Кто такая феодора


Феодора — Википедия

Феодо́ра (др.-греч. Θεοδώρα — «Божий дар»; ок. 500 (0500), Фамагуста, Кипр — 28 июня 548, Константинополь, Византийская империя) — византийская императрица, супруга и соправительница императора Юстиниана I. Оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи середины VI века.

Почитается христианской церковью как святая. Память императрице Феодоре совершается в православной церкви вместе с её мужем 27 ноября (14 ноября по старому стилю).

Происхождение[править | править код]

Феодора родилась около 500 года[2] (по одной из версий — на Кипре[3]) в семье служителя константинопольского цирка зверей по имени Акакий[4], который после смерти оставил в нищете вдову и трёх малолетних дочерей, из которых Феодора была средняя. Впоследствии из почтения к императорскому дому появились биографии, в которых её отец именовался сенатором.[4] Мать Феодоры вторично вышла замуж за смотрителя за зверями, и девочки стали зарабатывать на жизнь работой в цирке.[5]

Одним из основных[6] источников о молодости Феодоры является памфлет её современника Прокопия Кесарийского «Тайная история», написанный в 550 году (спустя два года после смерти Феодоры) против её мужа, императора Юстиниана. В памфлете супругам приписываются всевозможные пороки и злоупотребления.

Как утверждал Прокопий, с юных лет Феодора стала гетерой и вместе с сестрами участвовала в представлениях мимов — «Комито уже блистала среди своих сверстниц-гетер; следующая же за ней Феодора, одетая в хитончик с рукавами, как подобает служаночке-рабыне, сопровождала её».[5] Про этот этап биографии Феодоры Прокопий отзывался нелестно: «Но как только она подросла и созрела, она пристроилась при сцене и тотчас стала гетерой из тех, что в древности называли „пехотой“. Ибо она не была ни флейтисткой, ни арфисткой, она даже не научилась пляске, но лишь продавала свою юную красоту, служа своему ремеслу всеми частями своего тела».[5]

Прокопий с осуждением снабдил описание занятий Феодоры в театре мимов многими подробностями, однако признал, что «была она необыкновенно изящна и остроумна. Из-за этого все приходили от неё в восторг». По его словам, Феодора прерывала частые беременности, вызывая выкидыши[5].

Начальный этап жизни будущей императрицы и святой не подтверждается и не опровергается житийной литературой; так, у Димитрия Ростовского кратко указано: «была сначала грешницей, но потом раскаялась».[7]

Современник Феодоры Иоанн Эфесский хотя и благосклонно относился к ней, тем не менее в своем сочинении «Жития восточных святых» назвал её «Феодорой из борделя». Именно так прозвали в Константинополе любовницу влиятельного военачальника Юстиниана, ещё не ставшего императором, к которой за покровительством обратились сирийские монофизиты, преследуемые императором Юстином.[8][9]

Феодора оставила Константинополь, чтобы последовать в Северную Африку за любовником Гекеболом, получившим должность архонта Пентаполиса. Но тот вскоре прогнал её, и Феодора была вынуждена опять зарабатывать себе на жизнь проституцией в египетской Александрии.[5] Находясь в крупном культурном и научном центре своего времени, Феодора попала под влияние той просвещённой среды, познакомилась с монофизитством, которому потом тайно покровительствовала.[10][11] Там же Феодора познакомилась с патриархами Тимофеем IV Александрийским и Севиром Антиохийским, которые в своих проповедях часто обращались именно к женщинам и, возможно, способствовали изменениям, произошедшим в её образе жизни.[4]

Брак[править | править код]

После возвращения в Константинополь Феодора стала зарабатывать на жизнь рукоделием (прядением пряжи), оставив прежние способы добывания денег. Красотой, умом, необычайным обаянием и твёрдой волей она покорила сердце будущего императора Юстиниана, подходившего к 40-летнему возрасту. Существует ряд версий их знакомства: по одной из них он увидел её в окне, по другой — их познакомила актриса Македония, в доме которой Феодора жила после возвращения из Александрии.[11]

К 523 году он возвысил её до статуса патрициев. Для возможности их законного брака в 524 году был даже изменен закон Константина Великого, запрещавший браки знатных лиц с женщинами низкого происхождения, актрисами и дочерьми актрис. По новому закону такие браки допускались с личного разрешения императора, если женщина бросила ремесло актёрства.[12] Против брака Юстиниана с Феодорой выступала императрица Евфимия, и только после её смерти брак состоялся[13]. Бракосочетание Юстиниана, бывшего тогда только наследником престола, с Феодорой состоялось, вероятно, в 525 году в Святой Софии[14].

Юстиниан никогда не придавал значения происхождению Феодоры, считал её равной себе. Это объясняется тем, что сам Юстиниан был выходцем из крестьянской семьи[15], хотя и получил благодаря своему дяде (неграмотному императору Юстину) хорошее образование и власть. Император действительно любил Феодору, о чём свидетельствует его переименование крепости Аназарв (в Сирии) в Феодориаду и образование одноимённой епархии в Сирии.[16]

После замужества, согласно Прокопию, Феодора более не запятнала себя какими-либо любовными историями. Когда её заподозрили в склонности к рабу-варвару Ареовинду, тот по приказу Феодоры был наказан плетьми и отправлен в ссылку.[17] Прокопий же сообщает, что Ареовинд просто исчез, и никто о нём более ничего не слышал[5].

Детей у Феодоры и Юстиниана не было. Прокопий в своём трактате сообщает о её сыне Иоанне, рождённом до брака и воспитанном в Аравии отцом. Когда взрослеющий Иоанн появился в Константинополе, чтобы вернуться к матери, та, испугавшись гнева Юстиниана, сделала так, что больше его никто не видел. Историк Шарль Диль упоминает о дочери Феодоры, рождённой также до брака.[18] Сын дочери Феодоры (то есть её внук) приобрёл при византийском дворе того времени высокое положение, что позволяет сделать предположение о том, что его происхождение императора не смущало[4]. Данный факт подтверждает Прокопий, рассказывая о стараниях Феодоры удачно устроить брак своего внука с дочкой полководца Велизария[5].

Племянница Феодоры Элия София была выдана ею замуж за будущего императора Юстина II[14]; её матерью могла быть любая из двух известных по Прокопию сестёр Феодоры — Анастасия либо Комито, также характеризуемая Прокопием как гетера[5].

Политическая и религиозная деятельность[править | править код]

«Императрица Феодора в ложе цирка» Худ. Ж. Констан, конец XIX в.
Участие в управлении империей[править | править код]

Императрицей Феодора стала 1 апреля 527 года, когда её супруг был коронован императором, соправителем умирающего императора Юстина I. Спустя 4 месяца Юстин скончался . Феодора правила государством 22 года наравне с Юстинианом: смещала и назначала высших должностных лиц в империи, оказывала влияние на законодательную и внешнеполитическую деятельность императора, занималась дипломатической перепиской, принимала иностранных послов и т. д. Значимое положение Феодоры как в жизни Юстиниана, так и в делах управления империей подчеркивает надпись, сделанная Юстинианом на передней стороне золотого престола в реконструированном им храме Святой Софии: «Твоя от Твоих приносим Тебе Твои, Христе, рабы Юстиниан и Феодора».[10] По сообщению «Хронографии Феофана» Феодору в её поездке на тёплые Пифийские воды «сопровождали градоначальник патриций Минас и патриций Илья, начальник милостыней и другие патриции, спальничие и вельможи, всех до четырёх тысяч».[19]

Прокопий приводит случай, который (пусть достоверность его и сомнительна) характеризует влияние Феодоры в государстве[источник не указан 894 дня]. Когда в горах Кавказа персидское войско терпело неудачи, то царь персов Хосров зачитал своему вельможе Завергану письмо Феодоры со следующей фразой: «За это я обещаю тебе многие блага со стороны моего мужа, который ничего не предпринимает, не посоветовавшись со мной».[5] Эти слова вызвали некоторый подъём боевого духа у персов, взгляды которых на роль женщины в обществе оставались патриархальными. По мнению Прокопия, любое назначение на должность, произведенное без согласования с Феодорой, заканчивалось для такого назначенца «самой позорной смертью».[5] Феодора была мстительной женщиной и императрицей, никогда не прощала своих врагов[4].

В управлении империей произошло размежевание интересов: Юстиниан проводил общую политическую линию, а Феодора интересовалась её деталями[10]. Иоанн Эфесский, рассказывая о крещении нубийского племени (см. ниже в разделе «Религиозная деятельность»), сообщает, что византийские чиновники на местах боялись больше императрицы, чем императора. Один из них оправдывается перед послом Юстиниана: «Страх перед царицей хорошо мне известен, поэтому я не посмел противиться им [посланцам Феодоры]».[20]

Влияние Феодоры не ослабевало вплоть до её кончины[21]. С ее влиянием связывают принятие ряда законов, улучшавших положение женщин, а также суровых норм по отношению к гомосексуалам, предусматривавших наказание в виде публичного оскопления.[22]

Восстание Ника[править | править код]

В трудные минуты она проявляла редкое мужество и неукротимую энергию. Эти черты особенно ярко проявились в 532 во время восстания Ника, когда в обстановке всеобщей паники она помешала бегству Юстиниана из Константинополя и тем самым, по мнению ряда исследователей[23][24], спасла трон. В момент, когда император готов был покинуть город, она на заседании императорского совета обратилась к нему с речью, приводимой у Прокопия в трактате «О персидской войне», и произнесла слова, ставшие афоризмом:

Сейчас, я думаю, не время рассуждать, пристойно ли женщине проявить смелость перед мужчинами и выступить перед оробевшими с юношеской отвагой. Тем, у кого дела находятся в величайшей опасности, ничего не остается другого, как только устроить их лучшим образом. По-моему, бегство, даже если когда-либо и приносило спасение и, возможно, принесет его сейчас, недостойно. Тот, кто появился на свет, не может не умереть, но тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо. Да не лишиться мне этой порфиры, да не дожить до того дня, когда встречные не назовут меня госпожой! Если ты желаешь спасти себя бегством, государь, это нетрудно. У нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы спасшемуся тебе не пришлось предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что царская власть — лучший саван.[25]

Литературным образцом для этой речи, возможно, стала указанная у Геродота речь карийской правительницы Артемисии на совете персов перед Саламинской битвой, хотя по смыслу Артемисия призывала к обратному, отказу от сражения.[26] Слова «царская власть — лучший (прекрасный) саван» — были заимствованы Прокопием от сиракузского тирана Дионисия Старшего. В 403 г. до н. э. Дионисий был осаждён восставшими в крепости, и на предложение друга спасаться, ответил: «Тирания — прекрасный саван»[27]. Речь Феодоры подверглась Прокопием литературной обработке, однако никто из историков не сомневается в том, что Феодора произнесла нечто подобное, хотя и не в столь блестящих выражениях[27].

Благотворительная деятельность[править | править код]

Для бывших куртизанок и проституток Феодора открыла монастырь на берегу Босфора (так называемый монастырь раскаяния). По мнению Прокопия условия проживания там были настолько суровы, что многие женщины по ночам бросались с высоты, чтобы покончить с мучениями.[5]

Иоанн Малала, современник Прокопия, не так враждебно настроен по отношению к Феодоре[источник не указан 894 дня] и сообщает следующее о благих деяних императрицы:

В то же самое время благочестивая Феодора после других своих добрых дел сделала следующее. Так называемые содержатели притонов шныряли вокруг, высматривая повсюду бедняков, имеющих дочерей, и, дав им обещания и немного номисм, они забирали тех [девиц] якобы на воспитание. [Сами же] выставляли их публично, пользуясь их несчастьем и получая низкую выгоду от [продажи] их тел. И вынуждали их выставлять себя. Таких содержателей притонов она [Феодора] повелела разыскать со всей тщательностью. И когда они были приведены вместе с девицами, она приказала каждому рассказать о клятве, данной их родителям. Те сказали, что дали по пять номисм за каждую [девицу]. После того как сказанное было подтверждено клятвой, благочестивая василиса, дав деньги, освободила девиц от ярма горького рабства, повелев, чтобы не было содержателей притонов, а девиц, одарив одеждой и дав по номисме, отпустила[16].

Религиозная деятельность[править | править код]

Феодора тайно покровительствовала монофизитам: способствовала избранию константинопольским патриархом Анфима, а после его низложения в 536 году укрывала его 12 лет в тайной келье своего дворца.[10][28] Так же не без её участия происходило замещение александрийского патриаршего престола монофизитами. В её половине дворца (возможно с согласия Юстиниана) вместе с Анфимием проживал привезённый в Константинополь в 538 году патриарх Феодосий Александрийский, который образовал там подобие монастыря и вёл себя как глава всемирной монофизитской церкви.[29] По мнению А. В. Карташева именно Феодора «искусственно размножила монофизитские хиротонии и прямо создала и укрепила историческое существование монофизитских церквей вплоть до наших дней».[10]

Несмотря на пристрастия жены, Юстиниан всё же не прекращал преследования монофизитов, начавшиеся после четвёртого Вселенского собора, хотя и не был в них последователен, а из-за влияния Феодоры слишком нерешителен. Например, после землетрясения в ноябре 533 года, когда народ на улицах скандировал — «Август, сожги томос Халкидонского собора!», он издал богословский указ, растянутый и не вполне ясный, с формулами: «Одному и Тому же Христу принадлежат и чудеса и страдания». Так, по мнению Карташева, начали сдаваться позиции Халкидонского собора.[10] Но всё же гонимые монахи-монофизиты в Сирии оскорбляли портреты Юстиниана и в то же время молились о здравии благочестивейшей государыни, а с другой стороны православные, видя уступки Юстиниана монофизитам, желали ему поскорее избавиться от Феодоры.[10] По свидетельству Евагрия и Прокопия это разделение ролей использовалось Юстинианом и Феодорой для оказания влияния на обе спорящие стороны в целях укрепления политического единства империи[10].

Интерес Феодоры в укреплении позиций монофизитов выразился также в её поисках кандидата на престол римского понтифика. Им стал Вигилий, возведённый на престол через инцинированный по указанию Феодоры судебный процесс по обвинению папы Сильверия в политической измене.[10]

Историк Шарль Диль, оценивая Феодору, пишет, что она, как все византийки, была очень набожной, но при этом тонким политиком и понимала, что богатые провинции Востока, где в то время господствовало монофизитство, были нужны империи. Сирия и Египет, по его мнению, через религиозные расколы проявляли свой сепаратизм, и Феодора, встав на сторону монофизитов и делая им всевозможные уступки, смогла успокоить их недовольство.[4][30] Также существует мнение, что Феодора, будучи сторонницей халкидонской веры[24], считала что «монофизиты круга Севира были весьма близки к православию и что если к ним относиться с терпимостью и уважением, они не смогут не понять и не принять Халкидонский Собор».[29] При этом отмечают, что личная протекция Феодоры определила успех миссии монофизитов в Аравии, Нубии, Абиссинии и они снова вошли милость и могли действовать не опасаясь соборных отлучений[4].

Феодора не только участвовала в религиозной борьбе, но и заботилась о распространении христианства. Так, епископ Иоанн Эфесский сообщает, что Феодора с радостью приняла предложение посланника александрийского патриарха монофизита Феодосия об обращении в христианство народа нобадов (одно из нубийских племён):

Заботясь об этом народе, блаженный Юлиан явился и сообщил покойной царице Феодоре, чтобы вызвать её усердие к обращению этого народа. Царица горела ревностью Божией, она приняла (его) с радостью и обещала, что будет сделано все, чтобы отвратить этот народ от заблуждения почитания идолов. Об этой радости она известила победоносного императора Юстиниана и обещала позаботиться, чтобы блаженный Юлиан был туда послан. Император же не обрадовался, когда узнал, что этого противника собора (Халкидонского) стремятся послать туда...[20]

Несмотря на возражения Юстиниана, Феодора хитростью смогла направить миссионеров-монофизитов к народу нобадов[20].

Смерть[править | править код]

Феодора скончалась 28 июня 548 года[16] после продолжительной болезни. Епископ Виктор Туннунский, который расходился с императрицей по вопросам религии, оставил такую запись в своей хронике: «Августа Феодора, врагиня халкедонского собора, поражённая по всему телу раковой опухолью, необыкновенным образом окончила жизнь».[31]

Она была похоронена со всеми императорскими почестями в церкви Двенадцати апостолов в Константинополе. Юстиниан после смерти жены, давая торжественные обещания, клялся её именем, которое он увековечил в названиях многих городов и провинций Византии и завоеванных территорий. В память о жене Юстиниан в монастыре Святой Екатерины на Синае в главной базилике, построенной по его указанию, приказал сделать надпись: «Упокоению блаженной памяти императрицы Феодоры».[32] После кончины Феодоры овдовевший Юстиниан остался верен её памяти и не вступал в повторный брак.

Оценка личности современниками и потомками[править | править код]

Наиболее положительную оценку Феодора получила от монофизитов:[10]

Церковью Феодора была канонизирована вместе с её мужем Юстинианом в лике благоверной. Православная церковь признает раскаяние Феодоры в её неправедной жизни в молодости и считает, что она всё же отошла от монофизитской ереси[34] и стала защитницей православия. Константинопольская церковь с самого начала очень лояльно отнеслась к Феодоре: после её коронации, когда сильны были разговоры о её прошлом и многих оно смущало «ни один из священнослужителей не высказал открыто возмущения, несмотря на то что и им предстояло именовать её владычицей».[5] При этом историки отмечают, что западная церковь не простила Феодоре грубого низложения папы Сильверия и её имя на западе долгое время предавали проклятиям и поношениям.[4]

Оценка Феодоры в области государственного управления, сделанная Прокопием, не менее категорична, чем его негативная оценка деятельности Юстиниана[источник не указан 894 дня]. Однако особо признается её роль в ходе восстания Ника, когда она предотвратила бегство Юстиниана из Константинополя.

Основным источником сведений о императрице Феодоре является памфлет Прокопия Кесарийского «Тайная история» (греч. Ἀνέκδοτα), написанный спустя 2 года после её смерти. Данный труд был найден только в XVII веке директором Ватиканской библиотеки Никколо Аламанни и сразу вызвал волну споров. При его написании Прокопий, как и знаменитый биограф цезарей Гай Светоний Транквилл, возможно использовал императорские архивы, однако его рассказы об образе жизни Феодоры до её вступления в брак подвергаются сомнениям. Так английская исследовательница А. Камерон в своей фундаментальной монографии о Прокопии вообще отказывается видеть в описании молодости Феодоры какую бы то ни было реальность.[27] Тем не менее осведомленность Прокопия не вызывает сомнений, так как он служил секретарем при крупнейшем полководце Юстиниана Велизарии и был свидетелем многих событий, которые описывал[4][14].

«Тайная история», написанная по мнению одного из исследователей «желчью, а не чернилами», была скорее реакцией Прокопия на опалу его патрона Велизария, в результате чего и он сам потерял благосклонность двора. Об отчасти необъективном характере данного труда свидетельствует, например, то, что шестая часть «Тайной истории» представляет уже мифотворчество на тему «Юстиниан — воплощение дьявола».[27] И всё же, историки не отвергают «Тайную историю» целиком как абсолютно недостоверный источник, поскольку другие приведённые им данные, в частности, о политической и религиозной деятельности Юстиниана и Феодоры, находят подтверждение в иных доступных текстах, в том числе и в кодексе Юстиниана[4].

Византинист Успенский Ф. И. в своём труде «История Византийской империи» признаёт, что Прокопий — практически единственный свидетель, описавший эпоху Юстиниана, — однако критикует негативный и предвзятый тон его «Тайной истории». По мнению Успенского, этот труд, относящийся к позднему периоду жизни Прокопия и разительно отличающийся от его прежних объективных трактатов, следует рассматривать в контексте распространённого тогда убеждения, «что современный ему порядок вещей не есть нормальный, что слава римская безвозвратно миновала, и современники не походят на героев прошлого».[35] Он не вдаётся в подробности молодости Феодоры и считает, что она «независимо от своей обстановки и исторической роли, приковывает к себе всеобщее внимание как характер и ещё более — как литературный тип».[35]

Кроме труда Прокопия, отдельные аспекты жизни Феодоры были описаны в середине VI века одним из её приближённых — епископом Иоанном Эфесским в его сочинениях: «Жития восточных святых» и «Церковная история».

Из житийной литературы сведения о Феодоре содержатся в жизнеописаниях патриарха Севера и Якова Барадея[4]. В минее Дмитрия Ростовского о ней лишь кратко сообщается в конце жития императора Юстиниана.

Деятельность Феодоры в области религии, а особенно её роль в укреплении позиций монофизитов подробно освещена А. В. Карташевым в его труде «Вселенские соборы», а также Шарлем Дилем в его многочисленных трудах по истории Византии. Из современных трудов Феодоре посвящена монография 1999 года итальянских исследователей Стефания Салти и Рената Вентурини «Жизнь Феодоры».[36]

Императрица Феодора со свитой Император Юстиниан со свитой

Наиболее знаменитое изображение императрицы Феодоры — мозаика в базилике Сан-Витале в Равенне, уникальное тем, что оно является прижизненным (546—547 годы), а также сохранившимся до наших дней.

Императрица с супругом изображена на двух мозаичных панно, которые располагаются на стенах апсиды. Оба правителя изображены как донаторы, стоящие порознь, они возглавляют две процессии, приносящие дары храму. Оба супруга держат в руках жертвенные литургические сосуды.[37]

Лазарев В. Н. пишет, что данные изображения выполнялись, по-видимому, лучшими из равеннских мастеров, которые создали их по столичным образцам — царским портретам, рассылавшиимся в провинции Византийской империи для копирования:

Феодора стоит в нарфике, собираясь пройти через дверь на лестницу, ведущую на женскую половину галереи (matroneum). В руках она держит золотую чашу, на её голове, окруженной нимбом, роскошная диадема, на плечах тяжелое ожерелье. На подоле хламиды императрицы вышиты золотые фигуры трех несущих дары волхвов, намекающие на приношение Феодоры. Для большей торжественности фигура императрицы обрамлена нишей с конхой, которую А. Альфёльди склонен рассматривать как «нишу прославления». Перед Феодорой шествуют два телохранителя, один из которых отодвигает завесу перед дверью, а другой стоит совершенно неподвижно, скрыв руку под хламидой. За Феодорой следует группа придворных дам, возглавляемая дочерью и супругой полководца Велизария.[38]

  1. Любкер Ф. Iustinianus // Реальный словарь классических древностей по Любкеру / под ред. Ф. Ф. Зелинский, А. И. Георгиевский, М. С. Куторга и др. — СПб.: Общество классической филологии и педагогики, 1885. — С. 707–708.
  2. ↑ Год рождения Феодоры неизвестен. Прокопий сообщил, что примерно во 2-й половине правления («когда державой правил ещё Анастасий») императора Анастасия (491—518 гг.) Феодоре должно быть не более 5 лет, откуда историки принимают дату её рождения около 500 года.
  3. ↑ Сведения исходят от патриарха Никифора (IX век)
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Диль Ш. Византийские портреты. Часть I. Глава III. Феодора
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Прокопий Кесарийский. Тайная История
  6. ↑ Шарль Диль указывает что более полный портрет царицы позволяют написать «Жития восточных святых» и «Церковная история» Иоанна Эфесского, анонимная хроника, выдаваемая за сочинение Захарии Митиленского, жизнеописания патриарха Севера и Якова Барадея (Диль Ш. Византийские портреты. Часть I. Глава III. Феодора)
  7. ↑ Память благоверного царя Юстиниана и царицы Феодоры
  8. ↑ Хотя текст «Жития восточных святых» написан по сирийски, фраза «Феодора из борделя» передана по гречески, что отражает не столько мнение Иоанна Эфесского, сколько его источники из Константинополя.
  9. ↑ James Allan Evans,The Empress Theodora: Partner of Justinian,University of Texas Press, 2003, p. 19; ISBN 978-0-292-70270-7
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Карташёв А. В. Вселенские соборы
  11. 1 2 Феодора — дар Юстиниану // Вокруг света. 2007 г. № 10. (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 18 ноября 2007. Архивировано 3 ноября 2007 года.
  12. ↑ James Allan Evans,The Empress Theodora: Partner of Justinian,University of Texas Press, 2003, p. 20; ISBN 978-0-292-70270-7
  13. ↑ Прокопий Кесарийский. Тайная история. IX:47
  14. 1 2 3 James Allan Evans. Theodora (Wife of Justinian I) / An Online Encyclopedia of Roman Emperors
  15. ↑ Юстиниан I Великий, Флавий Петр Савватий (Статья из БСЭ) (неопр.). Дата обращения 6 сентября 2002. Архивировано 6 сентября 2002 года.
  16. 1 2 3 Иоанн Малала, «Хронография». Кн. XVIII
  17. ↑ Сборник История Византии. Т. 1 // Академик Сказкин С. Д. (отв.редактор) — Москва: Наука, 1967 г. (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 20 ноября 2007. Архивировано 7 ноября 2007 года.
  18. ↑ Сведения Диля исходят из упоминания дочери Феодоры у Иоанна Эфесского.
  19. ↑ Хронография Феофана, год 6025 / 525 (532)
  20. 1 2 3 Иоанн Эфесский Церковная история. Книга 4
  21. ↑ Феодора // Дашков C. Б. «Императоры Византии». — Изд. дом «Красная площадь», «АПС-книги», 1997
  22. ↑ Иоанн Малала сообщает: «Василевс повелел, чтобы у тех, кого уличат в педерастии, отсекали член, и было в это время обнаружено много, занимающихся мужеложеством. И возник тогда страх у страдающих этим злом.»: Иоанн Малала Хронография
  23. ↑ Диль Ш. История византийской империи (глава «Внешняя политика Юстиниана») (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 18 декабря 2007. Архивировано 3 февраля 2014 года.
  24. 1 2 Иоанн Мейендорф Единство империи и разделение христиан. Глава VII. Эпоха Юстиниана
  25. ↑ Прокопий Кесарийский, «Война с персами»
  26. ↑ Геродот, 8.68
  27. 1 2 3 4 Чекалова А. А. Прокопий Кесарийский: личность и творчество // Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М.: Наука, 1993. С. 422—435
  28. ↑ Поснов М. Э. История Христианской Церкви
  29. 1 2 Дворкин А. Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Глава XXI. Эпоха императора Юстиниана
  30. ↑ Диль Ш. История византийской империи (глава «Характер, политика и окружение Юстиниана») (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 21 ноября 2007. Архивировано 3 февраля 2014 года.
  31. ↑ Виктор Тонненский. Хроника Виктора (Перевод Суровенкова Д., 2009) (неопр.). Восточная литература. Дата обращения 18 февраля 2011.
  32. ↑ Гудзик К. Юстиниан — наставник епископов
  33. ↑ Киракос Гандзакеци. Краткая история
  34. ↑ Святой правоверный царь Иустиниан и царица Феодора
  35. 1 2 Успенский Ф. И. История Византийской империи Т. 1
  36. ↑ Stfania Salti, Renata Venturini. The life of Theodora. Ravenna, 1999. ISBN 88-87747-05-9

ru.wikipedia.org

Феодора (супруга Феофила) — Википедия

Феодо́ра (греч. Θεοδώρα — Божий дар, 815—867 гг.) — византийская императрица, жена императора-иконоборца Феофила, регентша (842 — 856 годы) при своём сыне императоре Михаиле III.

Почитается христианской церковью как святая за восстановление иконопочитания. Память блаженной Феодоры в православной церкви совершается 11 (24) февраля, в католической — 11 февраля.

Происхождение и брак[править | править код]

Феодора родилась около 815 года[3] в Пафлагонии (область на севере Малой Азии) в городе Эвиссе в семье друнгария Марина и Феоктисты.[4] Семья Феодоры имела армянское происхождение[5][6][7][8] и, по предположению Н. Адонца, принадлежала к роду Мамиконянов[9]. Родители были сторонниками иконопочитания и воспитали свою дочь очень набожной (это потом заставляло её чувствовать себя неловко при императорском дворе). Феодора стала женой императора Феофила, который выбрал её на смотре самых красивых девушек империи, проведённом по указанию его мачехи Евфросинии.

Мать Феофила Евфросиния послала по всем областям и собрала красивых девиц для брачного выбора Феофилу. Поставив их всех в палате, называвшейся Жемчужный Триклиний, мать дала Феофилу золотое яблоко со словами: «Отдай той, которая понравится». Была в числе невест одна благородная девица, по имени Икасия, чрезвычайно красивая. Феофил, увидев её и восхитившись её красотой, сказал: «Чрез женщину зло излилось на землю.» Икасия со скромностью возразила: «Но и чрез женщину бьют источники лучшего». Оскорбленный возражением, царь отверг Икасию[10] и отдал яблоко Феодоре, родом пафлагонянке.[11]

Венчание Феодоры и Феофила состоялось в 831 году в церкви святого Стефана в Дафнийском дворце Константинополя. После брака мать Феодоры получила чин «опоясанной патрикии», её сестры также были приглашены ко двору и вышли замуж за императорских сановников; быструю карьеру при дворе сделали и её братья Петрон и Варда[12].

В браке у Феодоры родилось пять дочерей (Фекла, Анна, Анастасия, Пульхерия, Мария) и два сына — старший Константин, утонувший в детстве (ок. 835), и младший Михаил, ставший в 842 году императором.[13]

Тайное иконопочитание[править | править код]

Вместе с Феодорой в императорской семье появилось тайное иконопочитание. Её супруг продолжал политику своего отца императора Михаила II в области иконоборства. Феодора хоть и пыталась оказывать поддержку своим друзьям, но сама была вынуждена скрывать от мужа и придворных иконы. Она прятала их под одеждой, а также во множестве ларцов в своей половине дворца[12]. Продолжатель Феофана описывает случай, когда Феодору за молитвой перед иконами застал императорский шут Дендрис и без злого умысла проговорился об этом императору:

«Царь все понял, воспылал гневом и, как встал из-за стола, сразу отправился к жене, осыпал её всякой бранью и бесстыдным языком своим обозвал идолопоклонницей и передал слова помешанного. На что она, уняв гнев, сразу ответила: „Не так, совсем не так, царь, понял ты это. Мы со служанками смотрелись в зеркало, а Дендрис увидел отраженные там фигуры, пошел и без всякого смысла донёс о том господину и царю“. Так удалось ей тогда погасить царский гнев».[4]

За свою болтливость шут был подвергнут Феодорой телесному наказанию, и когда потом император узнавал у Дендриса «не целует ли снова мама красивых лялек», тот схватился за зад и отказался отвечать о «ляльках»[4][12].

К иконопочитанию в тайне от отца приучали и его детей, которые часто бывали в доме их бабки Феоктисты, матери Феодоры (согласно Продолжателю Феофана; по Логофету же это была Евфросиния, мачеха Феофила). Однажды младшая дочь Феодоры рассказала отцу, что их бабка в ларце держит «прекрасных кукол», которых прикладывает ко лбу своих внучек и просит, чтобы их с благоговением целовали. Император не стал наказывать Феоктисту, которой одной по праву родства дозволяли осуждать иконоборчество, но запретил возить детей к бабке. Историки отмечают, что практически всё окружение императора было на стороне иконопочитания, знал об этом и император[12].

Регентство Феодоры[править | править код]

На смертном одре Феофил провозгласил Феодору регентшей при своём двухлетнем сыне Михаиле и потребовал от неё и логофета Феоктиста поклясться, что они останутся верны проводившейся им политике и не поколеблют положения его друга, патриарха Иоанна.[12] Перед смертью Феофил, опасаясь борьбы за престолонаследие, потребовал принести ему голову влиятельного военачальника Феофоба, женатого на сестре императора. По рассказу Продолжателя Феофана Феофил умер, держа голову Феофоба в своих руках.[4][14]

После смерти Феофила 20 января 842 года Феодора стала регентом на время несовершеннолетия юного монарха. Империей в этот период вместе с Феодорой управлял Совет, состоящий из логофета Феоктиста, Варды, брата Феодоры, и магистра Мануила, дяди Феодоры, которые были, как и императрица, сторонниками иконопочитания[8][12].

В период регентства Феодора добилась успехов в области управления империей: ряд военных побед, одержанных над арабами, подавление восстания славян в Элладе, миссионерская деятельность среди хазар и болгар[12]. В период её правления было отражено нашествие болгарского царя Бориса I, которому, по словам византийских писателей, Феодора направила послание со следующими словами: «Если ты восторжествуешь над женщиной, слава твоя не будет стоить ничего; но если тебя разобьет женщина, ты станешь посмешищем целого мира».[8] Слова послания носят легендарный характер, воспроизводя слова амазонок в «Романе об Александре» Псевдо-Каллисфена[8]. После военных неудач Борис принял решение в начале 860-х годов о принятии христианства своим народом и был крещён под именем Михаила — в честь сына императрицы Феодоры.[15] Продолжатель Феофана отмечает личную роль Феодоры в деле христианизации Болгарии, хотя, следуя агиографической традиции, основную причину крещения видит в избавлении болгар с помощью Бога от сильного голода[8].

В заслугу Феодоре следует отнести хорошее управление финансами империи. Когда она отошла от дел управления, государственная казна была наполнена: «имеется в царской казне золота — девяносто тысяч кентинариев, серебра же три тысячи, что часть денег добыл и накопил её муж, а часть она сама, ибо не любит роскошествовать и расточать средства».[16]

Историки отмечают, что фактическая власть в империи в период регентства Феодоры принадлежала логофету Феоктисту[17], имевшему огромное влияние на Феодору. Он добился права жить в императорском дворце, это порождало слухи при дворе насчет характера его отношений с императрицей. Диль отмечает, что Феодора даже думала выйти за него замуж или выдать одну из своих дочерей, а чтобы освободить ему дорогу к полной власти, она была готова по примеру императрицы Ирины ослепить своего сына[12].

Отход от управления и кончина[править | править код]

Рака с мощами императрицы Феодоры

Сын Феодоры, молодой император Михаил III, отличался несдержанным поведением и заслужил у современников прозвище «Пьяница». Он устраивал оргии, заставляя одного из собутыльников играть роль шутовского патриарха, а всё сборище делал шутовским духовным собором, подражая церковным церемониям[18].

В 856 году Михаил, которому было 16 лет, по наущению Варды (своего дяди по матери), который стал оказывать сильное влияние на молодого императора, приказал убить логофета Феоктиста. Феодора прокляла Варду, и, отдав отчет сенату о состоянии государственной казны, официально оставила регентство, передав всю власть сыну[8][12].

Вскоре, согласно Продолжателю Феофана, Феодора с 4 незамужними дочерьми была насильно пострижена по приказу своих братьев и сына-императора в монахини и заключена в константинопольском дворце Кариан. Там она вела тихую частную жизнь под надзором Варды, возможно там же была свидетелем набега русов на Константинополь в 860 году. После кончины её тело было перенесено в Гастриев монастырь, куда также переселились её дочери. По другим источникам Феодора 8 лет вела праведную жизнь в монастыре, где мирно скончалась 11 февраля 867 года.[19]Мощи Феодоры в 1460 году были перенесены на Корфу,[20] где и хранятся по настоящее время в кафедральном соборе.[21]

Константинопольский собор 843 года[править | править код]

Восстановление иконопочитания было произведено Феодорой сразу после смерти императора Феофила. На сороковой день его кончины в Константинополе для этой цели был созван церковный собор. Для восстановления иконопочитания необходимо было сменить патриарха-иконоборца Иоанна Грамматика. Феодора, по совету Мануила, направила Иоанну письмо с просьбой оставить патриарший престол. Получив этот ультиматум от Феодоры, Иоанн попросил время на размышление, после чего нанёс себе ножом неопасные раны в живот, а затем заявил, что посланец Феодоры пытался его убить. Было произведено расследование, согласно которому патриарха признали, ссылаясь на показания прислуги, виновным в намеренном нанесении себе ран с целью вызвать волнение в обществе.[8] Иоанн был свергнут церковным собором с кафедры «за попытку самоубийства», изгнан из церкви и сослан в своё имение в деревне[22] (по другим данные он был заключён в монастыре Клидион на Босфоре[23]). По хронике Георгия Амартола Иоанн после изгнания выскоблил глаза на нескольких иконах, за что «нанесли ему ременными плетьми 200 ран».[24]

Новым константинопольским патриархом был избран Мефодий, пострадавший от иконоборцев. На соборе был зачитан и одобрен томос, текст которого не сохранился, но из других источников известно, что он провозглашал необходимость восстановления почитания икон, подтверждал законность постановлений семи вселенских соборов и анафематствовал иконоборчество.[25] Также собор вернул из ссылок всех ранее осуждённых за почитание икон, епископы-иконоборцы были изгнаны с кафедр, на которые возвратились архиереи, пострадавшие при Феофиле[12].

Одной из просьб императрицы Феодоры при восстановлении почитания икон было не произносить анафемы на её покойного мужа и разрешить его от грехов. На возражение патриарха Мефодия, что церковь имеет право прощать живых, приносящих покаяние, но не может ничего относительно человека, умершего в состоянии смертного греха, Феодора рассказала, что император перед смертью раскаялся в грехах и целовал, принесённую Феодорой икону.[26] Некоторые историки считают, что это был благочестивый обман Феодоры, любившей своего мужа[12], другие, однако не отрицают возможности, что она при последнем дыхании мужа прикладывала к его устам икону, следуя своим религиозным убеждениям.[22] Выслушав Феодору, собор постановил в течение недели по всем церквям столицы молиться за спасение души покойного императора.

Церковное предание сообщает, что патриарх Мефодий, чтобы принять решение об отпущении грехов Феофила, написал на пергаменте имена всех императоров-иконоборцев и положил его на жертвенник в алтаре Святой Софии, а потом во сне увидел ангела, возвестившего, что Бог помиловал императора. Утром в подтверждение сна патриарх увидел, что на пергаменте место с именем Феофила стало белым, что было расценено как знак прощения.[12] После этого собор письменно подтвердил отпущение грехов императора. Однако позже некоторые церковные деятели попрекали этим Феодору. Когда Феодора во время пира по случаю Торжества Православия опечалилась, увидев на лбу преподобного Феофана выжженные буквы (наказание за почитание икон), тот сказал: «За эту надпись я буду судиться с твоим мужем и царём пред нелицеприятным судилищем Божиим».[4] Впрочем, патриарх и другие архиереи подтвердили отпущение грехов Феофила[12].

«Торжество православия»[править | править код]

После церковного собора Феодора устроила церковное торжество, которое пришлось на первое воскресенье Великого поста, бывшее в 843 году[27]11 марта[17][28] (по другим данным — 19 февраля[29]). По словам церковного историка Карташёва один из византийских летописцев описал это событие таким образом:

Императрица Феодора и император Михаил III
Икона «Торжество православия» (фрагмент). Византия, первая половина XV века

Царица предложила святейшему патриарху Мефодию известить и собрать всех православных митрополитов, архиепископов, игуменов, клириков и мирян, чтобы пришли в Великую Церковь Божию с честными крестами и святыми иконами в первое воскресенье святого Поста.
И когда бесчисленное множество народа собралось, приходит и сам царь Михаил со святой и православной матерью своей Феодорой и со всем синклитом… соединившись со святым Патриархом, вместе двинулись от алтаря со святыми иконами и честным крестом и святым евангелием и пошли с литией до ворот дворца, так называемых Кентавриевых. И после долгой молитвы и сокрушенного многоплачевного и умиленного взывания Κύριε ελέησον[30] возвратились во святой храм для совершения божественной таинственной литургии с великой радостью и торжеством.
И таким образом восстановлены святые и честные иконы для почитания и поклонения в храме Божием. Благочестивые же самодержцы со всечестным и святым патриархом Мефодием и бывшими при нём тогда митрополитами и преподобными подвижниками постановили: ежегодно в первое воскресение святого Поста праздновать торжественно в Великой Божией Церкви сей святой и честной праздник, который и празднуется доныне. Иконы одновременно были поставлены и во всех церквах Константинополя.[22]

В воспоминание об этом событии, значимом для христианского мира, и в память блаженной Феодоры ежегодно в первое воскресенье Великого поста православная церковь торжественно празднует восстановление иконопочитания, именуемое «Торжество православия».

Период реакции[править | править код]

На золотом солиде времён регентства Феодоры маленький Михаил III изображён с сестрой Феклой на реверсе, в то время как портрет его матери в императорских одеждах помещён на аверсе

После Константинопольского собора в империи начался период реакции. В Константинополь были торжественно перенесены останки знаменитых исповедников православия Феодора Студита и патриарха Никифора, пострадавших за свою веру и умерших в изгнании. На встречу останков вышла Феодора с сыном и весь двор, неся в руках свечи. Пешком они шли вслед за мощами до церкви Двенадцати апостолов. Была осквернена могила императора Константина V, без всякого уважения к императорскому сану его останки были выброшены на улицу, а из мраморного саркофага, распилив на тонкие плитки, сделали облицовку для одной из комнат императорского дворца.[12] В знак победы иконопочитания на монетах и печатях после 843 года вновь появляется изображение Христа.[31]

В период регентства Феодоры начались преследования людей, отрицающих иконопочитание. Диль сообщает[12], что она мечтала о славе истребления еретиков, и по её приказанию павликианам было предложено на выбор: обращение в православие или смерть. После отказа павликиан изменить религиозные убеждения в местность Малой Азии, населённую ими, были направлены с карательными экспедициями три военачальника: Аргир, Судал и Дука.[32] От рук императорских инквизиторов под пытками погибло около ста тысяч человек: «одних павликиан распяли на кресте, других обрекли мечу, третьих — морской пучине. Около десяти мириадов составляло число загубленных, их имущество было отправлено и доставлено в царскую казну».[8] Гонения на павликан начались задолго до прихода Феодоры к власти. Обороняясь, те вступили в военный союз с мусульманами и совершали набеги на византийские владения. Несмотря на истребление павликан при Феодоре, секта потерпела поражение значительно позднее в 871 году, но церкви не удалось окончательно уничтожить ересь.[33]

Святая царица Феодора
(греческая икона, XIX век)

Основным источником жизнеописания Феодоры является сочинение Продолжателя Феофана «Жизнеописания византийских царей». В данном источнике жизнь Феодоры описана в двух разделах: «Феофил» (описан период от её рождения до смерти супруга императора Феофила) и «Михаил III» (описан период её регентства, отход от управления империей и смерть). Житийная литература не содержит о Феодоре подробных сведений, ограничиваясь указанием на её заслуги в восстановлении иконопочитания[34].

Георгий Амартол, современник Феодоры, окончил свою хронику 842 годом, то есть в канун прихода Феодоры к власти. Продолжатель Феофана и Иосиф Генесий[35], в сочинениях которых излагается жизнь и деяния Феодоры, писали свои труды по повелению императора Константина Багрянородного[36] спустя век после правления василисы Феодоры.

Из современных историков о Феодоре неоднократно писал французский автор Шарль Диль в цикле своих трудов по истории Византийской империи. Подробно деятельность Феодоры в восстановлении иконопочитания рассмотрена историком церкви Карташёвым в его труде «Вселенские соборы».

  1. Toumanoff C. Les dynasties de la Caucasie chrétienne de l'Antiquité jusqu'au xixe siècle: Tables généalogiques et chronologiques — Rome: 1990. — P. 334.
  2. Settipani C. Continuité des élites à Byzance durant les siècles obscurs: Les princes caucasiens et l'Empire du VIe au IXe siècle — Paris: 2006. — P. 310. — ISBN 978-2-7018-0226-8
  3. ↑ Год рождения Феодоры оценивается по следующим соображениям: она не должна быть старше мужа и способна рожать детей в начале 830-х. Год рождения Феофила в 813 году получен на основании оценки Warren Treadgold. Некоторые историки считают, что Феофил родился ранее, ок. 805 года. См. Сенина Т. А. (монахиня Кассия). Диалог Феофила и Кассии: литературная выдумка или реальность?
  4. 1 2 3 4 5 Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. Книга III. Феофил.
  5. John H. Rosser. Historical Dictionary of Byzantium. — 2-е изд. — Scarecrow Press, 2011. — P. 199.

    Оригинальный текст (англ.)

    Armenians were a significant minority within the empire. In the sixth century, Justinian I's General Narses was Armenian. The emperor Maurice (582-602) may have been Armenian. In the ninth and 10th centuries there were several Armenian emperors, including Leo V, Basil I, Romanos I Lekapenos, and John I Tzimiskes. Theodora, the wife of Theophilios, was Armenian.

  6. ↑ Peter Charanis // The Armenians in the Byzantine Empire// Fundação Calouste Gulbenkian, 1963

    Оригинальный текст (англ.)

    where Manuel, uncle of Theodora, is referred to as Armenian. Though there is some confusion about the career of this Manuel, this confusion does not affect the Armenian origin of Theodora's family

  7. Острогорский Г. А // «History of the Byzantine state» // Rutgers University Press, 1969 г. — стр. 219(624) ISBN 0-8135-0599-2, 9780813505992

    Оригинальный текст (англ.)

    It is significant that the new rulers, despite their largely eastern origin — Theodora’s family came from Paphlagonia and was of Armenian descent— saw the restoration of the cult of the icons as their first and most pressing task.

  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. Книга IV. Михаил III
  9. ↑ Бартикян P. M. // Неизвестная армянская аристократическая фамилия на службе в Византии в IX—XI вв. // День, 1992. — Вып. 26: Византия и средневековый Крым. — стр. 83-91.

    После него на византийском троне мы встречаем армянку Феодору (842—856 гг.), которая, по предположению Н. Адонца, принадлежала к нахарарской семье Мамиконидов, её сына Михаила III (842—867 гг.).

  10. ↑ Икасия (Кассия Константинопольская) приняла монашеский постриг и основала в Константинополе монастырь. Ею было написано несколько песен канона Великой Субботы, а также несколько стихир, в том числе стихира «Господи, яже во многие грехи впадавшая жена», которая, по преданию, была написана после отказа императора Феофила вновь увидеться с ней (см. Карташев А. В. Вселенские соборы. Клин, 2004 год.)
  11. ↑ Смотр невест и диалог Феофила и Кассии изложен в хронике Симеона Логофета. Изложение приводится по А. Л. Дворкин, «Очерки по истории Вселенской Православной Церкви» с более точным русским переводом диалога по Д. Е. Афиногенов, «Повесть о прощении императора Феофила». Диалог Феофила и Кассии возможно восходит к словам в гомилии Иоанна Златоуста «На Благовещение преславной Владычицы нашей Богородицы»: «Чрез жену разливается зло, чрез жену текут блага».
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Шарль Диль Византийские портреты М., 1994 год.
  13. ↑ Фекла (831 г.), Анна (832 г.), Анастасия (833 г.), Константин (834 г.), Мария (835 г.), Пульхерия (836 г.), Михаил (840 г.): W. Treadgold, The Problem of the Marriage of the Emperor Theophilos // Greek, Roman and Byzantine Studies, 1975. Vol. 16. P. 333—341
  14. ↑ Возможно это является легендой, арабские источники сообщают, что он погиб ещё в царствование Феофила, новейшие исследователи придерживаются такого же мнения: Феофоб был убит на войне с арабами в 839—840 годах (См. M. Recaya, «Mise au point sur Théophobe et l’alliance de Bâbek avec Théophile (833/34-839/40)», Byzantion 44.1 (1974) 43-67; J.-Cl. Cheynet, «Théophile, Théophobe et les Perses», в: S. Lampakis (ed.), Ἡ Βυζαντινή Μικρά Ασία (6-12 αι.) (Athen, 1998) 39-50.)
  15. ↑ Александр Шмеман, протопресвитер. Исторический путь Православия. Глава 5. Византия, часть 6 (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 20 декабря 2007. Архивировано 6 июня 2013 года.
  16. ↑ Подражатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. Глава IV. Михаил III
  17. 1 2 Сборник История Византии. Т. 2 // Академик Сказкин С. Д. (отв.редактор) — Москва: Наука, 1967 г.
  18. ↑ Лебедев А. П. История разделения церквей. — М., 2005. Стр.263—264
  19. ↑ Святая царица Феодора
  20. ↑ Праведная царица Греческая Феодора
  21. ↑ Святая праведная Феодора (недоступная ссылка)
  22. 1 2 3 Карташев А. В. Вселенские соборы. Клин, 2004 год.
  23. ↑ Иоанн VII Грамматик // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2010. — Т. XXIII. — С. 485-486. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-042-4.
  24. ↑ Временник Георгия Монаха, кн. 11
  25. ↑ Васильев А. А. История Византийской империи
  26. ↑ Позднее эта история дополнилась легендарными подробностями о том, что Феодора предвидела участь своего мужа, видела во снах Богородицу, судившую Феофила.
  27. ↑ Длительное время годом восстановления иконопочитания считался 842 год (Васильев А. А. История Византийской империи Второй период иконоборчества и Восстановление Православия. Разделение церквей в IX веке)
  28. ↑ Александр Шмеман, протопресвитер. Исторический путь Православия. Глава 5. Византия, часть 2 (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 20 декабря 2007. Архивировано 25 января 2007 года.
  29. ↑ О чине православия
  30. ↑ греч. Κύριε ελέησον — Господи помилуй
  31. ↑ A. Grabar. L’iconoclasme byzantin. Dossier archeologique. Paris, 1957. p. 127.
  32. ↑ Дашков С. Б. Императоры Византии. Феодора, Михаил III Пьяница
  33. ↑ Успенский Ф. И., «История Византийской империи», т. 2, гл. 16 (недоступная ссылка)
  34. ↑ См. например житие в изложении Димитрия Ростовского
  35. ↑ Иосиф Генесий, «Книга царств». Описывает 813—886 годы.
  36. ↑ Предисловие // Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. М. Наука. 1992

ru.wikipedia.org

ФЕОДОРА - это... Что такое ФЕОДОРА?

Византийская императрица в 1028—1030, 1042—1056 гг. Дочь Константина VIII, ум. 31 авг. 1056 г. После смерти отца в 1028 г. Феодора была провозглашена императрицей вместе со своей старшей сестрой Зоей. Она имела характер спокойный и немного вялый, на награды и дары была очень сдержана, а к старости сделалась даже скупа. Формально она царствовала вместе с Зоей и ее мужем Романом III, но никакой властью не пользовалась. В 1030 г. Зоя распорядилась удалить Феодору из дворца, постричь ее и определить местом почетного заключения один из императорских домов. В апреле 1042 г. саму Зою низложил и постриг ее пасынок Михаил V. Тогда восставшая толпа доставила Феодору в столицу, и патриарх Алексей вновь венчал ее на царствие. Но и на этот раз ее власть продолжалась всего несколько дней. После того как Зоя получила свободу, Феодора добровольно подчинилась ей и признала ее старшинство (Пселл: «Михаил Пятый»; 34, 37, 51). Поначалу сестры решили царствовать сами. Однако ни одна из них по складу ума не годилась для самодержавной власти, они не умели ни распоряжаться, ни принимать твердых решений, а к царским заботам примешивали большей частью женские пустяки. Наконец, с согласия синклита, Зоя в третий раз вышла замуж — на этот раз за Константина Мономаха, и передала ему всю власть (Пселл: «Константин Девятый»; 2, 4—5, 21). Только после смерти сестры и ее мужа в январе 1055 г. царство наконец перешло к Феодоре. При этом все ожидали, что она вручит власть какому-нибудь благородному и способному повелевать мужу, однако вопреки всем мнениям и предположениям Феодора взяла самодержавное правление над ромеями в свои руки. Укрепляли ее в этом решении слуги и домашние, все люди опытные в делах. Поэтому императрица открыто правила государством, держала себя с мужской независимостью и не видела нужды ни в каких завесах. Она сама назначала чиновников, с высоты трона произносила твердым голосом повеления, высказывала мнения и решала тяжбы. Царствование ее, по словам Пселла, не было лишено славы и величия. Процарствовав полтора года, она была поражена тяжелым недугом: выделительные способности ее организма нарушились, в результате опорожнение происходило через ротовую полость. Почувствовав приближение смерти, Феодора объявила императором Михаила Стратиотика (Пселл: «Феодора»; 1—2, 4, 19—20).

Все монархи мира. — Академик . 2009.

dic.academic.ru

Царица Феодора – грешная, святая, великая.

Одной из самых ярких и своеобразных фигур, когда-либо занимавших византийский престол, была Феодора, жена императора Юстиниана. История Феодоры, женщины необычной судьбы, женщины, шагнувшей с подмостков сцены, чуть ли не с панели на императорский престол, во все времена вызывала любопытство и интерес. Современники рассказывали о ней самые невероятные истории, которые позднее были украшены новыми романтическими подробностями. Возможно именно благодаря легендам о ее приключениях, Феодора стала единственной из всех византийских императриц, известных широкой публике.

К сожалению, история сохранила мало подлинных сведений об этой удивительной женщине. Но в любом случае она не была просто ловкой авантюристкой: слишком много было сделано Феодорой для величия Византии, а не только для собственного возвышения. Это была поистине великая государыня.

Подобно греческой богине любви Афродите, Феодора родилась на Кипре, около 500-го года, но его благоухающие, покрытые зеленью горы и лазоревое море помнила едва ли: когда ей исполнилось четыре года, семейство переехало в Константинополь. Здесь Акакий — отец Феодоры — устроился смотрителем за медведями в зверинце при партии Зеленых, то есть при прасинах, выражавших интересы земледельческой и высшей сенаторской аристократии. А их оппоненты — венеты, партия Синих, представляли интересы торговых и ремесленных объединений. Эти партии были вечными врагами на Ипподроме. Игры тогда, в том числе и прославленные состязания колесниц, являлись неотъемлемой частью столичной жизни.


Кадр из франко-итальянского фильма 1954 года "Теодора, императрица Византии".

Ставки делались на все и на всех, а гибель наездника и лужи крови на арене лишь распаляли азарт игроков. Гул, крики, вопли синих и зеленых трибун — вот что врезалось в память четырехлетней девочки, которая постоянно подсматривала за действом, разворачивающимся на Ипподроме, — женщин туда не пускали. Не успело семейство обосноваться в столице, как случилась беда: Акакий, раненный цирковым медведем, умер, обрекая тем самым Феодору и двух ее сестер на голодное существование. Правда, через некоторое время его место занял другой человек, некто Ородонт. Но должность Акакия, на которую он претендовал, ему не досталась. И тогда мать Феодоры решилась на крайность: выставила трех сестер на арене Ипподрома прямо перед началом скачек, и оробевшие от криков девяноста тысяч зрителей дети, одетые в белые туники, стали просить о милости. Так состоялось их первое выступление при «полном аншлаге». Когда же разъяренная толпа стала требовать выкинуть их с арены, партия Синих публично сжалилась над семейством (в пику Зеленым), и Ородонт был принят смотрителем зверей…

Помимо состязаний колесниц на Ипподроме с гигантской ареной в форме копыта устраивались театральные сценки, выступления циркачей и другие незамысловатые народные зрелища. Мать Феодоры стала рано приучать своих девочек к сцене — семья нуждалась постоянно. Старшая Комито, по одной из версий, играла на флейте, а по другой — была актрисой-куртизанкой.


Кадр из фильма "Теодора, императрица Византии".

Сначала маленькая Феодора сопровождала сестру на сцене и прислуживала ей. А потом принялась выступать в пантомиме. Пантомимом назывался сольный танец на мифологический сюжет. Костюм актеров пантомима, особенно женщин, отличался предельной вольностью, а многие жесты и движения носили весьма откровенный, эротический характер.


Кадр из фильма "Теодора, императрица Византии".

Льстецы говорили о том, что Феодора была красоты несравненной, «такой, что слова и искусство людей не в силах ее изобразить». По мнению ее порицателей, она была хорошенькой женщиной, невысокого роста, крайне грациозной, с несколько бледным лицом, с глазами, исполненными живости. Феодора в действительности была необыкновенно красива, и это признавали даже ее враги.

Феодора пленяла не только своей красотой. Она была умна, остроумна, весела, поэтому быстро добивалась успеха не только в театре, но и вне его. Благодаря своему пылкому темпераменту, влюбчивости, прирожденному влечению к удовольствиям, Феодора отнюдь не вела праведную жизнь и к двадцати годам приобрела сомнительную славу первой среди куртизанок Византии.

После такого бурного начала жизни Феодора на некоторое время вдруг исчезла из столицы. Возможно, ей хотелось вырваться из своей шумной среды или добиться какого-нибудь более прочного положения. Но оказывается, что именно в это время она увлеклась неким сирийцем Экеболом, отправленным из Константинополя на северный берег Африки наместником земель Киренаики.

Вместе со своим возлюбленным Феодора отправилась в Африку. Однако, роман был непродолжительным. Феодора осталась одна в чужих краях, без средств к существованию. Поэтому ей приходилось зарабатывать себе на жизнь проституцией, из чего она в то время не делала тайны.

Долгое время Феодора пребывала в Александрии, научном и культурном центре тогдашнего мира. Именно к этому периоду жизни будущей императрицы приписывается рождение ее ребенка (по одной версии, девочки, по другой — соответственно, мальчика), которого она оставила будто бы, там же, в Александрии.
Можно полагать, что именно здесь, в Александрии, в ней произошел какой-то перелом. Когда она вернулась в Константинополь, то круто изменила свой образ жизни.

Некоторые предания свидетельствуют, что в это время она вела уединенную, тихую и вполне нравственную жизнь. Поселившись в скромном маленьком домике, она занималась рукоделием и пряла шерсть, как римские матроны доброго старого времени. И этим она зарабатывала себе на жизнь. Здесь-то ее и встретил Юстиниан и безумно влюбился.

Однако, существуют и другие версии встречи Феодоры и Юстиниана.

По одной из них, он увидел красавицу в окне то ли ее, то ли какого-то другого дома и приказал послать за ней под вечер. По другой — их свела богатая актриса Македония, которая бывала во дворце и даже состояла в переписке с императором.

Так или иначе, обладая небывалой красотой, светлым умом, остроумием, твердым и решительным характером, Феодора буквально околдовала Юстиниана. Связь с Феодорой оказалась настолько прочной, что Юстиниан решил во что бы то ни стало на ней жениться.

Но для заключения брака, Юстиниану пришлось преодолеть большие трудности. Дело в том, что римское право запрещало браки сенаторов, патрициев и других высокопоставленных лиц с женщинами низкого происхождения, актрисами и куртизанками.

Впрочем, Юстиниан и сам был не слишком благородного происхождения. Он унаследовал власть от своего дяди императора Юстина, который был родом из иллирийских крестьян и в молодости пришел в столицу наниматься в солдаты. Тогда все его достояние составляли козий тулуп и запас прихваченных из дому сухарей. Рассказывают, что Юстин был первым императором, так и не выучившимся грамоте. Для подписания государственных документов ему изготовили деревянную дощечку с прорезями букв. «Юстин, — сообщает летописец, — не сумел сделать подданным ни худого, ни хорошего, ибо был совсем прост, не умел складно говорить и вообще был очень мужиковат. Племянник же его Юстиниан, будучи еще молодым человеком, стал заправлять всеми государственными делами». А к старости Юстин и вовсе стал посмешищем в глазах подданных. Злые языки сравнивали его с вьючным ослом, который идет туда, куда ведут, и лишь потряхивает ушами. Он жил с женщиной по имени Луппицина. Вместе с мужем она выбилась в императрицы из простых крестьян. Стесняясь своего деревенского имени, она велела называть себя Евфимией. Ничего не смысля и не участвуя в государственных делах, Луппицина-Евфимия тем не менее как могла противодействовала скандальному увлечению своего племянника. С ее подачи патрицианки ежедневно обменивались мнениями о том, какой необузданной наглостью обладает блудница: истории, конечно, известны примеры, когда знатные особы превращались в куртизанок, но когда происходит наоборот — это неслыханно! Не римское право, а строгая тетка стала для Юстиниана настоящим препятствием на пути к желанному браку: при жизни тетки ему удалось лишь возвести Феодору в патрицианки. Для этого он отправил возлюбленную побеседовать с дядей — императором Юстином, и тот, по всей видимости, тоже попался в «сети» красавицы.
(Не подумайте дурного: император был уже стар и болен).

Вскоре после смерти тетки, Юстиниан наконец-то добился своего - он склонил, а может быть, и заставил старого императора к изданию закона, по которому отныне актрисам, отказавшимся от прежнего образа жизни, было разрешено заключать браки.


Кадр из фильма "Теодора, императрица Византии".

В 525 году в соборе Святой Софии состоялось бракосочетание Юстиниана и Феодоры. А два года спустя в том же кафедральном соборе патриарх Константинопольский торжественно короновал Юстиниана на императора. Этот триумф разделила со своим супругом и Феодора, ставшая отныне императрицей. А затем, по византийскому обычаю, Юстиниан и Феодора, только что коронованные, окруженные патрициями и гвардией явились в цирк, чтобы в императорской ложе занять места на золотом троне и, согласно обряду, осенить крестным знамением головы собравшихся людей. Феодора принимала приветствия и пожелания успехов от народа на том самом ипподроме, который некогда был свидетелем ее актерских дебютов.

Императрица Феодора (деталь мозаики в базилике Сан-Витале г. Равенна).

Император Юстиниан (деталь мозаики в базилике Сан-Витале г. Равенна).

Итак, Феодора сделала совершенно небывалую карьеру. Начался новый этап в ее жизни. И перед нами предстает совсем другая Феодора - великая императрица одного из крупнейших государств мира, занимавшая рядом с Юстинианом блестящее положение, но вместе с тем существо деспотическое и высокомерное, вспыльчивое и страстное. Редкий человек незнатного происхождения, пробившийся в аристократическое общество, так быстро осваивался со своим новым положением, так быстро привыкал к своему величию, как это произошло с Феодорой. Редкая императрица, даже царской крови, испытала, подобно Феодоре, столько радостей и удовольствий, которые дает обладание высшей властью.

Феодора, в противовес своему царственному супругу, щеголявшему простотой, была чрезмерно склонна к роскоши и различным утехам, которые ей обеспечивались верховной властью. Ей доставляло огромное удовольствие в своих покоях императорского дворца в Константинополе и на своей пышной вилле на малоазийском берегу окружать себя всевозможной роскошью и изяществом. Она любила дорогие туалеты, блеск пурпурных, шитых золотом, мантий, редкие драгоценности, алмазы, жемчуг. Она считала, что изысканный стол - одна из неотъемлемых прерогатив высшей власти. Поэтому ее стол всегда сервировался с отменным и тонким вкусом. Она любила пышные и торжественные выезды. Когда Феодора путешествовала, ее сопровождал конвой в количестве четырех тысяч гвардейцев.


Кадр из фильма "Теодора, императрица Византии".

Как очень хитрая и кокетливая женщина, Феодора понимала, что красота - верная гарантия ее могущества. Поэтому много внимания и заботы она уделяла своей внешности. Чтобы придать нежность и очарование своему лицу, Феодора всегда спала очень долго. Для сохранения цвета лица и придания ему большей свежести она часто и подолгу принимала ванны, за которыми следовали долгие часы отдыха.

Всю свою жизнь Феодора страстно любила богатство и деньги. И обретенные огромные богатства стали одним из важнейших условий могущества Феодоры. Она одаривала церковь и благотворительные учреждения, делала пожертвования на строительство. Проявляя заботу о росте собственного состояния, она не меньше заботилась об обеспеченном будущем своих родственников. С помощью удачных браков она делала их состоятельными людьми, не забывая при этом и себя. Наконец, она устроила брак своей племянницы Софии с племянником Юстиниана, предполагаемым наследником престола. А это уже давало определенные гарантии на будущее.
Феодора, одержимая истинной страстью властолюбия, стремилась дать почувствовать свою силу и с наслаждением смотрела, как униженно преклоняются перед ней те, которых она некогда ублажала своей игрой на сцене. А вообще-то весь церемониал двора в какой-то мере напоминал театральную обстановку, любовь к которой у Феодоры осталась из ее прошлого.

Став законной супругой Юстиниана и повелительницей огромной империи, Феодора превратилась в добродетельную женщину. Ни один из ее современников, ни один из историков последующего времени, обвинявший Феодору в жадности, честолюбии, ничего не сообщил такого, что дало бы повод усомниться в ее нравственной чистоте. Она была слишком умна и властолюбива, чтобы компрометировать себя любовными похождениями и интригами. Верховная власть стоила того, чтобы ради ее сохранения предпринять все меры предосторожности. И конечно, эта безупречность жизни Феодоры делает честь ее практичному уму.

Кроме всего прочего, эта умная, властная женщина была занята более серьезными делами, чем любовные похождения. Феодора обладала теми высокими качествами, которые оправдывают ее стремление к власти. Благодаря им она сумела в течение всего периода своего правления пользоваться глубоким и заслуженным влиянием на обожавшего ее Юстиниана. Она была для него, по выражению одного из современников, «самым сладостным очарованием». Да и сам Юстиниан в одном из официальных актов с особым удовольствием отметил, что Феодора была «его даром от Бога». Император ни в чем не отказывал своей супруге - ни в почестях, ни в действительном пользовании верховной властью. Пока Феодора находилась на императорском троне, она управляла империей в такой же мере, как и Юстиниан, а возможно, даже и в большей. Все летописцы единогласно утверждали, что в важнейших делах она была сотрудницей императора и пользовалась таким же авторитетом, как и он.

Императрица Феодора со свитой (мозаика в базилике Сан-Витале г. Равенна).

Император Юстиниан со свитой (мозаика в базилике Сан-Витале г. Равенна).

В трудные минуты она проявляла редкое мужество и неукротимую энергию.

Наиболее ярким примером является поведение императрицы во время восстания Ника.

Почти неделю, с 11 по 17 января 532 года, город оглашался громкими криками бунтовщиков: «Nika!» («Побеждай!») Народ требовал отмены непосильных налогов, прекращения притеснений еретиков и язычников, которых преследовал Юстиниан. Город пылал, вместе с особняками богачей горели общественные здания. Восставшие добрались до налоговых списков и сожгли их, учиняя повсюду погромы и бесчинства… Солдаты колебались. Большинство из них выжидало исхода противостояния, рассчитывая в последний момент присоединиться к победителю. Император Юстиниан мог вполне положиться только на два отряда, которыми командовали Велисарий и Мунд. Они оказались тогда в Константинополе случайно. Прославленный полководец Велисарий только вернулся с войны с персами и имел при себе сильный отряд копьеносцев и щитоносцев. Стратиг (наместник) Иллирии Мунд, вызванный в столицу по какому-то делу, прибыл с наемной дружиной варваров-герулов. Но и эти военные силы фактически были запертыми в стенах Большого императорского дворца. Первая попытка Велисария выйти наружу окончилась ничем. Солдаты дворцовой стражи, условившиеся не помогать ни тем, ни другим, сделали вид, что не слышат приказа открыть ворота. Возвратившись в императорские покои, Велисарий стал убеждать Юстиниана в том, что их дело проиграно и пора задуматься о бегстве из восставшего города. Многие сторонники императора также советовали бежать.

Видя, что наступил решающий момент, Феодора обратилась к мужу с речью: «Сейчас, я думаю, не время рассуждать, пристойно ли женщине проявить смелость перед мужчинами и выступить перед оробевшими с юношеской отвагой. Тем, у кого дела находятся в величайшей опасности, ничего не остается другого, как только устроить их лучшим образом. По-моему, бегство, даже если когда-либо и приносило спасение и, возможно, принесет его сейчас, недостойно. Тот, кто появился на свет, не может не умереть, но тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо. Да не лишиться мне этой порфиры, да не дожить до того дня, когда встречные не назовут меня госпожой! Если ты желаешь спасти себя бегством, государь, это нетрудно. У нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы спасшемуся тебе не пришлось предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что царская власть — лучший саван».

Слова Феодоры, сказанные в критическую минуту, переломили настроение императора и его придворных в пользу решительных действий. К вечеру того же дня 35 тысяч трупов их врагов (по другим данным — 50) устилали улицы 400-тысячного Константинополя…

Очень значительным было влияние императрицы во внутренней политике империи: в поддержании «священных уз» брака и укреплении прав женщин она видела задачу государственной важности.
Кроме того, Феодора проявила бескорыстную заботу и о тех несчастных девушках, которых довела до падения скорее нужда, чем порок. Она основала для покаявшихся монастырь на берегу Босфора в старинном императорском дворце. Чтобы освободить этих бедных девушек от «ига их позорного рабства», она обеспечила это благотворительное учреждение богатым вкладом. Феодора, помня свои молодые тяжелые годы, проявляла чувство жалости к бедным женщинам, особенно невольницам. Она их выкупала сотнями, а затем давала им убежище в монастырях. Она добилась издания закона, запрещавшего торговлю женщинами. В законах, изданных против развода и супружеской неверности, проявлена забота Феодоры о сохранении института брака, «этого священнейшего из всех учреждений», и стремление всем внушить уважение «к этим законным и священным узам». Она была суровым стражем морали и стремилась улучшить нравы столицы.

Феодора активно вмешивалась во внешнюю политику. Она вела, подчас без ведома императора, дипломатическую переписку, принимала иностранных послов, щедро одаривая их подарками. Послы знали об огромной власти Феодоры, поэтому, чтобы приобрести ее благосклонность, спешили в первую очередь по прибытии в Константинополь явиться к ней на поклон. Даже государи других стран, чтобы добиться расположения императрицы, льстили ее тщеславию и необузданной любви к власти. В политике Феодора вела свою линию, нередко расходясь с Юстинианом. Император свои взоры обращал на Запад, мечтая о восстановлении Римской империи. Феодора же, более тонкая и проницательная, понимающая потребности государства и более ясно оценивающая действительность, была убеждена, что мощь империи - в Египте, Сирии и Азии.
Отсюда и ее расхождения с Юстиниа

serg-slavorum.livejournal.com

Феодор (значения) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Фео́дор (греч. Θεοδωρος — «дар Божий») — мужское имя греческого происхождения. В русском языке имеет форму Фёдор. Женским вариантом данного имени является Феодора. В европейском варианте — Теодор (Theodore).

Святые[править | править код]

  • Феодор (между 305 и 311 годами) — христианский мученик, сожженный в Никомедии. Память — 4 сентября (17 сентября)
  • Феодор Иорданский (VI в.) — отшельник.
  • Феодор Начертанный (вторая половина VIII века — первая половина IX века) — византийский монах, преподобный, исповедник, пострадавший от иконоборцев, философ.
  • Феодор I († до 1024) — первый епископ Ростовский, почитается в Русской православной церкви в лике святителей.
  • Феодор Варяг (X в.) — русский христианский первомученик.
  • Феодор Кентерберийский (ок. 620 — 690) — архиепископ Кентерберийский, первый английский епископ, возведённый в достоинство примаса Англии.
  • Феодор Кройлендский († 870) — игумен, мученик.
  • Феодор Молчаливый (или Феодор Печерский) — преподобный Русской православной церкви живший в XIII веке.
  • Феодор Освященный (316—368) — христианский святой, авва, ученик Пахомия Великого.
  • Феодор Печерский (ум. 1098) — преподобномученик Русской православной церкви.
  • Феодор Санаксарский (1718—1791) — монах, почитаемый Русской православной церковью в лике преподобных; дядя адмирала Фёдора Ушакова.
  • Феодор Стратилат († 320) — христианский святой, великомученик.
  • Феодор Студит (759—826) — византийский монах, аскет, религиозный деятель и писатель.
  • Феодор Тирон († 306 год) — христианский святой, великомученик.
  • Феодор Томский (1776 или 1777 — 1864) — старец, живший в Сибири в XIX в.; в 1984 году канонизирован Русской православной церковью.
  • Феодор Ушаков (1745—1817) — выдающийся русский флотоводец, канонизирован в 2004 году Русской православной церковью в лике праведных.
  • Феодор Черниговский (ум. 1244) — боярин; святой мученик Русской православной церкви.
  • Феодор Философ Болгарский († 1323) — русский купец, православный мученик.
  • Феодор Эдесский († 848) — христианский писатель и богослов, епископ города Эдессы.
  • Феодор Византийский (1774 — 1792 или 1795) — мученик.

Религиозные деятели[править | править код]

  • Феодор Петрский (вторая половина V века — после 536 года) — епископ города Петры, греческий агиограф.
  • Феодор Абу Курра (ок. 750 — ок. 830) — христианский писатель и богослов, епископ города Харрана.
  • Феодор (IV век) — епископ Ираклии во Фракии, писатель.
  • Феодор Чтец (конец V в. — первая четверть VI в.) — чтец Собора Святой Софии в Константинополе, писатель, историк церкви.
  • Феодор — епископ митрополит Галицкий (около 1332 — после 1347).
  • Феодор (ум. 1163) — митрополит Киевский и всея Руси.
  • Феодор (ум. 1078) — епископ Русской православной церкви, епископ Новгородский.
  • Феодор (ум. 1286/1287) — епископ Владимирский, Суздальский и Нижегородский.
  • Феодор I (ум. 1342) — епископ Русской православной церкви, епископ Тверской.
  • Феодор II (род. 1952) — патриарх Александрийский (Коптская православная церковь).
  • Феодор II (ум. 976) — патриарх Антиохийский.
  • Феодор II (род. 1954) — патриарх Александрийский (Александрийская православная церковь).
  • Феодор II (ум. 1367) — епископ Русской православной церкви, епископ Тверской.
  • Феодор II (ум. 1216) — патриарх Константинопольский.
  • Феодор III (ок. 1340 — 1394) — епископ Русской церкви, архиепископ Ростовский.
  • Феодор Вальсамон (ок. 1140 — после 1199) — византийский канонист, патриарх Антиохийский.
  • Феодор Дафнопат (конец IX века — вторая половина X века) — византийский писатель, ритор, агиограф, историк, богослов, политический деятель, гимнограф.
  • Феодор Мелешко (ум. 1626) — епископ униатский Холмский и Белзский.
  • Феодор Мопсуестийский (ок. 350 — 428) — раннехристианский теолог, святой Несторианской церкви.
  • Феодор Продром (XII в.) — византийский писатель.
  • Феодор Скрибон — епископ Александрийской православной церкви, c 607 до 609 годы — её предстоятель, Патриарх Александрийский и всего Египта.
  • Феодор Скутариот (ок. 1230 — после 1283) — митрополит Кизика, историк, дипломат.

  • Феодор (Белков) (род. 1960) — епископ Русской православной церкви, епископ Алатырский и Порецкий.
  • Феодор (Бобков) (1874—1938) — православный священник, прославлен в лике священномучеников Российских в 2000 году.
  • Феодор (Бухарев) (1822—1871) — русский духовный писатель, богослов.
  • Феодор (Власов) (ок. 1880—1925) — епископ Русской православной церкви, епископ Новозыбковский, викарий Брянской епархии.
  • Феодор (Гаюн) (род. 1958) — архиерей Украинской Православной Церкви (Московский Патриархат), митрополит Каменец-Подольский и Городокский.
  • Феодор (Гинеевский) (род. 1955) — предстоятель (первоиерарх) неканонической Российской православной автономной церкви, митрополит Суздальский и Владимирский.
  • Феодор (Дзедакис) (1933—1996) — епископ Константинопольской православной церкви, митрополит Ретимнийский и Авлопотамосский полуавтономной Критской православной церкви.
  • Феодор (Димитриу) (род. 1953) — епископ Александрийской православной церкви, митрополит Илиопольский, ипертим и экзарх Среднего Египта.
  • Феодор (Дридакис) (род. 1966) — епископ Александрийской православной церкви, епископ Вавилонский.
  • Феодор (Казанов) (род. 1973) — архиерей Русской православной церкви, епископ Переславский и Угличский.
  • Феодор (Лебедев) (1872—1918) — епископ Русской православной церкви, епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии.
  • Феодор (Маковецкий) (ок. 1880 — 1925) — епископ Русской православной церкви, епископ Мосальский, викарий Калужской епархии.
  • Феодор (Малаханов) (род. 1978) — епископ Русской православной церкви, епископ Вилючинский, викарий Петропавловско-Камчатской епархии.
  • Феодор (Мамасуев) (род. 1966) — епископ Украинской православной церкви (Московского патриархата), митрополит Мукачевский и Ужгородский.
  • Феодор (Нанкьяма) (1924—1997) — епископ Александрийской православной церкви, митрополит Кампальский и Угандийский.
  • Феодор (Поздеевский) (1876—1937) — епископ Русской православной церкви, архиепископ Волоколамский, викарий Московской епархии.
  • Феодор (Пуляшкин) (1758—1842) — схииеромонах, подвижник благочестия, духовник И. В. Киреевского.
  • Феодор (Рафальский) (1895—1955) — епископ Русской православной церкви заграницей, архиепископ Сиднейский и Австралийский.
  • Феодор (Смирнов) (1891—1937) — епископ Пензенский, причислен к лику святых Русской православной церкви в 2000 году.
  • Феодор (Текучёв) (1908—1985) — епископ Русской православной церкви, епископ Сан-Францисский и Калифорнийский, духовный писатель.
  • Феодор (Чуадзе) (род. 1967) — епископ Грузинской православной церкви, митрополит Ахалцихский, Тао-Кларджетский и Лазский, хорепископ католикос-патриарха всея Грузии.
  • Феодор (Шашин) (1873—1937) — епископ Курский и Западной области Русской древлеправославной церкви.
  • Феодор (Яковцевский) (также Яцковский; 1866—1937) — епископ Русской православной церкви.

Коронованные особы и главы государств[править | править код]

Прочие[править | править код]

  • Феодор (V век) — восточноримский политический деятель.
  • Феодор (ок. 610 — 636) — византийский полководец, брат императора Ираклия.
  • Феодор — духовный писатель XVIII века, писавший против старообрядцев, не приемлющих священства.
  • Феодор Асинский (III—IV вв.) — древнегреческий философ-неоплатоник.
  • Феодор Газа (ок. 1370 — 1475) — византийский гуманист, переводчик.
  • Феодор из Кирены (ок. 340 г. до н. э. — ок. 250 г. до н. э.) — древнегреческий философ киренской школы.
  • Феодор Киренский (конец V – начало IV в. до н. э.) — древнегреческий математик, известный как учитель Платона.
  • Феодор Метохит (1270—1332) — византийский гуманист, государственный деятель и учёный.
  • Феодор Присциан (IV—V вв.) — древнеримский медик.
  • Феодор Самосский — архитектор и скульптор с острова Самос.

ru.wikipedia.org

Феодора — Википедия. Что такое Феодора

Феодо́ра (др.-греч. Θεοδώρα — «Божий дар»; ок. 500 (0500), Фамагуста, Кипр — 28 июня 548, Константинополь, Византийская империя) — византийская императрица, супруга и соправительница императора Юстиниана I. Оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи середины VI века.

Почитается христианской церковью как святая. Память императрице Феодоре совершается в православной церкви вместе с её мужем 27 ноября (14 ноября по старому стилю).

Жизнеописание

Происхождение

Феодора родилась около 500 года[1] (по одной из версий на Кипре[2]) в семье служителя константинопольского цирка зверей по имени Акакий[3], который после смерти оставил в нищете вдову и трёх малолетних дочерей, из которых Феодора была средняя. Впоследствии из почтения к императорскому дому появились биографии, в которых её отец именовался сенатором.[3] Мать Феодоры вторично вышла замуж за смотрителя за зверями, и девочки стали зарабатывать на жизнь работой в цирке.[4]

Одним из основных[5] источников о молодости Феодоры является памфлет её современника Прокопия Кесарийского «Тайная история», написанный в 550 году (спустя 2 года после смерти Феодоры) против её мужа, императора Юстиниана. В памфлете супругам приписываются всевозможные пороки и злоупотребления.

Как утверждал Прокопий, с юных лет Феодора стала гетерой и вместе с сестрами участвовала в представлениях мимов — «Комито, уже блистала среди своих сверстниц-гетер; следующая же за ней Феодора, одетая в хитончик с рукавами, как подобает служаночке-рабыне, сопровождала её».[4] Про этот этап биографии Феодоры Прокопий отзывался нелестно: «Но как только она подросла и созрела, она пристроилась при сцене и тотчас стала гетерой из тех, что в древности называли „пехотой“. Ибо она не была ни флейтисткой, ни арфисткой, она даже не научилась пляске, но лишь продавала свою юную красоту, служа своему ремеслу всеми частями своего тела».[4]

Прокопий с осуждением снабдил описание занятий Феодоры в театре мимов многими подробностями, однако признал, что «была она необыкновенно изящна и остроумна. Из-за этого все приходили от неё в восторг». По его словам Феодора прерывала частые беременности, вызывая выкидыши[4].

Начальный этап жизни будущей императрицы и святой не подтверждается и не опровергается текстом житийной литературой, так у Димитрия Ростовского кратко указано — «была сначала грешницей, но потом раскаялась».[6]

Современник Феодоры, Иоанн Эфесский, хотя и благосклонно относился к ней, тем не менее в своем сочинении «Жития восточных святых» назвал её «Феодорой из борделя». Именно так называли в Константинополе любовницу влиятельного военачальника Юстиниана, ещё не ставшего императором, и к которой за покровительством обратились сирийские монофизиты, преследуемые императором Юстином.[7][8]

Феодора оставила Константинополь, чтобы последовать в северную Африку за любовником Гекеболом, получившим должность архонта Пентаполиса. Но тот вскоре прогнал её, и Феодора была вынуждена опять зарабатывать себе на жизнь проституцией в египетской Александрии.[4] Находясь в крупном культурном и научном центре своего времени, Феодора попала под влияние той просвещённой среды, познакомилась с монофизитством, которому потом тайно покровительствовала.[9][10] Там же Феодора познакомилась с патриархами Тимофеем IV Александрийским и Севиром Антиохийским, которые любили в своих проповедях обращаться к женщинам и, возможно, способствовали произошедшим изменениям в её образе жизни.[3]

Брак

После возвращения в Константинополь Феодора стала зарабатывать на жизнь рукоделием (прядением пряжи), оставив прежние способы добывания денег. Красотой, умом, необычайным обаянием и твёрдой волей она покорила сердце будущего императора Юстиниана, подходившего к 40-летнему возрасту. Существует ряд версий их знакомства: по одной из них он увидел её в окне, по другой их познакомила актриса Македония, в доме которой Феодора жила после возвращения из Александрии.[10]

К 523 году он возвысил её до статуса патрициев. Для возможности их законного брака в 524 году был даже изменен закон Константина Великого, запрещавший браки знатных лиц с женщинами низкого происхождения, актрисами и дочерьми актрис. По новому закону такие браки допускались с личного разрешения императора, если женщина бросала ремесло актёрства.[11] Против брака Юстиниана с Феодорой выступала императрица Евфимия и только после её смерти брак состоялся[12]. Бракосочетание Юстиниана, бывшего тогда только наследником престола, с Феодорой состоялось вероятно в 525 году в Святой Софии[13].

Юстиниан никогда не придавал значения происхождению Феодоры, считал её равной себе. Это объясняется тем, что сам Юстиниан был выходцем из крестьянской семьи[14], хотя и получил благодаря своему дяде (неграмотному императору Юстину) хорошее образование и власть. Император действительно любил Феодору, о чём свидетельствует его переименование крепости Аназарв (в Сирии) в Феодориаду и образование одноимённой епархии в Сирии.[15]

После замужества, согласно Прокопию, Феодора более не запятнала себя какими-либо любовными историями. Когда её заподозрили в склонности к рабу-варвару Ареовинду, тот по приказу Феодоры был наказан плетьми и отправлен в ссылку.[16] Прокопий же сообщает, что Ареовинд просто исчез, и никто о нём более ничего не слышал[4].

Детей у Феодоры и Юстиниана не было. Прокопий в своём трактате сообщает о её сыне Иоанне, рождённом до брака и воспитанном в Аравии отцом. Когда взрослеющий Иоанн появился в Константинополе, чтобы вернуться к матери, та, испугавшись гнева Юстиниана, сделала так, что больше его никто не видел. Историк Шарль Диль упоминает о дочери Феодоры, рождённой также до брака.[17] Сын дочери Феодоры (то есть её внук) приобрёл при византийском дворе того времени высокое положение, что позволяет сделать предположение о том, что его происхождение императора не смущало[3]. Данный факт подтверждает Прокопий, рассказывая о стараниях Феодоры удачно устроить брак своего внука с дочкой полководца Велизария[4].

Племянница Феодоры Элия София была выдана ею замуж за будущего императора Юстина II[13]; её матерью могла быть любая из двух известных по Прокопию сестёр Феодоры — Анастасия либо Комито, также характеризуемая Прокопием как гетера[4].

Политическая и религиозная деятельность

«Императрица Феодора в ложе цирка» Худ. Ж. Констан, конец XIX в.
Участие в управлении империей

Императрицей Феодора стала 1 апреля 527 года, когда её супруг был коронован императором, соправителем умирающего императора Юстина I. Спустя 4 месяца Юстин скончался . Феодора правила государством 22 года наравне с Юстинианом: смещала и назначала высших должностных лиц в империи, оказывала влияние на законодательную и внешнеполитическую деятельность императора, занималась дипломатической перепиской, принимала иностранных послов и т. д. Значимое положение Феодоры как в жизни Юстиниана, так и в делах управления империей, подчеркивает надпись, сделанная Юстинианом на передней стороне золотого престола в реконструированном им храме Святой Софии: «Твоя от Твоих приносим Тебе Твои, Христе, рабы Юстиниан и Феодора».[9] По сообщению «Хронографии Феофана» Феодору в её поездке на тёплые Пифийские воды «сопровождали градоначальник патриций Минас и патриций Илья, начальник милостыней и другие патриции, спальничие и вельможи, всех до четырёх тысяч».[18]

Прокопий приводит случай, достоверность которого сомнительна, но характеризует влияние Феодоры в государстве[источник не указан 363 дня]. Когда в горах Кавказа персидское войско терпело неудачи, то царь персов Хосров зачитал письмо Феодоры своему вельможе Завергану со следующей фразой: «За это я обещаю тебе многие блага со стороны моего мужа, который ничего не предпринимает, не посоветовавшись со мной».[4] Эти слова вызвали некоторый подъём боевого духа у персов, взгляды которых на роль женщины в обществе оставались патриархальными. По мнению Прокопия любое назначение на должность, произведенное без согласования с Феодорой, заканчивалось для того человека «самой позорной смертью».[4] Феодора была мстительной женщиной и императрицей, никогда не прощала своих врагов[3].

В управлении империей произошло размежевание интересов: Юстиниан проводил общую политическую линию, а Феодора интересовалась её деталями[9]. Иоанн Эфесский, рассказывая о крещении нубийского племени (см. ниже в разделе религиозная деятельность), сообщает о том, что византийские чиновники на местах боялись больше императрицы, чем императора. Один из них оправдывается перед послом Юстиниана: «Страх перед царицей хорошо мне известен, поэтому я не посмел противиться им [посланцам Феодоры]».[19]

Влияние Феодоры не ослабевало вплоть до её кончины[20]. С влиянием Феодоры связывают принятие ряда законов, улучшавших положение женщин, а также суровых норм по отношению к гомосексуалам, предусматривавших наказание в виде публичного оскопления.[21]

Восстание Ника

В трудные минуты она проявляла редкое мужество и неукротимую энергию. Эти черты особенно ярко проявились в 532 во время восстания Ника, когда в обстановке всеобщей паники она помешала бегству Юстиниана из Константинополя и тем самым, по мнению ряда исследователей[22][23], спасла трон. В момент, когда император готов был покинуть город, она на заседании императорского совета обратилась к нему с речью, приводимой у Прокопия в трактате «О персидской войне», и произнесла слова, ставшие афоризмом:

Сейчас, я думаю, не время рассуждать, пристойно ли женщине проявить смелость перед мужчинами и выступить перед оробевшими с юношеской отвагой. Тем, у кого дела находятся в величайшей опасности, ничего не остается другого, как только устроить их лучшим образом. По-моему, бегство, даже если когда-либо и приносило спасение и, возможно, принесет его сейчас, недостойно. Тот, кто появился на свет, не может не умереть, но тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо. Да не лишиться мне этой порфиры, да не дожить до того дня, когда встречные не назовут меня госпожой! Если ты желаешь спасти себя бегством, государь, это нетрудно. У нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы спасшемуся тебе не пришлось предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что царская власть — лучший саван.[24]

Литературным образцом для этой речи возможно стала указанная у Геродота речь карийской правительницы Артемисии на совете персов перед Саламинской битвой, хотя по смыслу Артемисия призывала к обратному, отказу от сражения.[25] Слова «царская власть — лучший (прекрасный) саван» — были заимствованы Прокопием от сиракузского тирана Дионисия Старшего. В 403 г. до н. э. Дионисий был осаждён восставшими в крепости, и на предложение друга спасаться, ответил: «Тирания — прекрасный саван»[26]. Речь Феодоры подверглась Прокопием литературной обработке, однако никто из историков не сомневается в том, что Феодора произнесла нечто подобное, хотя и не в столь блестящих выражениях[26].

Благотворительная деятельность

Для бывших куртизанок и проституток Феодора открыла монастырь на берегу Босфора (так называемый монастырь раскаяния). По пристрастному[источник не указан 363 дня] мнению Прокопия условия проживания там были настолько суровы, что многие женщины по ночам бросались с высоты, чтобы покончить с мучениями.[4]

Иоанн Малала, современник Прокопия, не так враждебно настроен по отношению к Феодоре[источник не указан 363 дня] и сообщает следующее о благих деяних императрицы:

В то же самое время благочестивая Феодора после других своих добрых дел сделала следующее. Так называемые содержатели притонов шныряли вокруг, высматривая повсюду бедняков, имеющих дочерей, и, дав им обещания и немного номисм, они забирали тех [девиц] якобы на воспитание. [Сами же] выставляли их публично, пользуясь их несчастьем и получая низкую выгоду от [продажи] их тел. И вынуждали их выставлять себя. Таких содержателей притонов она [Феодора] повелела разыскать со всей тщательностью. И когда они были приведены вместе с девицами, она приказала каждому рассказать о клятве, данной их родителям. Те сказали, что дали по пять номисм за каждую [девицу]. После того как сказанное было подтверждено клятвой, благочестивая василиса, дав деньги, освободила девиц от ярма горького рабства, повелев, чтобы не было содержателей притонов, а девиц, одарив одеждой и дав по номисме, отпустила[15].

Религиозная деятельность

Феодора тайно покровительствовала монофизитам: способствовала избранию константинопольским патриархом Анфима, а после его низложения в 536 году укрывала его 12 лет в тайной келье своего дворца.[9][27] Так же не без её участия происходило замещение александрийского патриаршего престола монофизитами. В её половине дворца (возможно с согласия Юстиниана) вместе с Анфимием проживал привезённый в Константинополь в 538 году патриарх Феодосий Александрийский, который образовал там подобие монастыря и вёл себя как глава всемирной монофизитской церкви.[28] По мнению А. В. Карташева именно Феодора «искусственно размножила монофизитские хиротонии и прямо создала и укрепила историческое существование монофизитских церквей вплоть до наших дней».[9]

Несмотря на пристрастия жены, Юстиниан всё же не прекращал преследования монофизитов, начавшиеся после четвёртого Вселенского собора, хотя и не был в них последователен, а из-за влияния Феодоры слишком нерешителен. Например, после землетрясения в ноябре 533 года, когда народ на улицах скандировал — «Август, сожги томос Халкидонского собора!», он издал богословский указ, растянутый и не вполне ясный, с формулами: «Одному и Тому же Христу принадлежат и чудеса и страдания». Так, по мнению Карташева, начали сдаваться позиции Халкидонского собора.[9] Но всё же гонимые монахи-монофизиты в Сирии оскорбляли портреты Юстиниана и в то же время молились о здравии благочестивейшей государыни, а с другой стороны православные, видя уступки Юстиниана монофизитам, желали ему поскорее избавиться от Феодоры.[9] По свидетельству Евагрия и Прокопия это разделение ролей использовалось Юстинианом и Феодорой для оказания влияния на обе спорящие стороны в целях укрепления политического единства империи[9].

Интерес Феодоры в укреплении позиций монофизитов выразился также в её поисках кандидата на престол римского понтифика. Им стал Вигилий, возведённый на престол через инцинированный по указанию Феодоры судебный процесс по обвинению папы Сильверия в политической измене.[9]

Историк Шарль Диль, оценивая Феодору, пишет, что она, как все византийки, была очень набожной, но при этом тонким политиком и понимала, что богатые провинции Востока, где в то время господствовало монофизитство, были нужны империи. Сирия и Египет, по его мнению, через религиозные расколы проявляли свой сепаратизм, и Феодора, встав на сторону монофизитов и делая им всевозможные уступки, смогла успокоить их недовольство.[3][29] Также существует мнение, что Феодора, будучи сторонницей халкидонской веры[23], считала что «монофизиты круга Севира были весьма близки к православию и что если к ним относиться с терпимостью и уважением, они не смогут не понять и не принять Халкидонский Собор».[28] При этом отмечают, что личная протекция Феодоры определила успех миссии монофизитов в Аравии, Нубии, Абиссинии и они снова вошли милость и могли действовать не опасаясь соборных отлучений[3].

Феодора не только участвовала в религиозной борьбе, но и заботилась о распространении христианства. Так, епископ Иоанн Эфесский сообщает, что Феодора с радостью приняла предложение посланника александрийского патриарха монофизита Феодосия об обращении в христианство народа нобадов (одно из нубийских племён):

Заботясь об этом народе, блаженный Юлиан явился и сообщил покойной царице Феодоре, чтобы вызвать её усердие к обращению этого народа. Царица горела ревностью Божией, она приняла (его) с радостью и обещала, что будет сделано все, чтобы отвратить этот народ от заблуждения почитания идолов. Об этой радости она известила победоносного императора Юстиниана и обещала позаботиться, чтобы блаженный Юлиан был туда послан. Император же не обрадовался, когда узнал, что этого противника собора (Халкидонского) стремятся послать туда...[19]

Несмотря на возражения Юстиниана, Феодора хитростью смогла направить миссионеров-монофизитов к народу нобадов[19].

Смерть

Феодора скончалась 28 июня 548 года[15] после продолжительной болезни. Епископ Виктор Туннунский, который расходился с императрицей по вопросам религии, оставил такую запись в своей хронике: «Августа Феодора, врагиня халкедонского собора, поражённая по всему телу раковой опухолью, необыкновенным образом окончила жизнь».[30]

Она была похоронена со всеми императорскими почестями в церкви Двенадцати апостолов в Константинополе. Юстиниан после смерти жены, давая торжественные обещания, клялся её именем, которое он увековечил в названиях многих городов и провинций Византии и завоеванных территорий. В память о жене Юстиниан в монастыре Святой Екатерины на Синае в главной базилике, построенной по его указанию, приказал сделать надпись: «Упокоению блаженной памяти императрицы Феодоры».[31] После кончины Феодоры овдовевший Юстиниан остался верен её памяти и не вступал в повторный брак.

Оценка личности современниками и потомками

Наиболее положительную оценку Феодора получила от монофизитов:[9]

Церковью Феодора была канонизирована вместе с её мужем Юстинианом в лике благоверной. Православная церковь признает раскаяние Феодоры в её неправедной жизни в молодости и считает, что она всё же отошла от монофизитской ереси[33] и стала защитницей православия. Константинопольская церковь с самого начала очень лояльно отнеслась к Феодоре: после её коронации, когда сильны были разговоры о её прошлом и многих оно смущало «ни один из священнослужителей не высказал открыто возмущения, несмотря на то что и им предстояло именовать её владычицей».[4] При этом историки отмечают, что западная церковь не простила Феодоре грубого низложения папы Сильверия и её имя на западе долгое время предавали проклятиям и поношениям.[3]

Оценка Феодоры в области государственного управления, сделанная Прокопием, не менее категорична, чем его негативная оценка деятельности Юстиниана[источник не указан 363 дня]. Однако особо признается её роль в ходе восстания Ника, когда она предотвратила бегство Юстиниана из Константинополя.

Источники и историография

Основным источником сведений о императрице Феодоре является памфлет Прокопия Кесарийского «Тайная история» (греч. Ἀνέκδοτα), написанный спустя 2 года после её смерти. Данный труд был найден только в XVII веке директором Ватиканской библиотеки Никколо Аламанни и сразу вызвал волну споров. При его написании Прокопий, как и знаменитый биограф цезарей Гай Светоний Транквилл, возможно использовал императорские архивы, однако его рассказы об образе жизни Феодоры до её вступления в брак подвергаются сомнениям. Так английская исследовательница А. Камерон в своей фундаментальной монографии о Прокопии вообще отказывается видеть в описании молодости Феодоры какую бы то ни было реальность.[26] Тем не менее осведомленность Прокопия не вызывает сомнений, так как он служил секретарем при крупнейшем полководце Юстиниана Велизарии и был свидетелем многих событий, которые описывал[3][13].

«Тайная история», написанная по мнению одного из исследователей «желчью, а не чернилами», была скорее реакцией Прокопия на опалу его патрона Велизария, в результате чего и он сам потерял благосклонность двора. Об отчасти необъективном характере данного труда свидетельствует, например, то, что шестая часть «Тайной истории» представляет уже мифотворчество на тему «Юстиниан — воплощение дьявола».[26] И всё же, историки не отвергают «Тайную историю» целиком как абсолютно недостоверный источник, поскольку другие приведённые им данные, в частности, о политической и религиозной деятельности Юстиниана и Феодоры, находят подтверждение в иных доступных текстах, в том числе и в кодексе Юстиниана[3].

Византинист Успенский Ф. И. в своём труде «История Византийской империи» признаёт, что Прокопий — практически единственный свидетель, описавший эпоху Юстиниана, — однако критикует негативный и предвзятый тон его «Тайной истории». По мнению Успенского, этот труд, относящийся к позднему периоду жизни Прокопия и разительно отличающийся от его прежних объективных трактатов, следует рассматривать в контексте распространённого тогда убеждения, «что современный ему порядок вещей не есть нормальный, что слава римская безвозвратно миновала, и современники не походят на героев прошлого».[34] Он не вдаётся в подробности молодости Феодоры и считает, что она «независимо от своей обстановки и исторической роли, приковывает к себе всеобщее внимание как характер и ещё более — как литературный тип».[34]

Кроме труда Прокопия, отдельные аспекты жизни Феодоры были описаны в середине VI века одним из её приближённых — епископом Иоанном Эфесским в его сочинениях: «Жития восточных святых» и «Церковная история».

Из житийной литературы сведения о Феодоре содержатся в жизнеописаниях патриарха Севера и Якова Барадея[3]. В минее Дмитрия Ростовского о ней лишь кратко сообщается в конце жития императора Юстиниана.

Деятельность Феодоры в области религии, а особенно её роль в укреплении позиций монофизитов подробно освещена А. В. Карташевым в его труде «Вселенские соборы», а также Шарлем Дилем в его многочисленных трудах по истории Византии. Из современных трудов Феодоре посвящена монография 1999 года итальянских исследователей Стефания Салти и Рената Вентурини «Жизнь Феодоры».[35]

В изобразительном искусстве

Императрица Феодора со свитой Император Юстиниан со свитой

Наиболее знаменитое изображение императрицы Феодоры — мозаика в базилике Сан-Витале в Равенне, уникальное тем, что оно является прижизненным (546—547 годы), а также сохранившимся до наших дней.

Императрица с супругом изображена на двух мозаичных панно, которые располагаются на стенах апсиды. Оба правителя изображены как донаторы, стоящие порознь, они возглавляют две процессии, приносящие дары храму. Оба супруга держат в руках жертвенные литургические сосуды.[36]

Лазарев В. Н. пишет, что данные изображения выполнялись, по-видимому, лучшими из равеннских мастеров, которые создали их по столичным образцам — царским портретам, рассылавшиимся в провинции Византийской империи для копирования:

Феодора стоит в нарфике, собираясь пройти через дверь на лестницу, ведущую на женскую половину галереи (matroneum). В руках она держит золотую чашу, на её голове, окруженной нимбом, роскошная диадема, на плечах тяжелое ожерелье. На подоле хламиды императрицы вышиты золотые фигуры трех несущих дары волхвов, намекающие на приношение Феодоры. Для большей торжественности фигура императрицы обрамлена нишей с конхой, которую А. Альфёльди склонен рассматривать как «нишу прославления». Перед Феодорой шествуют два телохранителя, один из которых отодвигает завесу перед дверью, а другой стоит совершенно неподвижно, скрыв руку под хламидой. За Феодорой следует группа придворных дам, возглавляемая дочерью и супругой полководца Велизария.[37]

В православной иконописи традиции изображения императрицы Феодоры нет (в отличие от весьма популярного сюжета изображения её тезки блаженной императрицы Феодоры, восстановившей в середине IX века иконопочитание)[источник не указан 363 дня].

В художественной литературе

В кинематографе

Примечания

  1. ↑ Год рождения Феодоры неизвестен. Прокопий сообщил, что примерно во 2-й половине правления («когда державой правил ещё Анастасий») императора Анастасия (491—518 гг.) Феодоре должно быть не более 5 лет, откуда историки принимают дату её рождения около 500 года.
  2. ↑ Сведения исходят от патриарха Никифора (IX век)
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Диль Ш. Византийские портреты. Часть I. Глава III. Феодора
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Прокопий Кесарийский. Тайная История
  5. ↑ Шарль Диль указывает что более полный портрет царицы позволяют написать «Жития восточных святых» и «Церковная история» Иоанна Эфесского, анонимная хроника, выдаваемая за сочинение Захарии Митиленского, жизнеописания патриарха Севера и Якова Барадея (Диль Ш. Византийские портреты. Часть I. Глава III. Феодора)
  6. ↑ Память благоверного царя Юстиниана и царицы Феодоры
  7. ↑ Хотя текст «Жития восточных святых» написан по сирийски, фраза «Феодора из борделя» передана по гречески, что отражает не столько мнение Иоанна Эфесского, сколько его источники из Константинополя.
  8. ↑ James Allan Evans,The Empress Theodora: Partner of Justinian,University of Texas Press, 2003, p. 19; ISBN 978-0-292-70270-7
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Карташёв А. В. Вселенские соборы
  10. 1 2 Феодора — дар Юстиниану // Вокруг света. 2007 г. № 10.
  11. ↑ James Allan Evans,The Empress Theodora: Partner of Justinian,University of Texas Press, 2003, p. 20; ISBN 978-0-292-70270-7
  12. ↑ Прокопий Кесарийский. Тайная история. IX:47
  13. 1 2 3 James Allan Evans. Theodora (Wife of Justinian I) / An Online Encyclopedia of Roman Emperors
  14. ↑ Юстиниан I Великий, Флавий Петр Савватий (Статья из БСЭ)
  15. 1 2 3 Иоанн Малала, «Хронография». Кн. XVIII
  16. ↑ Сборник История Византии. Т. 1 // Академик Сказкин С. Д. (отв.редактор) — Москва: Наука, 1967 г.
  17. ↑ Сведения Диля исходят из упоминания дочери Феодоры у Иоанна Эфесского.
  18. ↑ Хронография Феофана, год 6025 / 525 (532)
  19. 1 2 3 Иоанн Эфесский Церковная история. Книга 4
  20. ↑ Феодора // Дашков C. Б. «Императоры Византии». — Изд. дом «Красная площадь», «АПС-книги», 1997
  21. ↑ Иоанн Малала сообщает: «Василевс повелел, чтобы у тех, кого уличат в педерастии, отсекали член, и было в это время обнаружено много, занимающихся мужеложеством. И возник тогда страх у страдающих этим злом.»: Иоанн Малала Хронография
  22. ↑ Диль Ш. История византийской империи (глава «Внешняя политика Юстиниана»)
  23. 1 2 Иоанн Мейендорф Единство империи и разделение христиан. Глава VII. Эпоха Юстиниана
  24. ↑ Прокопий Кесарийский, «Война с персами»
  25. ↑ Геродот, 8.68
  26. 1 2 3 4 Чекалова А. А. Прокопий Кесарийский: личность и творчество // Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М.: Наука, 1993. С. 422—435
  27. ↑ Поснов М. Э. История Христианской Церкви
  28. 1 2 Дворкин А. Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Глава XXI. Эпоха императора Юстиниана
  29. ↑ Диль Ш. История византийской империи (глава «Характер, политика и окружение Юстиниана»)
  30. ↑ Виктор Тонненский. Хроника Виктора (Перевод Суровенкова Д., 2009). Восточная литература. Проверено 18 февраля 2011. Архивировано 25 августа 2011 года.
  31. ↑ Гудзик К. Юстиниан — наставник епископов
  32. ↑ Киракос Гандзакеци. Краткая история
  33. ↑ Святой правоверный царь Иустиниан и царица Феодора
  34. 1 2 Успенский Ф. И. История Византийской империи Т. 1
  35. ↑ Stfania Salti, Renata Venturini. The life of Theodora. Ravenna, 1999. ISBN 88-87747-05-9
  36. ↑ Мозаики из смальты в церкви Сан-Витале в Равенне, VI в.
  37. ↑ Лазарев В. Н. История Византийской живописи

Ссылки

wiki.sc

Феодора (святая императрица) - это... Что такое Феодора (святая императрица)?

В Википедии есть статьи о других людях с именем Феодора.

Феодо́ра (др.-греч. Θεοδώρα — «Божий дар»; ок. 500(0500), Фамагуста, Кипр — 28 июня 548, Константинополь, Византийская империя) — византийская императрица, супруга императора Юстиниана I. Оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи середины VI века. Самая известная обладательница этого имени.

Почитается христианской церковью как святая. Память императрице Феодоре совершается в православной церкви вместе с её мужем 27 ноября (14 ноября по старому стилю).

Жизнеописание

Происхождение

Феодора родилась около 500 года[1] (по одной из версий на Кипре[2]) в семье служителя константинопольского цирка зверей, который после смерти оставил в нищете вдову и трёх малолетних дочерей, из которых Феодора была средняя. Впоследствии из почтения к императорскому дому появились биографии, в которых её отец именовался сенатором.[3] Мать Феодоры вторично вышла замуж снова за смотрителя за зверями, и девочки стали зарабатывать на жизнь работой в цирке.[4]

Единственным аутентичным источником о молодости Феодоры является памфлет её современника Прокопия Кесарийского «Тайная история», написанный в 550 году (спустя 2 года после смерти Феодоры) против её мужа, императора Юстиниана. В памфлете супругам приписываются всевозможные пороки и злоупотребления.

С юных лет, как утверждал Прокопий, Феодора стала гетерой и вместе с сестрами участвовала в представлениях мимов — «Комито, уже блистала среди своих сверстниц-гетер; следующая же за ней Феодора, одетая в хитончик с рукавами, как подобает служаночке-рабыне, сопровождала её».[4] Про этот этап биографии Феодоры Прокопий отзывался нелестно: «Но как только она подросла и созрела, она пристроилась при сцене и тотчас стала гетерой из тех, что в древности называли „пехотой“. Ибо она не была ни флейтисткой, ни арфисткой, она даже не научилась пляске, но лишь продавала свою юную красоту, служа своему ремеслу всеми частями своего тела».[4]

Прокопий с осуждением снабдил описание занятий Феодоры в театре мимов многими подробностями, однако признал, что «была она необыкновенно изящна и остроумна. Из-за этого все приходили от неё в восторг». По его словам Феодора прерывала частые беременности, вызывая выкидыши.

Начальный этап жизни будущей императрицы и святой не подтверждается и не опровергается текстом житий Феодоры, в которых кратко указывается — «была сначала грешницей, но потом раскаялась».[5]

Современник Феодоры, Иоанн Эфесский, хотя и благосклонно относился к ней, тем не менее в своем сочинении «Жития восточных святых» назвал её «Феодорой из борделя». Именно так называли в Константинополе любовницу влиятельного военачальника Юстиниана, ещё не ставшего императором, и к которой за покровительством обратились сирийские монофизиты, преследуемые императором Юстином.[6][7]

Феодора оставила Константинополь, чтобы последовать в северную Африку за любовником Гекеболом, получившим должность архонта Пентаполиса. Но тот вскоре прогнал её, и Феодора была вынуждена опять зарабатывать себе на жизнь проституцией в египетской Александрии.[4] Находясь в крупном культурном и научном центре своего времени, Феодора попала под влияние той просвещённой среды, познакомилась с монофизитством, которому потом тайно покровительствовала.[8][9] Там же Феодора познакомилась с патриархами Тимофеем IV Александрийским и Севиром Антиохийским, которые любили в своих проповедях обращаться к женщинам и, возможно, способствовали произошедшим изменениям в её образе жизни.[3]

Брак

После возвращения в Константинополь Феодора стала зарабатывать на жизнь рукоделием (прядением пряжи), оставив прежние способы добывания денег. Красотой, умом, необычайным обаянием и твёрдой волей она покорила сердце будущего императора Юстиниана, подходившего к 40-летнему возрасту. Существует ряд версий их знакомства: по одной из них он увидел её в окне, по другой их познакомила актриса Македония, в доме которой Феодора жила после возвращения из Александрии.[9]

К 523 году он возвысил её до статуса патрициев. Для возможности их законного брака в 524 году был даже изменен закон Константина Великого, запрещавший браки знатных лиц с женщинами низкого происхождения, актрисами и дочерьми актрис. По новому закону такие браки допускались с личного разрешения императора, если женщина бросала ремесло актёрства.[10] Бракосочетание Юстиниана, бывшего тогда только наследником престола, с Феодорой состоялось вероятно в 525 году в Святой Софии.

Юстиниан никогда не придавал значения происхождению Феодоры, считал её равной себе. Это объясняется тем, что сам Юстиниан был выходцем из крестьянской семьи[11], хотя и получил благодаря своему дяде (неграмотному императору Юстину) хорошее образование и власть. Император действительно любил Феодору, о чём свидетельствует его переименование крепости Аназарв (в Сирии) в Феодориаду и образование одноименной епархии в Сирии.[12]

После замужества, согласно Прокопию, Феодора более не запятнала себя какими-либо любовными историями. Когда её заподозрили в склонности к рабу-варвару Ареовинду, тот по приказу Феодоры был наказан плетьми и отправлен в ссылку.[13] Прокопий же сообщает, что Ареовинд просто исчез, и никто о нём более ничего не слышал.

Детей у Феодоры и Юстиниана не было. Прокопий в своём трактате сообщает о её сыне Иоанне, рождённом до брака и воспитанном в Аравии отцом. Когда взрослеющий Иоанн появился в Константинополе, чтобы вернуться к матери, та, испугавшись гнева Юстиниана, сделала так, что больше его никто не видел. Историк Шарль Диль упоминает о дочери Феодоры, рождённой также до брака.[14] Сын дочери Феодоры (то есть её внук) приобрёл при византийском дворе того времени высокое положение, что позволяет сделать предположение о том, что его происхождение императора не смущало. Данный факт подтверждает Прокопий, рассказывая о стараниях Феодоры удачно устроить брак своего внука с дочкой полководца Велизария.

Племянница Феодоры Элия София была выдана ею замуж за будущего императора Юстина II; её матерью могла быть любая из двух известных по Прокопию сестёр Феодоры — Анастасия либо Комито, также характеризуемая автором как гетера.

Политическая и религиозная деятельность

«Императрица Феодора в ложе цирка» Худ. Ж. Констан, конец XIX в.
Участие в управлении империей

Императрицей Феодора стала 1 апреля 527 года, когда её супруг был коронован императором, соправителем умирающего императора Юстина I. Спустя 4 месяца Юстин скончался . Феодора правила государством 22 года наравне с Юстинианом: смещала и назначала высших должностных лиц в империи, оказывала влияние на законодательную и внешнеполитическую деятельность императора, занималась дипломатической перепиской, принимала иностранных послов и т. д. Значимое положение Феодоры как в жизни Юстиниана, так и в делах управления империей, подчеркивает надпись, сделанная Юстинианом на передней стороне золотого престола в реконструированном им храме Святой Софии: «Твоя от Твоих приносим Тебе Твои, Христе, рабы Юстиниан и Феодора».[8] По сообщению «Хронографии Феофана» Феодору в её поездке на тёплые Пифийские воды «сопровождали градоначальник патриций Минас и патриций Илья, начальник милостыней и другие патриции, спальничие и вельможи, всех до четырёх тысяч».[15]

Прокопий приводит случай, достоверность которого сомнительна, но характеризует влияние Феодоры в государстве. Когда в горах Кавказа персидское войско терпело неудачи, то царь персов Хосров зачитал письмо Феодоры своему вельможе Завергану со следующей фразой: «За это я обещаю тебе многие блага со стороны моего мужа, который ничего не предпринимает, не посоветовавшись со мной».[4] Эти слова вызвали некоторый подъём боевого духа у персов, взгляды которых на роль женщины в обществе оставались патриархальными. По мнению Прокопия любое назначение на должность, произведенное без согласования с Феодорой, заканчивалось для того человека «самой позорной смертью».[4] Феодора была мстительной женщиной и императрицей, никогда не прощала своих врагов.

В управлении империей произошло размежевание интересов: Юстиниан проводил общую политическую линию, а Феодора интересовалась её деталями. Иоанн Эфесский, рассказывая о крещении нубийского племени (см. ниже в разделе религиозная деятельность), сообщает о том, что византийские чиновники на местах боялись больше императрицы, чем императора. Один из них оправдывается перед послом Юстиниана: «Страх перед царицей хорошо мне известен, поэтому я не посмел противиться им [посланцам Феодоры]».[16]

Влияние Феодоры не ослабевало вплоть до её кончины. С влиянием Феодоры связывают принятие ряда законов, улучшавших положение женщин, а также суровых норм по отношению к гомосексуалистам, предусматривавших наказание в виде публичного оскопления.[17]

Восстание Ника

В трудные минуты она проявляла редкое мужество и неукротимую энергию. Эти черты особенно ярко проявились в 532 во время восстания Ника, когда в обстановке всеобщей паники она помешала бегству Юстиниана из Константинополя и тем самым, по мнению ряда исследователей[18][19], спасла трон. В момент, когда император готов был покинуть город, она на заседании императорского совета обратилась к нему с речью, приводимой у Прокопия в трактате «О персидской войне», и произнесла слова, ставшие афоризмом:

Сейчас, я думаю, не время рассуждать, пристойно ли женщине проявить смелость перед мужчинами и выступить перед оробевшими с юношеской отвагой. Тем, у кого дела находятся в величайшей опасности, ничего не остается другого, как только устроить их лучшим образом. По-моему, бегство, даже если когда-либо и приносило спасение и, возможно, принесет его сейчас, недостойно. Тот, кто появился на свет, не может не умереть, но тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо. Да не лишиться мне этой порфиры, да не дожить до того дня, когда встречные не назовут меня госпожой! Если ты желаешь спасти себя бегством, государь, это нетрудно. У нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы спасшемуся тебе не пришлось предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что царская власть — лучший саван.[20]

Литературным образцом для этой речи возможно стала указанная у Геродота речь карийской правительницы Артемисии на совете персов перед Саламинской битвой, хотя по смыслу Артемисия призывала к обратному, отказу от сражения.[21] Слова «царская власть — лучший (прекрасный) саван» — были заимствованы Прокопием от сиракузского тирана Дионисия Старшего. В 403 г. до н. э. Дионисий был осаждён восставшими в крепости, и на предложение друга спасаться, ответил: «Тирания — прекрасный саван».[22] Речь Феодоры подверглась Прокопием литературной обработке, однако никто из историков не сомневается в том, что Феодора произнесла нечто подобное, хотя и не в столь блестящих выражениях.

Благотворительная деятельность

Для бывших куртизанок и проституток Феодора открыла монастырь на берегу Босфора (так называемый монастырь раскаяния). По пристрастному мнению Прокопия условия проживания там были настолько суровы, что многие женщины по ночам бросались с высоты, чтобы покончить с мучениями.[4]

Иоанн Малала, современник Прокопия, не так враждебно настроен по отношению к Феодоре и сообщает следующее о благих деяних императрицы:

В то же самое время благочестивая Феодора после других своих добрых дел сделала следующее. Так называемые содержатели притонов шныряли вокруг, высматривая повсюду бедняков, имеющих дочерей, и, дав им обещания и немного номисм, они забирали тех [девиц] якобы на воспитание. [Сами же] выставляли их публично, пользуясь их несчастьем и получая низкую выгоду от [продажи] их тел. И вынуждали их выставлять себя. Таких содержателей притонов она [Феодора] повелела разыскать со всей тщательностью. И когда они были приведены вместе с девицами, она приказала каждому рассказать о клятве, данной их родителям. Те сказали, что дали по пять номисм за каждую [девицу]. После того как сказанное было подтверждено клятвой, благочестивая василиса, дав деньги, освободила девиц от ярма горького рабства, повелев, чтобы не было содержателей притонов, а девиц, одарив одеждой и дав по номисме, отпустила[12].

Религиозная деятельность

Феодора тайно покровительствовала монофизитам: способствовала избранию константинопольским патриархом Анфима, а после его низложения в 536 году укрывала его 12 лет в тайной кельи своего дворца.[8][23] Так же не без её участия происходило замещение александрийского патриаршего престола монофизитами. В её половине дворца (возможно с согласия Юстиниана) вместе с Анфимием проживал привезённый в Константинополь в 538 году патриарх Феодосий Александрийский, который образовал там подобие монастыря и вёл себя как глава всемирной монофизитской церкви.[24] По мнению А. В. Карташева именно Феодора «искусственно размножила монофизитские хиротонии и прямо создала и укрепила историческое существование монофизитских церквей вплоть до наших дней».[8]

Несмотря на пристрастия жены Юстиниан всё же не прекращал преследования монофизитов, начавшиеся после четвёртого Вселенского собора, хотя и не был в них последователен, а из-за влияния Феодоры слишком нерешителен. Например, после землетрясения в ноябре 533 года, когда народ на улицах скандировал — «Август, сожги томос Халкидонского собора!», он издал богословский указ, растянутый и не вполне ясный, с формулами: «Одному и Тому же Христу принадлежат и чудеса и страдания». Так, по мнению Карташева, начали сдаваться позиции Халкидонского собора.[8] Но всё же гонимые монахи-монофизиты в Сирии оскорбляли портреты Юстиниана и в то же время молились о здравии благочестивейшей государыни, а с другой стороны православные, видя уступки Юстиниана монофизитам, желали ему поскорее избавиться от Феодоры.[8] Этот антагонизм использовался Юстинианом и Феодорой для оказания влияния на обе спорящие стороны.

Интерес Феодоры в укреплении позиций монофизитов выразился также в её поисках кандидата на престол римского понтифика. Им стал Вигилий, возведённый на престол через инцинированный по указанию Феодоры судебный процесс по обвинению папы Сильверия в политической измене.[8]

Историк Шарль Диль, оценивая Феодору, пишет, что она, как все византийки была очень набожной, но при этом тонким политиком и понимала, что богатые провинции Востока, где в то время господствовало монофизитство, были нужны империи. Сирия и Египет, по его мнению, через религиозные расколы проявляли свой сепаратизм, и Феодора, встав на сторону монофизитов и делая им всевозможные уступки, смогла успокоить их недовольство.[3][25] Также существует мнение, что Феодора, будучи сторонницей халкидонской веры[19], считала что «монофизиты круга Севира были весьма близки к православию и что если к ним относиться с терпимостью и уважением, они не смогут не понять и не принять Халкидонский Собор».[24] При этом отмечают, что личная протекция, оказываемая Феодорой лидерам монофизитов, привела к созданию параллельной церковной структуры и усилению раскола.

Феодора не только участвовала в религиозной борьбе, но и заботилась о распространении христианства. Так, епископ Иоанн Эфесский сообщает, что Феодора с радостью приняла предложение посланника александрийского патриарха монофизита Феодосия об обращении в христианство народа нобадов (одно из нубийских племён):

Заботясь об этом народе, блаженный Юлиан явился и сообщил покойной царице Феодоре, чтобы вызвать её усердие к обращению этого народа. Царица горела ревностью Божией, она приняла (его) с радостью и обещала, что будет сделано все, чтобы отвратить этот народ от заблуждения почитания идолов. Об этой радости она известила победоносного императора Юстиниана и обещала позаботиться, чтобы блаженный Юлиан был туда послан. Император же не обрадовался, когда узнал, что этого противника собора (Халкидонского) стремятся послать туда...[16]

Несмотря на возражения Юстиниана, Феодора хитростью смогла направить миссионеров-монофизитов к народу нобадов.

Смерть

Феодора скончалась 28 июня 548 года[12] после продолжительной болезни. Епископ Виктор Туннунский, который расходился с императрицей по вопросам религии, оставил такую запись в своей хронике: «Августа Феодора, врагиня халкедонского собора, поражённая по всему телу раковой опухолью, необыкновенным образом окончила жизнь».[26]

Она была похоронена со всеми императорскими почестями в церкви Двенадцати апостолов в Константинополе. Юстиниан после смерти жены, давая торжественные обещания, клялся её именем, которое он увековечил в названиях многих городов и провинций Византии и завоеванных территорий. В память о жене Юстиниан в монастыре Святой Екатерины на Синае в главной базилике, построенной по его указанию, приказал сделать надпись: «Упокоению блаженной памяти императрицы Феодоры».[27] После кончины Феодоры овдовевший Юстиниан остался верен её памяти и не вступал в повторный брак.

Оценка личности современниками и потомками

Наиболее положительную оценку Феодора получила от монофизитов:[8]

Церковью Феодора была канонизирована вместе с её мужем Юстинианом в лике благоверной. Православная церковь признает раскаяние Феодоры в её неправедной жизни в молодости и считает, что она всё же отошла от монофизитской ереси[29] и стала защитницей православия. Константинопольская церковь с самого начала очень лояльно отнеслась к Феодоре: после её коронации, когда сильны были разговоры о её прошлом и многих оно смущало «ни один из священнослужителей не высказал открыто возмущения, несмотря на то что и им предстояло именовать её владычицей».[4] При этом историки отмечают, что западная церковь не простила Феодоре грубого низложения папы Сильверия и её имя на западе долгое время предавали проклятиям и поношениям.[3]

Оценка Феодоры в области государственного управления, сделанная Прокопием, не менее категорична, чем его негативная оценка деятельности Юстиниана. Однако особо признается её роль в ходе восстания Ника, когда она предотвратила бегство Юстиниана из Константинополя.

Источники и историография

Основным источником сведений о императрице Феодоре является памфлет Прокопия Кесарийскийского «Тайная история» (греч. Ἀνέκδοτα), написанный спустя 2 года после её смерти. Данный труд был найден только в XVII веке директором Ватиканской библиотеки Никколо Аламанни и сразу вызвал волну споров. При его написании Прокопий, как и знаменитый биограф цезарей Гай Светоний Транквилл, возможно использовал императорские архивы, однако его рассказы об образе жизни Феодоры до её вступления в брак подвергаются сомнениям. Так английская исследовательница А. Камерон в своей фундаментальной монографии о Прокопии вообще отказывается видеть в описании молодости Феодоры какую бы то ни было реальность.[22] Тем не менее осведомленность Прокопия не вызывает сомнений, так как он служил секретарем при крупнейшем полководце Юстиниана Велизарии и был свидетелем многих событий, которые описывал.

«Тайная история», написанная по мнению одного из исследователей «желчью, а не чернилами», была скорее реакцией Прокопия на опалу его патрона Велизария, в результате чего и он сам потерял благосклонность двора. Об отчасти необъективном характере данного труда свидетельствует, например, то, что шестая часть «Тайной истории» представляет уже мифотворчество на тему «Юстиниан — воплощение дьявола».[22] И всё же, историки не отвергают «Тайную историю» целиком как абсолютно недостоверный источник, поскольку другие приведённые им данные, в частности, о политической и религиозной деятельности Юстиниана и Феодоры, находят подтверждение в иных доступных текстах, в том числе и в кодексе Юстиниана.

Византинист Успенский Ф. И. в своём труде «История Византийской империи» признаёт, что Прокопий — практически единственный свидетель, описавший эпоху Юстиниана, — однако критикует негативный и предвзятый тон его «Тайной истории». По мнению Успенского, этот труд, относящийся к позднему периоду жизни Прокопия и разительно отличающийся от его прежних объективных трактатов, следует рассматривать в контексте распространённого тогда убеждения, «что современный ему порядок вещей не есть нормальный, что слава римская безвозвратно миновала, и современники не походят на героев прошлого».[30] Он не вдаётся в подробности молодости Феодоры и считает, что она «независимо от своей обстановки и исторической роли, приковывает к себе всеобщее внимание как характер и ещё более — как литературный тип».[30]

Кроме труда Прокопия, отдельные аспекты жизни Феодоры были описаны в середине VI века одним из её приближённых — епископом Иоанном Эфесским в его сочинениях: «Жития восточных святых» и «Церковная история».

Житийная литература содержит о Феодоре очень краткие сведения. В минее Дмитрия Ростовского о ней лишь кратко сообщается в конце жития императора Юстиниана.

Деятельность Феодоры в области религии, а особенно её роль в укреплении позиций монофизитов подробно освещена А. В. Карташевым в его труде «Вселенские соборы», а также Шарлем Дилем в его многочисленных трудах по истории Византии. Из современных трудов Феодоре посвящена монография 1999 года итальянских исследователей Стефания Салти и Рената Вентурини «Жизнь Феодоры».[31]

В изобразительном искусстве

Императрица Феодора со свитой Император Юстиниан со свитой

Наиболее знаменитое изображение императрицы Феодоры — мозаика в базилике Сан-Витале в Равенне, уникальное тем, что оно является прижизненным (546—547 годы), а также сохранившимся до наших дней.

Императрица с супругом изображена на двух мозаичных панно, которые располагаются на стенах апсиды. Оба правителя изображены как донаторы, стоящие порознь, они возглавляют две процессии, приносящие дары храму. Оба супруга держат в руках жертвенные литургические сосуды.[32]

Лазарев В. Н. пишет, что данные изображения выполнялись, по-видимому, лучшими из равеннских мастеров, которые создали их по столичным образцам — царским портретам, рассылавшиимся в провинции Византийской империи для копирования:

Феодора стоит в нарфике, собираясь пройти через дверь на лестницу, ведущую на женскую половину галереи (matroneum). В руках она держит золотую чашу, на её голове, окруженной нимбом, роскошная диадема, на плечах тяжелое ожерелье. На подоле хламиды императрицы вышиты золотые фигуры трех несущих дары волхвов, намекающие на приношение Феодоры. Для большей торжественности фигура императрицы обрамлена нишей с конхой, которую А. Альфёльди склонен рассматривать как «нишу прославления». Перед Феодорой шествуют два телохранителя, один из которых отодвигает завесу перед дверью, а другой стоит совершенно неподвижно, скрыв руку под хламидой. За Феодорой следует группа придворных дам, возглавляемая дочерью и супругой полководца Велизария.[33]

В православной иконописи традиции изображения императрицы Феодоры нет (в отличие от весьма популярного сюжета изображения её тезки блаженной императрицы Феодоры, восстановившей в середине IX века иконопочитание).

В художественной литературе

Примечания

  1. Год рождения Феодоры неизвестен. Прокопий сообщил, что примерно во 2-й половине правления («когда державой правил ещё Анастасий») императора Анастасия (491—518 гг.) Феодоре должно быть не более 5 лет, откуда историки принимают дату её рождения около 500 года.
  2. Сведения исходят от патриарха Никифора (IX век)
  3. 1 2 3 4 Диль Ш. Византийские портреты. Часть I. Глава III. Феодора
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Прокопий Кесарийский. Тайная История
  5. Память благоверного царя Юстиниана и царицы Феодоры
  6. Хотя текст «Жития восточных святых» написан по сирийски, фраза «Феодора из борделя» передана по гречески, что отражает не столько мнение Иоанна Эфесского, сколько его источники из Константинополя.
  7. James Allan Evans,The Empress Theodora: Partner of Justinian,University of Texas Press, 2003, p. 19; ISBN 978-0-292-70270-7
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Карташёв А. В. Вселенские соборы. — Клин: 2004. — С. 574.
  9. 1 2 Феодора — дар Юстиниану // Вокруг света. 2007 г. № 10.
  10. James Allan Evans,The Empress Theodora: Partner of Justinian,University of Texas Press, 2003, p. 20; ISBN 978-0-292-70270-7
  11. Юстиниан I Великий, Флавий Петр Савватий (Статья из БСЭ)
  12. 1 2 3 Иоанн Малала, «Хронография». Кн. XVIII
  13. Сборник История Византии. Т. 1 // Академик Сказкин С. Д. (отв.редактор) — Москва: Наука, 1967 г.
  14. Сведения Диля исходят из упоминания дочери Феодоры у Иоанна Эфесского.
  15. Хронография Феофана, год 6025 / 525 (532)
  16. 1 2 Иоанн Эфесский Церковная история. Книга 4
  17. Иоанн Малала сообщает: «Василевс повелел, чтобы у тех, кого уличат в педерастии, отсекали член, и было в это время обнаружено много, занимающихся мужеложеством. И возник тогда страх у страдающих этим злом.»: Иоанн Малала Хронография
  18. Диль Ш. История византийской империи (глава «Внешняя политика Юстиниана»)
  19. 1 2 Иоанн Мейендорф Единство империи и разделение христиан. Глава VII. Эпоха Юстиниана
  20. Прокопий Кесарийский, «Война с персами»
  21. Геродот, 8.68
  22. 1 2 3 Чекалова А. А. Прокопий Кесарийский: личность и творчество
  23. Поснов М. Э. История Христианской Церкви
  24. 1 2 Дворкин А. Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Глава XXI. Эпоха императора Юстиниана
  25. Диль Ш. История византийской империи (глава «Характер, политика и окружение Юстиниана»)
  26. Виктор Тонненский. Хроника Виктора (Перевод Суровенкова Д., 2009). Восточная литература. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011. Проверено 18 февраля 2011.
  27. Гудзик К. Юстиниан — наставник епископов
  28. Киракос Гандзакеци. Краткая история
  29. Святой правоверный царь Иустиниан и царица Феодора
  30. 1 2 Успенский Ф. И. История Византийской империи Т. 1
  31. Stfania Salti, Renata Venturini. The life of Theodora. Ravenna, 1999. ISBN 88-87747-05-9
  32. Мозаики из смальты в церкви Сан-Витале в Равенне, VI в.
  33. Лазарев В. Н. История Византийской живописи

Ссылки

dic.academic.ru

Феодора Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Феодора (имя).
Феодора
Θεοδώρα
Византийская императрица
1 апреля 527 — 28 июня 548
Совместно с Юстиниан I

Рождение прибл. 500
Фамагуста, Кипр
Смерть 28 июня 548
Константинополь, Византийская империя
Место погребения
  • Церковь Апостолов
Супруг Юстиниан I[1]
Дети Иоаннис[d]
Вероисповедание христианин
 Медиафайлы на Викискладе

Феодо́ра (др.-греч. Θεοδώρα — «Божий дар»; ок. 500 (0500), Фамагуста, Кипр — 28 июня 548, Константинополь, Византийская империя) — византийская императрица, супруга и соправительница императора Юстиниана I. Оказала большое влияние на религиозную и политическую жизнь Византийской империи середины VI века.

Почитается христианской церковью как святая. Память императрице Феодоре совершается в православной церкви вместе с её мужем 27 ноября (14 ноября по старому стилю).

Содержание

  • 1 Жизнеописание
    • 1.1 Происхождение
    • 1.2 Брак
    • 1.3 Политическая и религиозная деятельность
      • 1.3.1 Участие в управлении империей
      • 1.3.2 Восстание Ника

ru-wiki.ru

Феодора

Феодора

Феодора — святая, августа с 527 г., жена императора Юстиниана I. Родилась около 500 г., умерла от рака 28 июня 548 г. в Константинополе. Дочь служителя цирка, цирковая артистка, Феодора стала женой наследника престола. После воцарения Юстиниана I активно участвовала в управлении государством, поддерживая, в частности, монофизитов. Феодора сыграла большую роль в подавлении восстания «Ника», воспрепятствовала бегству своего мужа из столицы.

Византийский словарь: в 2 т. / [ сост. Общ. Ред. К.А. Филатова]. СПб.: Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Издательство Олега Абышко, 2011, т. 2, с.419.


Феодора (около 497—548) - дочь конюха из дима «зеленых», она была актрисой в Александрии и Антиохии. Вышла замуж за Юстиниана в 525 году; проявила мужество во время бунта «Ника» в 532 году, не позволив Юстиниану капитулировать. В религиозных вопросах, которые тогда будоражили империю, она склонялась к монофизитам. Феодора неутомимо занималась благотворительностью и пыталась помогать проституткам вырваться из их среды. Несомненно, Феодоре это было важно, чтобы ответить тем, кто попрекал ее за собственное прошлое. Она нередко вмешивалась в политику, отличаясь особенной враждебностью к главному сподвижнику Юстиниана, префекту претория Иоанну Каппадокийцу, которого она сумела отстранить от работы.

Византия / Мишель Каплан. – М. : Вече, 2011. с. 407-408.


Феодора (Teodora) (начало 6 века - 28.VI.548) - византийская императрица с 527 года, жена императора Юстиниана I (527-565). Цирковая танцовщица, куртизанка, Феодора, отличавшаяся выдающимся умом, несгибаемой волей, женским обаянием, стала женой Юстиниана. Став императрицей, играла видную роль в политической жизни Византии: смещала и назначала высших должностных лиц империи, принимала иностранных послов, занималась дипломатич. перепиской. Вела самостоятельную церк. политику - поддерживала монофизитов. Во время восстания "Ника" (532) проявила незаурядное мужество и воспрепятствовала бегству Юстиниана I из Константинополя.

З. В. Удальцова. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 15. ФЕЛЛАХИ – ЧЖАЛАЙНОР. 1974.

Литература: Диль Ш., Визант. портреты, ч. I, X., 1909, с. 35-51; Diehl Ch., Théodora impératrice de Byzance, P., 1904.


Феодора (ок. 480 — 548, имп. с 526). Будущая императрица Феодора родилась в Сирии (по другим источникам - на о. Крит). Позже ее семья перебралась в Константинополь, где отец Феодоры, Акакий, стал зарабатывать на жизнь трудом смотрителя медведей столичного цирка. Акакий рано умер, и Феодора, бывшая тогда еще ребенком, вместе с двумя сестрами и матерью некоторое время жила в крайней бедности.

Будущая супруга Юстиниана начала свою карьеру с прислуживания старшей сестре, которая добывала средства к существованию игрой в театре и (что было нередким среди актрис той поры) проституцией. Сама Феодора, отличавшаяся гибким телом и выразительным лицом, со временем тоже стала выступать в мимах и пользовалась успехом у столичной публики.

С юных лет выросшая в атмосфере отнюдь не строгих нравов, она начала торговать собой, и в конце концов назначенный наместником Пентаполиса в Африке некий Гекебол увез ее с собой в качестве любовницы. Однако затем Гекебол бросил ее, и Феодора долгое время скиталась по южным провинциям империи. Некоторое время она жила в Александрии, где, по-видимому, и приобщилась к монофиситству.

Появившись наконец в Константинополе, она оставила былой шумный образ жизни, театр и стала совершенствовать свои знания, наняв учителей для занятий науками. Тогда-то с ней и познакомился 38-летний Юстиниан.

Была она весьма привлекательна: небольшого роста, крайне изящная, с красивым светлым лицом и выразительными глазами, при случае охотно демонстрировала остроумие и веселость.

Племянник императора увлекся Феодорой и даже заставил дядю возвести ее в патрицианское достоинство и издать указ, разрешавший лицам сенаторского сословия заключать браки с бывшими актрисами и проститутками. Но жена Юстина I, имея свои понятия о нравственности, оказалась категорически против союза Юстиниана и Феодоры. Свадьба их стала возможной лишь в 523 г., после смерти императрицы.

1 августа 526 г. Феодора вместе с супругом была торжественно коронована императорской диадемой и теперь толпа на ипподроме рукоплескала ей уже не как актрисе...

Обладая ясным умом и твердым характером, она долгих 22 года правила государством, быв самой влиятельной и верной помощницей из всего окружения Юстиниана. «Император, - писала она одному из придворных Хосрова Ануширвана, - ничего не решает, не посоветовавшись со мной» [73, с. 284].

Не отличаясь кровожадностью, Феодора тем не менее была зла, мстительна и никогда не прощала своих врагов или пренебрежительного к себе отношения, смещая или отправляя в ссылки неугодных ей сановников.

Самовластие Феодоры не знало границ - в течение трех лет она тайком и безнаказанно продержала в подземельях дворца чем-то провинившегося перед ней одного консуляра, и никто даже не смел заикнуться об его участи. За соблюдением всех тонкостей этикета, связанных с поклонением царственным особам, она следила с болезненным вниманием, любила богатство и внешний блеск. В путешествиях вне города ее сопровождала огромная свита из различного ранга вельмож, четырехтысячный (!) отряд гвардейцев и слуги.

Официальные лица, давая присягу, клялись в верности не только императору, но и императрице.

В трудную минуту Юстиниан всегда находил в ней поддержку. Именно решительность Феодоры на дворцовом совете в охваченном восстанием городе в январе 532 г. спасла Юстиниану трон, а может быть и жизнь. «Если даже в самом деле нет другого спасения, кроме бегства, - ответила она на предложение покинуть столицу, - я не хочу бежать. Кто раз надел диадему, тот не должен переживать ее гибели, и я не увижу дня, когда меня перестанут величать императрицей. Если хочешь бежать, Цезарь, - иди! Средства в твоих руках, суда готовы, море открыто. Но я остаюсь. Я люблю старое изречение, что пурпур - лучший саван!» (Пр.Кес., [70, с. 324, изм.])

Феодора тайно покровительствовала монофиситам, и именно в ее покоях находили приют и убежище опальные их патриархи. В XIII в. даже появилась легенда, дававшая ей происхождение от благочестивого сенатора-монофисита.

У Юстиниана и Феодоры не было детей (хотя императрица имела дочь, рожденную задолго до знакомства с мужем).

Ни один из историков, упоминавших о безнравственности Феодоры до замужества (особенно в том преуспел Прокопий, сообщающий прямо-таки невероятные подробности, см. [73] ), не смог указать ни единого примера аморальности ее после этого события. Напротив, она часто помогала попавшим в беду женщинам, сурово преследовала растлителей. Во многом благодаря ей в Византии появились нетипичные, скажем, для западного средневековья законы, охранявшие права женщин, - например, о возможности женщины наследовать имущество, о разводах, и законы, карающие соблазнителей. «Грабители чести и похитители целомудрия» приравнивались к уголовникам. Столичные дома терпимости были закрыты, их содержатели - изгнаны, а проституткам предоставили возможность жить в специально отведенном для их «исправления и раскаяния» монастыре.

Влияние Феодоры при дворе не ослабевало до самой ее смерти - 28 июня 548 г., когда после страшных мучений императрица скончалась в Константинополе от рака. Юстиниан, считавший ее «даром Божьим» 1), очень тяжело переживал свою утрату.

Примечания

* Прокопий Кесарийский. Тайная история. / Пер. С.П. Кондратьева // ВДИ. № 4 (5),1938.

1) Именно так переводится с греческого ее имя.

Использованы материалы кн.: Дашков С.Б. Императоры Византии. М., 1997, с. 76-78.


Далее читайте:

Византия (краткая справка).

Хронологические таблицы и по векам - | IV | V | VI | VII | VIII | IX | X | XI | XII | XIII | XIV | XV |  

Константинопольские патриархи (биографический справочник).

Литература:

[70]. Прокопий Кесарийский. История войн рим-лян с персами, вандалами и готфами/Пер. С. и Г. Дестунисов// Зап. Историко-филологического ф-та Спб. ун-та. Т. 1-3. 1876-1891. (Новое издание: Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история/Пер., ст., комм. А.А.Чекаловой. М., 1993.)

[73]. Прокопий Кесарийский. Тайная история/ Пер. С.П.Кондратьева//ВДИ. №4(5). 1938. (Новое издание: см. [70].)  (На портале ХРОНОС см. Тайная история).

Диль Ш., Визант. портреты, ч. I, X., 1909, с. 35-51;

Diehl Ch., Théodora impératrice de Byzance, P., 1904.

 

 

 

 

www.hrono.ru

Феодор Тирон — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с именем Феодор. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Тирон. Св. Федор Тирон. Крит. XV век

Фео́дор Ти́рон (др.-греч. Θεόδωρος ὁ Τήρων, Феодор Амасейский; † 17 февраля 306 года) — христианский святой, почитаемый в лике великомучеников. Память в Православной церкви совершается 17 февраля (1 марта) в високосный год, 17 февраля (2 марта) в невисокосные годы, и в первую субботу Великого поста, в Католической церкви — 9 ноября.

До перенесения в Венецию мощей апостола Марка покровителем города считался Феодор Тирон.

Согласно житию, Феодор был воином мармаритского полка в городе Амасии (Понт, Малая Азия). Во время проводимой по указанию императора Галерия кампании по принуждению христиан к принесению жертв языческим богам Феодор отказался от требования своего военачальника Вринка принести жертвы. Ему было дано несколько дней на размышление, во время которых святой Феодор усиленно молился. После его обвинили в сожжении храма Кибелы и привели на суд к градоначальнику Публию. Феодор исповедал себя христианином, после чего был заключён в тюрьму и обречён на голодную смерть. Обнаружив через некоторое время Феодора живым, градоначальник вновь предложил ему совершить жертвоприношение. После отказа Феодора подвергли пытке — строгали его тело железными зубцами, но святой продолжал исповедовать Христа.

Мучитель, удивляясь такому мужеству и терпению святого Феодора, сказал ему:
Неужели ты, сквернейший из всех людей, не стыдишься уповать на Человека, названного Христом, Который Сам был казнён бесчестной смертью? Неужели ты ради Сего Человека так безрассудно подвергаешь себя мукам?
Христов мученик отвечал на это:
Пусть выпадет на мою долю и на долю всех призывающих имя Господа Иисуса Христа такое же бесчестие!
Тогда народ стал кричать и требовать, чтобы скорее была совершена казнь над святым Феодором.

Феодора сожгли на костре. Его останки, по преданию не повреждённые огнём, попросила христианка Евсевия и погребла в своём доме в городе Евхаитах. Позднее его мощи были перенесены в Константинополь, а глава сначала в Бриндизи, а затем в Гаэту.

Священное Предание связывает с Феодором Тироном следующее чудо. Император Юлиан Отступник (361—363), желая оскорбить верующих (согласно Деян. 15:29, христианам предписано «воздерживаться от идоложертвенного и крови») приказал градоначальнику Константинополя в первую неделю Великого поста окроплять еду, продаваемую на городских рынках, идоложертвенной кровью. В это время во сне константинопольскому архиепископу Евдоксию явился Феодор Тирон и предупредил его о замысле императора. Святой повелел употреблять в эти дни в пищу коливо (кутью).

В память об этом в Православии установлено празднование в честь святого Феодора, совершаемое в первую субботу Великого поста. В навечерие субботы (в пятницу) после литургии преждеосвященных даров читается молебный канон великомученику Феодору (составлен Иоанном Дамаскином) и происходит благословение колива и раздача его верующим. Данное празднование в честь Феодора Тирона описано уже константинопольским патриархом Нектарием (381—397).

«Сказание о подвигах Фёдора Тиринина» — апокриф о Фёдоре Тироне, связанный с темой основного мифа: герой предстает здесь как змееборец. «Сказание» представляет собой тип «мученичества», а не полноценного биографического жития: подвиг святого Феодора лишь внешним образом связан с его житием, которое им и начинается. Александр Веселовский высказывает предположение о возможной связи духовного стиха с былиной «Добрыня и Змей»[2].

Восточно- и южнославянские традиции представляют Фёдора Тирона, как и Егория Храброго, всадником и защитником скота[3].

  • Его могила в Венеции

ru.wikipedia.org

Преподобная Феодора Александрийская / Православие.Ru

Память 11 / 24 сентября

Церковь почитает память двенадцати святых жен, подвизавшихся в мужском образе в мужских монастырях[1]. Одна из них – преподобная Феодора.

Эта святая жила в Александрии около 472 года, при императоре Зиноне. Она была замужем за уважаемым и благочестивым человеком по имени Пафнутий. Однажды, поддавшись диавольскому искушению, Феодора совершила прелюбодеяние. Грех немедленно заставил ее жестоко страдать от мук совести. Феодора не решилась вернуться домой и пошла в соседний монастырь, где попросила игуменью открыть Евангелие и прочитать наугад. Услышав слова: «Что я написал, то написал» (Ин. 19: 22) и поняв, что грех ее известен Богу, она возымела горячее желание как можно быстрее принести покаяние.

Феодора переменила одежду на мужскую и отправилась в мужскую обитель, расположенную примерно в двадцати семи километрах от Александрии. Там, назвав себя Феодором, она попросила принять ее в послушники. Игумен монастыря решил, что перед ним евнух, и, видя пламенное желание вступить на путь покаяния, немедленно принял Феодору и постриг в монахи.

В течение восьми лет блаженная с чрезвычайным усердием предавалась монашеским подвигам, брала на себя самые тяжелые работы, а ночи проводила в слезах, горячо моля Господа, чтобы Он простил ее грех и вернул благодать целомудрия.

Однажды ее отправили в Александрию за маслом. Там она встретила своего супруга, искавшего ее все это время. Но подвижнические труды настолько изменили облик Феодоры, что муж не узнал жену. После этой встречи Феодора удвоила подвиги и стала вкушать пищу только раз в неделю. Так, поднявшись над естеством и полностью предавшись молитве и покаянию, она получила столь великую милость от Господа, что стала творить чудеса.

Безупречная жизнь Феодоры вызывала у всех восхищение. Только диавол трепетал от ярости, видя, что жертва ускользает от него. Этот ненасытный враг всего благого не желал сдаваться. Он внушил некоторым завистливым монахам мысль распространить клевету, будто молодой Феодор вступил в порочную связь с некоей женщиной из соседней деревни. Завистники даже принесли к дверям монастыря младенца. Феодора ничего не отвечала на обвинения, не желая открывать истину о себе и полагая, что испытание послано ей Господом в наказание. И ее изгнали из монастыря.

Вместе с ребенком, будто со своим, она поселилась неподалеку, в маленькой хижине, где жила в крайней нужде, претерпевая и зимний холод, и летнюю жару и мужественно борясь с бесчисленными диавольскими искушениями.

Через семь лет игумен разрешил ей вернуться в монастырь. Но Феодора и не думала отдыхать от трудов: она ужесточила бдения, посты и молитвы и стала еще более послушна и терпелива, чем раньше. Взяв с собой ребенка, она учила его евангельским добродетелям и непрестанной молитве.

По прошествии некоторого времени, дав ему последние наставления, как своему истинному сыну в Духе, преподобная почила в мире. В момент ее смерти игумену было видение, как некая жена в сияющих одеждах поднимается на небеса и вступает в хор праведников и святых. Тогда все со слезами признали свое заблуждение и восславили Господа, сотворившего среди них столь великое чудо.

И действительно, чтобы исцелиться от страсти, Феодора не только поборола бесчисленные телесные искушения, тайно живя среди мужчин, но, укрепляемая благодатью, даже превзошла сподвижников в монашеских трудах. Обладая телом, преподобная достигла ангельского бесстрастия и чистоты.

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря


[1] Это прпп. Евфросиния-Смарагд (память 25 сентября), Пелагия (память 8 октября), Афанасия (память 9 октября), Анна-Евфимиан (память 29 октября), Евфросиния Младшая (память 8 ноября), Матрона-Вавила (память 9 ноября), Сусанна-Иоанн (память 15 декабря), Евгения (память 24 декабря), Аполлинария-Дорофей (память 4 января), Мария-Марин (память 12 февраля) и Анастасия Патрикия (память 10 марта).

pravoslavie.ru


Смотрите также