но на первый взгляд не слишком зрелищный (тем более на фоне Ростовского кремля!) ансамбль храмов, корпусов и ограды XVII-XIXстолетий. Тем более стоит к нему приблизиться и присмотреться.

    Саввино-Сторожевский монастырь. Звенигород, Московская область

    После смерти Сергия новый игумен Троицкого монастыря Никон почти сразу ушёл в шестилетний затвор, оставив настоятелем другого Сергиева ученика Савву. Сразу после возвращения Никона в 1398 году Савва ушёл в Звенигород и по просьбе местного князя основал монастырь на горе Сторожка.

    Как видно из названия, место было стратегическим, и в XV-XVIIвеках монастырь превратился в мощнейшую крепость. Но эту обитель особо чтили русские цари, порой уединявшиеся в ней для молитв и покоя: дорога сюда из Москвы называлась Царский путь, а ныне это не что иное, как Рублёвка.

    Монастырь стоит в чрезвычайно живописном месте, и за неприступными стенами скрывает образцовый "сказочный город" времён Алексея Михайловича – вычурные палаты, изящные звонницы, кокошники, шатры, изразцы, бело-красная гамма ансамбля.
    Есть тут даже свой Царский дворец, а также отличный музей. А в центре – маленький белый собор Рождества Богородицы, освящённый в 1405 году, при жизни Саввы-чудотворца.

    Николо-Пешношский монастырь. Село Луговое, Дмитровский район, Московская область

     Один из красивейших монастырей Подмосковья, основанный в 1361 году Сергиевым учеником Мефодием, оказался незаслуженно забыт – с 1960 года в его стенах обитал психоневрологический интернат, закрытый для посторонних.
     Внутри скрыты Никольский собор начала XVIвека, очень изящная колокольня, еще несколько храмов и палат. Интернат сейчас в процессе переезда, а храмы – в начале реставрации.

    Спасо-Прилуцкий монастырь. Вологда

    Вологодчину называли Северной Фиваидой за обилие уединенных и сказочно красивых монастырей, основанных в годы расцвета Русского Севера – страны купцов, рыбаков и монахов. Прилуцкий монастырь на окраине Вологды своими мощными гранеными башнями похож на кремль куда больше самого Вологодского кремля.

     Его основатель Дмитрий повстречал Сергия в 1354 году, будучи основателем и игуменом Никольского монастыря в Переславле-Залесском, и не без влияния Сергиевых идей ушёл на Север, надеясь обрести уединение где-нибудь в лесной глуши. В 1371 году он пришёл в Вологду и построил там большой монастырь, средства на который выделил сам Дмитрий Донской, и все последующие века обитель оставалась одной из богатейших в России.

     Отсюда Иван Грозный брал святыни в поход на Казань; в Смуту обитель трижды разоряли; в 1812 году сюда эвакуировали реликвии подмосковных монастырей. Главные святыни – икона Дмитрия Прилуцкого с житием и принесенный им же из Переславля Киликийский крест, ныне хранятся в вологодском музее. За мощными стенами 1640-х годов – Спасский собор (1537-42),

     Введенская церковь с трапезной палатой и крытыми галереями (1623), ряд зданий XVII-XIXвеков, пруд, могила поэта Батюшкова, деревянная Успенская церковь (1519), принесенная 1962 году из закрытого Куштского монастыря – старейший шатровый храм России.

    Павло-Обнорский монастырь. Грязовецкий район, Вологодская область

    Монастырь в верховьях реки Обноры в Вологодской области основал в 1389 году Сергиев ученик Павел, за плечами которого было 15-летнее затворничество. Он и здесь 3 года прожил один в дупле старой липы.
    Когда-то Павло-Обнорский монастырь был одним из крупнейших на Руси, но ему особенно не повезло при Советах: погиб Троицкий собор (1510-1515) с иконостасом Дионисия (уцелели 4 иконы, разошедшиеся по музеям), обезглавлена Успенская церковь (1535).

    В уцелевших постройках находился детский дом, позже пионерлагерь – поэтому и село, где стоит монастырь называется Юношеским. С 1990-х годов обитель возрождается, на месте Троицкого собора построена деревянная часовня с ракой мощей Павла Обнорского.

    Воскресенский Обнорский монастырь. Любимовский район, Ярославская область

    Небольшой монастырь в глухих лесах на реке Обноре в 20 километрах от городка Любим основал Сергиев ученик Сильвестр, проживший на этом месте много лет в уединении и случайно обнаруженный заблудившимся крестьянином, после чего молва о пустыннике разнеслась, да потянулись туда другие монахи.
    Монастырь упразднён в 1764 году, сохранились святой источник Сильвестра Обнорского да Воскресенская церковь (1825).

    Спасо-Преображенский Нуромский монастырь. Спас-Нурма, Грязовецкий район, Вологодская область

     Ещё один монастырь на реке Нурма в 15 километрах от Павло-Обнорского основал в 1389 году Сергий Нуромский, ученик Сергия Радонежского. Упразднен в 1764, Спасо-Сергиевская церковь в стиле "северного барокко" построена в 1795 уже приходской.
     Сейчас монастырская жизнь в этом лесной заброшенной обители постепенно возрождается, постройки восстанавливаются.

    Высоко-Покровский монастырь. Боровск, Калужская область

     В калужском Боровске наиболее знаменит, конечно, Пафнутьев монастырь, но его основатель вышел из другого, ныне исчезнувшего Покровского монастыря в предместье Высокое, основанного в 1414 году Сергиевым учеником Никитой, и упразднённого опять же в 1764 году. Осталась лишь деревянная Покровская церковь XVIIвека на монастырском кладбище.

     Спасо-Андроников монастырь. Москва

    "Совместный проект" Сергия – Андроников монастырь на Яузе, ныне почти в центре Москвы. Его основал в 1356 году митрополит Алексий в честь чудесного спасения от шторма по пути в Константинополь.
    От Сергия он получил благословение да в помощь ученика Андроника, ставшего первым игуменом. Ныне Андроников монастырь известен своим белокаменным Спасским собором (1427) – старейшим сохранившимся зданием всей Москвы.

    В те же годы одним из иноков обители был Андрей Рублёв, а ныне здесь действует Музей древнерусского искусства. Вторая крупная церковь Михаила Архангела – образец барокко, 1690-ых годов, также в ансамбль входят стены, башни, корпуса и часовни XVI-XVII веков, и немного новостроек, точнее, восстановленных построек.

    Симонов(ский) монастырь, Москва

    Мужской монастырь, основанный в 1370 году вниз по течению Москвы-реки от Москвы учеником и племянником Сергия Радонежского — Федором, уроженцем города Радонежа на землях, которые пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин, принявший иночество с именем Симон, от чего и происходит название монастыря.
    С Симоновым монастырем связаны многие ключевые события русской истории.

    В январе 1930 года были взорваны пять из шести церквей, в том числе Успенский собор, колокольня, надвратные церкви, а также башни Сторожевая и Тайницкая с прилегавшими к ним постройками. Были разобраны все стены монастыря, кроме южной, а также стерты с лица земли все могилы на территории обители. На этом месте в 1932—1937 годах построили Дворец культуры ЗИЛа.

    Богоявленско-Анастасиин монастырь. Кострома

      Детище ученика Сергия - старца Никиты – Богоявленский монастырь в Костроме. Не столь известный, как Ипатьевский, он древнее и в самом центре города, а его святыня – Фёдоровская икона Богоматери.

      Обитель пережила многое, в том числе разорения Иваном Грозным и поляками в Смуту, но фатальным стал пожар 1847 года. В 1863 году храмы и палаты передали женскому Анастасьинскому монастырю. Собор состоит теперь из двух частей: белокаменный старый храм (1559) превратился в алтарь краснокирпичного нового (1864-69) – у этой конструкции 27 главок!
      На месте угловых башен – Смоленская церковь (1825) и шатровая колокольня. Если удастся заглянуть внутрь – можно увидеть бывшую трапезную (ныне семинарию) XVIIвека и очень красивый настоятельский корпус.

     Троице-Сыпанов монастырь. Нерехта, Костромская область

    Живописный монастырь на Сыпановом холме в 2 километрах от городка Нерехта основал в 1365 году Сергиев ученик Пахомий – как и многие другие ученики, и сам учитель, он ушёл в леса искать уединения, выкопал келью… и вскоре монастырь вокруг него сложился сам собой.
    Ныне это по сути просто Троицкая церковь (1675) в ограде (1780) с башнями и часовней – в 1764-1993 годах это и был приходской храм вместо упразднённой обители. А теперь – снова монастырь, женский.

    Иаково-Железноборовский монастырь. Село Борок, Буйский район, Костромская область

     Село Борок близ города Буй – крупного железнодорожного узла – в старину называлось Железным Борком, так как здесь добывали болотные руды. Основанный Сергиевым учеником Иаковом в 1390 году монастырь сыграл роль в двух русских Смутах: в 1442-м Василий Тёмный сделал его своей "базой" в походе на Дмитрия Шемяку, а в начале XVIIвека тут принял постриг Гришка Отрепьев – будущий Лжедмитрий I.
    Ныне от обедневшей в XIXвеке обители остались церкви Рождества Богородицы (1757) и Рождества Иоанна Предтечи (1765), колокольня - "карандаш" между ними, ограда и кельи.

    Авраамиев Городецкий монастырь. Село Ножкино, Чухломской район, Костромская область

    Одним из ярчайших продолжателей Сергиева дела был монах Авраамий, основатель четырех монастырей в глухой галицкой стороне (речь, конечно, не про Галицию, а про Галич Костромской области).

    Сохранился лишь Авраамиев Городецкий монастырь в селе Ножкино, где святой упокоился. Храмы видны из Чухломы и с солигаличской дороги за озерной гладью: Покровская и Никольская церкви XVIIвека и собор иконы Божьей Матери "Умиление" с колокольней, построенные Константином Тоном в стиле его московского "шедевра".
    Руины двух церквей еще одного Авраамиева Новоезерского монастыря сохранились напротив Галича, в селе с ласковым названием Умиление.

    Череповецкий Воскресенский монастырь. Череповец

     Сложно поверить, что индустриальный гигант Череповец когда-то был тихим купеческим городком, выросшим в XVIIIвеке у монастыря, основанного Сергиевыми учениками Феодосием и Афанасием. Монастырь упразднили в 1764 году, но его Воскресенский собор (1752-56) остаётся старейшим зданием, историческим сердцем Череповца.

    Кирилло-Белозерс

serg-slavorum.livejournal.com


Смотрите также