Иван постный когда


Народный календарь: Иван Постный - ЕлицыМедиа

В эту пору на дворе у наших предков ещё догуливал август-месяц, густарь-собериха. Сытая пора осеннего мясоеда прерывается одним днём строгого поста, который наступает на Руси через две недели успенских разговин. Почему в этот день наши предки не вкушали ничего круглого, мы поведаем в очередном рассказе рубрики «Народный календарь».

До наступления ненастья и холодов крестьяне торопились свезти с полей снопы, которые складывали в скирды: «Красно поле снопами, а гумно — скирдами». «Хлеб в гумне, под крышей, — считай, что урожай убран, спасён. Это великая радость и счастье для всей семьи. Вырастить да в гумно убрать, а обмолотить-то уж всяк сумеет», – писал об этом времени в своей книге о крестьянском быту «Лад» Василий Белов.

Самый строгий Иван

И вот в разгар этой счастливой и тучной для поселян поры на 29-ый день августа по старому стилю (11 сентября по новому) наступает черёд чествовать всему боголюбивому Христову племени память Усекновение честныя главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, Крестителя Господня.

Икона Усекновение главы Иоанна Предтечи

А Иван на Руси, как известно, – самое обиходное имя. «У нас Иванов — что грибов поганых!» – говорили поселяне. А те, кто знал счёт одноимённым угодникам Божиим уточняли: «Шестьдесят два Ивана святыми живут»: Иван Богослов, Иван Златоуст, Иван Постный, Иван Купала, Иван Воин, Иван Бражник, Иван Долгий и так дальше…

Самый строгий из русских Иванов слывёт «Постным», «Постителем» или «Полетком» (полетним) – тот самый, что по мысли наших предков «делит мясоед пополам» между Успенским постом (Спожинками) и Рождественским (Филипповками). Хотя Филиппова заговенья на 14 ноября по старому стилю ещё ждать аж два с половиной месяца: впереди ещё хмурь да туман сентября-листопада, утренники октября-назимника да первые снега ноября-листогноя-студёного. Вот вам и пополам!

Как бы там ни было, а богомольные прадеды крепко держались за нерушимые вековые устои старины и про день му­че­ни­че­ской смер­ти пророка «ве­ли­чай­ше­го из рож­ден­ных же­на­ми» говорили вот что:

«Иван Постный обыденкой живет, да всю матушку-Русь на посту держит!»

«Поститель Иван — пост внукам и нам!»

«Иван Постный не велик, а перед ним и Филиппов пост — кулик!»

«Кто на Ивана, Крестителя Господня, скоромь жрёт — тот в рай не попадет!»

«На Постного Ивана вся скоромь мертвым узлом затянута!»

«Не соблюдешь Иван-пост, прищемишь в аду хвост!»

«Кто Ивану Крестителю не постит — за того и сам набольший поп грехов не умолит!»

Почему не вкушали круглое

Евангельскую историю об Усек­но­ве­нии гла­вы пророка Иоан­на Пред­те­чи на русской посельщине знали с юных лет. Случилось это во вре­мя пи­ра в день рож­де­ния царя Иро­да. Дочь его жены нечестивой Иро­ди­а­ды Са­ло­мея тан­це­ва­ла пе­ред го­стя­ми, рас­по­ло­жив тем са­мым к се­бе Иро­да, ко­то­рый по­клял­ся дать ей всё, что та ни по­про­сит – хо­ть и по­ло­ви­ну сво­е­го цар­ства. По лукавому на­го­во­ру сво­ей ма­те­ри Иро­ди­а­ды, у ко­то­рой по­яви­лась воз­мож­ность ото­мстить свя­то­му Иоан­ну Пророку и на­все­гда из­ба­вить­ся от справедливых об­ли­че­ний с его стороны, Са­ло­мея по­про­сила поднести его го­ло­ву на круглом блю­де. Так и свершилось страшное беззаконие.

Памятуя о праведной кончине Предтечи Господня по заветам седой старины в день Ивана Постного не ест деревенская Русь ничего круглого, что может своим видом напоминать его отсечённую голову. Капусту не рубят и щей из неё не варят, мака не срезают, картофеля не копают и яблок не рвут.

Вместо запретного пирога круглого загибает в сей день хозяйка долгий. Да к тому же ни мужики, ни бабы не берут в руки ничего острого, чтобы не оскорбить священной памяти приявшего от меча мученическую кончину великого Пророка Божия.

Добрые полетки

В исконные времена во всех торговых городах и селах к полетнему дню Ивана Постного приводились в соответствие все счета по долгам и наймам по завершению основных полевых работ. Высчитывалась к сей поре всякая летняя задолженность, совершались взаиморасчёты, собирались летние дани, принимался оброк с каждого тягла, а все полетние грамоты уже прекращали своё действие. 

Иван Постный приносил всякому русскому наёмному или вольному пахарю трудовую копейку, честно заработанную в минувшую страду. Коли добыток был щедрый, то работящий люд приговаривал: «Нынешний Иван Постный — добрые полетки!». А ежели наступал повод сокрушаться о недостаче, то с досадой жалобился: «Прошлое слетье — не в пример скоромнее, полеток того гляди весь мужичий год на Велик-Пост сведёт!»

В любом случае сметливые и расчетливые купцы торговых дел мастера устраивали в этот день по городам и пригородам, да по сёлам и весям ярмарки-однодневки – «ивановские торги». Как писал русский этнограф Аполлон Коринфский: «Торговали не только всякой обиходной снедью-рухлядью, но и различными приманчивыми товарами гостиными, да лошадьми, да огурцами («в засол»), да мёдом с вощиною, да щепным и скобяным товаром».

 «На Иван-Постного в кармане скоромная копейка шевелится!»

«На иванов торг и мужик идет, и баба зарится!»

«Красно лето работой, а Иван Полеток — красными товарами да бабьими приглядами!»

Что характерно, на сих постных торжищах у народа удалого-тороватого не бывало ни разгула развесёлого, ни похмелья угарного, привычных для ярмарочных дней. Даже самая широкая душа особо не распоясывалась, потому что завет предков суров:

«Пей, купец, на Иван-торгу квас да воду, закусывай пирогами ни с чем!»

«На Постника Ивана не пригубь больше одного стакана!»

«Кто пьет-зашибается не в пору — распухнет с гору!»

 «Никто с поста не умирает!»

«С поста не мрут, с обжорства дохнут!»

Тем более, что «На Ивана Постного — хоть и пост, да разносол!» Вот и ходили на таких ярмарках меж торговых рядов с ларями-палатками крикливые квасники да сбитенщики, пирожники да калачники-саечники, продавцы гречушников с постным маслом, и всякая другая шумная торговая братия.   

Иван Постный — осени отец крестный

Для наших предков именно Иван Постный отворял ворота осени и впускал её на русский двор. Приметливый крестьянин наблюдал в сей день за птичьими стаями, улетавшими в южные края. На Тульской земле примечали: коли журавли с Ивана Крестителя на Киев пошли-потянули — будет короткая осень, придет нежданно-негаданно ранняя зима».

media.elitsy.ru

Иван-постный Википедия

Головосек

Репа
Тип народно-христианский
Иначе Полеток, Репный праздник, Иван-постный
Также Усекновение главы Иоанна Предтечи (церк.)
Значение вторая встреча осени
Отмечается восточными славянами
Дата 29 августа (11 сентября)
Празднование постный, но обильный стол
Традиции не едят круглых и красных плодов, не используют нож. Угощают нищих, начинают уборку репы, собирают лечебные коренья
Икона «Иоанн Предтеча — Ангел пустыни в житии». XVIII век

Головосе́к — день народного календаря у славян, приходящийся на 29 августа (11 сентября). Название дня происходит от церковного воспоминания «усекновения» головы Иоанна Крестителя.

Говорили, что в этот день «мужик осень встречает, баба своё — бабье лето начинает»[1]. С этого дня начинали убирать репу[2]. «Репный праздник» отмечался без песен и танцев, но обильной едой, угощением нищих и странников[3]. Если на Ивана Купалу собирают преимущественно травы, то на «Ивана постного» — лечебные коренья[4].

Другие названия[ | ]

Иван-пролеток, Полетовщик, Полетный, Репный праздник, Иоанн Предтеча, Иван Предтече, Иоанн Креститель, Иван Сухой, Иванов день[2], Иван — осенний торжок, Иван-постный[5]; белор. Калінавік, Іван Калінавік, Ян, Галавасек, Іван Крываўнік, Іван Постны, Галаварэз, Сценцель, Сценціян[6][7]; полес. Волосика, Головосек, Головосека, Головосеки, Головосик, Головосика, Головостение, Иван, Иван Головосек, Иван Присеча, Олыси(й)кы, Олысикы, Присеча, Усекновение[8]; укр. Іван Пісний[9], Головосіка[10]; серб. Уcекoваниjе, Усjек, Секoваниjе; хорв. Usikovac[11].

Обычаи[

ru-wiki.ru

Иван-постный Википедия

Головосек

Репа
Тип народно-христианский
Иначе Полеток, Репный праздник, Иван-постный
Также Усекновение главы Иоанна Предтечи (церк.)
Значение вторая встреча осени
Отмечается восточными славянами
Дата 29 августа (11 сентября)
Празднование постный, но обильный стол
Традиции не едят круглых и красных плодов, не используют нож. Угощают нищих, начинают уборку репы, собирают лечебные коренья
Икона «Иоанн Предтеча — Ангел пустыни в житии». XVIII век

Головосе́к — день народного календаря у славян, приходящийся на 29 августа (11 сентября). Название дня происходит от церковного воспоминания «усекновения» головы Иоанна Крестителя.

Говорили, что в этот день «мужик осень встречает, баба своё — бабье лето начинает»[1]. С этого дня начинали убирать репу[2]. «Репный праздник» отмечался без песен и танцев, но обильной едой, угощением нищих и странников[3]. Если на Ивана Купалу собирают преимущественно травы, то на «Ивана постного» — лечебные коренья[4].

Другие названия

Иван-пролеток, Полетовщик, Полетный, Репный праздник, Иоанн Предтеча, Иван Предтече, Иоанн Креститель, Иван Сухой, Иванов день[2], Иван — осенний торжок, Иван-постный[5]; белор. Калінавік, Іван Калінавік, Ян, Галавасек, Іван Крываўнік, Іван Постны, Галаварэз, Сценцель, Сценціян[6][7]; полес. Волосика, Головосек, Головосека, Головосеки, Головосик, Головосика, Головостение, Иван, Иван Головосек, Иван Присеча, Олыси(й)кы, Олысикы, Присеча, Усекновение[8]; укр. Іван Пісний[9], Головосіка[10]; серб. Уcекoваниjе, Усjек, Секoваниjе; хорв. Usikovac[11].

Обычаи

Иоанну Крестителю молятся от головной боли и за детей[12].

Считается концом лета и началом осени, когда небо, земля и вода «рассекаются», и наступает похолодание[13]. «С Иван-поста мужик осень встречает, баба своё бабье лето начинает»[1]. Во время праздника соблюдают строгий пост и полный отказ от работы ради здоровья людей и скота[14].

В этот день остерегались ходить в лес[где?], так как считали, что тогда змеи уходят в свои норы, под землю. Болгары верили, что вместе со змеями уходят из водоемов, полей и лесов самовилы, самодивы и другие злые духи[13].

Усекновение считалось одним из самых опасных праздников[где?]: ребёнок, родившийся в этот день, будет несчастным, а полученная в этот день рана не заживёт (южно-славянское поверье). В тот день недели, на который оно пришлось, целый год не начинали никаких важных дел (пахоты, сева, не отправлялись в путь, не устраивали свадьбы). Македонцы не кроили в такой день одежду, боснийцы не начинали снование, боясь что всё сшитое, вытканное или скроенное «посечётся». Сербские женщины на Усекновение не расчёсывали волос, чтобы волосы «не секлись»[15].

Обрядность праздника во многом связана с запретами на всё, что напоминает голову, кровь, блюдо, меч, отрубание:

  • По народному поверью, в день Усекновения главы нельзя ставить на стол ничего круглого, то есть ни блюд, ни тарелок, так как голова Иоанна Предтечи была принесена в блюде[16].
  • Вместо круглого, в этот день хозяйки пекли долгий пирог[17].
  • Считается грехом употреблять в этот день в пищу круглые фрукты и овощи (яблоки, картофель, арбузы, капусту), так как они отдалённо напоминают голову[12].
  • Кроме того, запрещалось брать в руки нож, серп, косу, топор. Овощи нельзя было резать, хлеб надо было ломать. Так, например, по белорусскому поверью, в течение года отсечённая голова Иоанна Крестителя почти прирастает к своему месту, но лишь только люди в день Ивана Головореза станут резать хлеб, голова снова отпадает[15].
  • У южных славян строго соблюдался запрет на красные плоды и напитки (ибо «это кровь святого Иоанна»), не ели чёрного винограда, помидоров, красного перца[16].
  • Белорусы Витебской губернии боялись варить ботвинью, веря, что если она будет красного цвета («как кровь»), то в течение года в доме прольётся чья-нибудь кровь[16].
  • На Руси был запрет в этот день петь песни и плясать, мотивируемый тем, что «Иродова дочь плясанием и песнями выпросила отрубить голову Иоанна Крестителя»[18].
  • В Белорусском Полесье бытовало поверье, что лунные пятна — это голова Иоанна Крестителя[19].

До двадцатых годов XIX-го века, в Российской империи соблюдался особый праздничный обряд, приурочивавшийся к 29-го августа. Молодёжь сходилась со всего села к околице, куда приносилась накануне приготовленная кем-нибудь из пожилых людей глиняная, в холщовом саване, высотой в человеческий рост, кукла. Особенностью этой куклы было то, что она делалась без головы. Эту безголовую куклу поднимали две молодые девушки и бережно молча несли на руках впереди толпы к реке, где на самом крутом берегу, останавливались и клали свою ношу на землю. Вся толпа начинала причитать над куклой, как над дорогим и близким ей покойником. Причиталось особыми причитаниями. По прошествии некоторого времени, «оплаканного» глиняного покойника поднимали на руки двое молодых парней и при вопле толпы — с размаху бросали в воду. Эта обезглавленная кукла в саване олицетворяла святого Иоанна Крестителя, нераздельно сливавшегося в народном воображении с побеждённым тёмными силами красным летом[20].

У хорватов у сербов и черногорцев также в этот день нельзя было начинать работы, а также что-либо резать или рубить[11].

Поговорки и приметы

  • Иван Постный – осени отец крестный![17]
  • Иван Постный пришёл, лето красное увёл[21].
  • На Ивана Постного — хоть и пост, да разносол[17].
  • На Постника Ивана не пригубь больше одного стакана[22].
  • Кто Ивану Крестителю не постит — за того и сам наибольший поп грехов не умолит[23].
  • На Предтечу не рубят капусту, не срезают мак, не копают картофель, не рвут яблоки, не берут в руки косаря, топора, заступа[24].

См. также

Примечания

  1. 1 2 Коринфский, 1901, с. 375.
  2. 1 2 Усов, 1997, с. 265.
  3. ↑ Соколовский, 1996, с. 208.
  4. ↑ Власова, 2000, с. 198.
  5. ↑ Коринфский, 1901, с. 371.
  6. ↑ Лозка, 2002, с. 173.
  7. ↑ Васілевіч, 1992.
  8. ↑ Толстая, 2005, с. 295.
  9. ↑ Сапіга, 1993.
  10. ↑ Воропай, 1958, с. 159.
  11. 1 2 Кашуба, 1978, с. 216.
  12. 1 2 Котович, Крук, 2010, с. 244.
  13. 1 2 Толстая, 1999, с. 368–369.
  14. ↑ Толстая, 1995, с. 135.
  15. 1 2 Иоанн Креститель (Словарь языческой мифологии славян).
  16. 1 2 3 Толстая, 1995, с. 136.
  17. 1 2 3 Коринфский, 1901, с. 377.
  18. ↑ Толстая, 1999, с. 369.
  19. ↑ Толстая, 1999, с. 421.
  20. ↑ Коринфский, 1901, с. 378.
  21. ↑ Некрылова, 1991, с. 332.
  22. ↑ Коринфский, 1901, с. 376.
  23. ↑ Коринфский, 1901, с. 374.
  24. ↑ Байбурин и др., 2004, с. 10.

Литература

  • Байбурин А. К., Беловинский Л. В., Конт Ф., Решетников Н. И. Полузабытые слова и значения. Словарь русской культуры XVIII—XIX вв.. — СПб.: Европейский Дом, 2004. — 679 с. — ISBN ISBN 5-8015-0157-6.
  • Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.
  • Кашуба, М. С. Народы Югославии // Календарные обычаи и обряды в странах Зарубежной Европы. Конец XIX — начало XX в. Летне-осенние праздники. Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. — М.: Наука, 1978. — С. 200–222. — 296 с.
  • Коринфский А. А. Иван Постный // Народная Русь : Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа. — М.: Издание книгопродавца М. В. Клюкина, 1901. — С. 373—380.
  • Некрылова А. Ф. Круглый год. Русский земледельческий календарь. — М.: Правда, 1991. — 496 с. — ISBN 5-253-00598-6.
  • Пропп В. Я. Русские аграрные праздники. — СПб.: Терра — Азбука, 1995. — 176 с. — ISBN 5-300-00114-7.
  • Русские: народная культура (история и современность) / Отв. ред. И. В. Власова. — М.: ИЭА РАН, 2000. — Т. Том 4. Общественный быт. Праздничная культура. — 244 с. — ISBN 5-201-13720-2.
  • Рыженков Г. Д. Народный месяцеслов: пословицы, поговорки, приметы, присловья о временах года и о погоде. — М.: Современник, 1991. — 129 с. — ISBN 5-270-01376-2.
  • Соколовский Вл. Времена года. Православный народный календарь. — Пермь: Урал-Пресс, 1996. — 288 с. — ISBN 5-86610-063-0.
  • Иван Головосек / Толстая С. M. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 368–370. — ISBN 5-7133-0982-7.
  • Толстая С. М. Головосек // Славянская мифология. — М.: Эллис Лак, 1995. — С. 135–136. — 416 с.
  • Иоанн Креститель / Толстая С. M. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 420–421. — ISBN 5-7133-0982-7.
  • Толстая С. М. Полесский народный календарь. — М.: Индрик, 2005. — 600 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 5-85759-300-X.
  • Усов В. В. Русский народный православный календарь. — М.: Издательский Дом МСП, 1997. — Т. 2. — 576 с. — ISBN 5-7578-0028-3.
  • Васілевіч Ул. А. Беларускі народны каляндар (белор.) // Паэзія беларускага земляробчага календара. Склад. Ліс А.С.. — Мн., 1992. — С. 554-612. Архивировано 11 мая 2012 года.  (белор.)
  • Воропай О.[uk]. Звичаї нашого народу (неопр.). — Мюнхен: Українське видавництво, 1958. — Т. 2. — 289 с.  (укр.)
  • Лозка А. Ю. Беларускі народны каляндар (белор.). — Мн.: Полымя, 2002. — 238 с. — ISBN 98507-0298-2.  (белор.)
  • Сапіга В. К. Українські народні свята та звичаї. — К.: Т-во «Знання України», 1993. — 112 с. — ISBN 5-7770-0582-9.  (укр.)

Ссылки

wikiredia.ru

XXXV. ИВАН ПОСТНЫЙ. Легенды и мифы России

XXXV. ИВАН ПОСТНЫЙ

Под таким названием известен в народе день Усекновения главы Иоанна Крестителя (29 августа). Событие, которое в этот день вспоминает в своих молитвенных возношениях церковь, очень хорошо известно крестьянам, что, между прочим, видно из целой массы обычаев и правил, которые с удивительной строгостью соблюдаются в крестьянской среде. Цель всех этих обычаев состоит в том, чтобы не вызывать никаких воспоминаний о мученической кончине великого праведника и всячески избегать таких действий и поступков, которые напоминали бы это грустное событие. На этом основании считается непростительным грехом брать в руки что-нибудь острое — ножи, топоры и пр., так как это напоминает тот меч, которым отсекли голову Крестителю. Точно так же считается грехом есть в этот день круглые предметы: картофель, капусту, лук, яблоки и пр., так как форма этих предметов напоминает голову. Избегают есть и красные предметы (например, арбузы) на том основании, что это напоминает кровь, а также не принято есть что-нибудь на блюде, чтобы не вызывать воспоминаний о том блюде, на котором лежала голова Крестителя.

Все эти правила соблюдаются чрезвычайно строго, так что, если хозяйка забыла накануне нарезать хлеб, то в день Иоанна Крестителя хлеб будут уже ломать, а не резать, из опасения, чтобы на хлебе не выступила кровь, как немой укор нарушителям обычая. Для большей же крепости соблюдения этих правил крестьяне повсюду верят, что нарушителей наказывает сам Иоанн, посылая неурожаи на плоды, а то так и просто отнимая руки и лишая языка. Хорошо зная суть события, которое вспоминается церковью 29 августа, крестьяне, тем не менее, путаются в подробностях земного жития Иоанна Крестителя. Они переделывают священную историю на свой лад, восполняя пробелы точного знания отчасти фантазией, отчасти теми картинками лубочного издания, которыми запрудил современную деревню Никольский рынок. Так, в Орловской губ. крестьяне убеждены, что Иоанн Креститель стал называться так только с того момента, когда сделался «крестным отцом» Иисуса Христа, — до этого же времени он назывался «еще как-то». В той же Орловской губ. о святой жизни Иоанна рассказывают так: «Иоанн не ел хлеба, не пил вина и никак не ругался; весь он был в шерсти, как овца, и только после крещения шерсть с него свалилась». А о том, как Иоанн крестил народ, орловцы передают: «Кто приходил к Ивану креститься, он, первым долгом, бил того человека железным костылем, чтобы грехи отскочили, как пыль от платья, и потом уже крестил».

В Пензенской губ. крестьяне, передавая о кончине Иоанна, всегда присовокупляют, что голову Крестителя апостолы нашли в капусте, отчего, между прочим, и считается большим грехом ходить в этот день на огороды резать капусту, так как на ней, под ножом, непременно выступят алые пятна крови (в некоторых местах крестьяне считают даже за правило обрывать в день Ивана листья капусты, так как капля крови с головы Крестителя, брошенной в огород, будто бы упала на капустный лист).

При таком трогательном и благоговейном почитании Крестителя Господня крестьяне, само собою разумеется, проводят в строжайшем посте день, посвященный его священной памяти (отчего день этот и носит название Ивана-постного). Считается большим грехом даже есть рыбу (хотя и говорят, что на Ивана-постного рыбы в реках особенно много). Но в особенности непростительными считаются пьянство, песни и пляски. Первое потому, что Иоанн явил собой образец высокоподвижнической жизни и никогда не пил вина, — второе оттого, что песнями и плясками злая Иродиада добилась главы Иоанна. Кроме строгого поста, крестьяне, в день Иоанна Крестителя, считают своим долгом непременно побывать в церкви, где, между прочим, лица, страдающие головными болями, испрашивают себе у этого святого исцеление.

Все перечисленные особенности Иванова дня принадлежат к числу тех, которые можно наблюдать повсеместно в нашей деревенской Руси. Но есть и такие, которые усвоены не везде, а составляют исключительную принадлежность какой-нибудь одной, определенной местности. Так, например, в Вологодской губ. день Ивана-постного называется иначе «репным праздником», так как до этого дня «заказано» есть репу, и засеянные ею полосы должны оставаться неприкосновенными, под страхом «срамного» наказания. Самое наказание это тоже представляет собою вологодскую особенность. Оно состоит в том, что всякого, кого застанут в репище до Иванова дня, — будь это мужик, баба, парень или девка, — непременно разденут донага, обмотают на голове одежду и, в таком виде, проведут вдоль всей деревенской улицы. При этом желающим предоставляется даже право бить наказываемого, хотя на практике никто этим правом не пользуется, а все ограничиваются смехом и шутками.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Народный календарь на 11 сентября. Иван Постный, Предтеча

На чтение 3 мин. Просмотров 50 Опубликовано

11 сентября православная церковь отмечает день памяти Иоанна Крестителя, Усекновение его головы. День казни святого, который крестил в водах реки Иордан самого Иисуса Христа. Этот день традиционно считается постным: пост принято соблюдать строгий. Наши предки встречали теплое «бабье лето», собирали вкусную и сладкую репу. И старались в этот день не пользоваться режущими орудиями труда или предметами.

Праздник Усекновения головы Иоанна Предтечи

Великий пророк Иоанн был уже известен в народе, и все очень почитали его. Сам же отважный христианин не побоялся обличить правителя, которого звали Ирод Антип, в беззаконном и греховном совместном проживании с Иродиадой. Она была бывшей супругой родного брата царя. Опасаясь народных волнений, Ирод побоялся казнить известного пророка, и держал его в темнице.

Однажды на празднике дочь царицы, Саломия, станцевала в честь повелителя. Ирод остался доволен и пообещал исполнить любую волю танцовщицы. Недолго думая, коварная Саломия пожелала, чтобы ей на блюде принесли отрубленную голову Иоанна Крестителя. Мужественного приверженца христианства и правды казнили, голову положили на блюдо. Злорадствующая Иродиада надругалась над останками святого и бросила его главу в грязный угол.

Верные ученики похоронили тело своего учителя на земле самарян, в Севастии. В день памяти Иоанна Крестителя принято поминать всех погибших воинов. Ведь сам пророк считался верным воином Христовым.

Осенние теплые деньки и сбор репы

С 11-го сентября наши предки встречали «бабье лето». Осень полновластно вступала в свои права. Теперь ждали настоящих ночных холодов, собирали урожай поспевшей медовой на вкус репы и конопли. Подсолнечника Русь долгое время не знала. А потому в пищу принимали конопляное и льняное масло. По лесам собирали целебные коренья.

Бытовало поверье, что в день Ивана Постника нужно было не только строго держать пост, воздерживаться от телесных удовольствий, но и отложить в сторону режущие и колющие орудия труда. Считалось, что капусту резать в этот день нельзя, ведь она по форме очень напоминала человеческую голову. Крестьяне верили, что из кочана может пойти кровь.

Боялись в этот день и темного колдовства. Якобы ведьмы и ворожеи ходили по окрестностям, стучались в дома. Чтобы преградить им путь, простой люд зарывал в землю под порогом или у входа в ворота алый мак вместе с семенами.

Древние поверья и народный календарь на 11 сентября

  • Кто мечтает встретить своего суженого или суженую — в этот праздник пусть стоит на службе церковной.
  • Нельзя в день Иоанна Предтечи веселиться, играть свадьбы, распевать песни. Запрещалось резать округлые овощи и фрукты, рубить кочан капусты. Опасались славяне надевать вещи красного цвета (видимо, как символ крови) и употреблять в пищу продукты красной палитры.
  • Если одолела головная боль — нужно молиться пророку Иоанну Предтече, и недуг пройдет.
  • В округе большие стаи грачей — солнышко еще побалует всех теплыми лучами, холодов ждать не скоро.
  • Увидели скворцов, которые зимовать пока еще не улетели — вот и бабье лето пожаловало.
  • Ну а если журавлиная стая родные края покинула — следует ожидать осенней стужи.
  • Гром сентябрьский — к благосклонной солнечной осени.

molva33.ru

11 сентября православные отмечают строгим постом Усекновение главы Иоанна Предтечи

11 сентября Православная церковь вспоминает трагическое событие – Усекновение Честной Главы Иоанна Предтечи. На Руси этот праздник известен под названием Ивана Постного или Головосека. Стоит отметить, что ни одного святого наши предки не почитали так строго постом, как Иоанна Крестителя, а день его мученической кончины проводили в строгом воздержании и молитвах.

В Старинных сказаниях Иоанн Предтечи почитается как целитель головной боли. С этой целью есть даже особая молитва святому. Известно, что молитвенное обращение к Пророку Иоанну помогает не только от головной боли, но и исцеляет даже от тяжелых болезней головы. Кроме того, молитвы к святому помогают покаяться, изменить образ мыслей и осмыслить свою жизнь.

История праздника

 

Злодеяние, совершенное над пророком Иоанном, потрясло сердца христиан. За то, что пророк обличал царя Ирода Антипа в беззаконии – сожительстве с Иродиадой, бывшей женой родного брата царя, Ирод заключил его в тюрьму. Простой народ любил Иоанна Крестителя и считал его великим пророком, поэтому Ирод, несмотря на просьбы Иродиады, не стал его убивать.

В честь дня рождения Ирода был устроен пир, на котором Саломея, дочь Иродиады, настолько очаровала именинника своим танцем, что он пообещал выполнить любое её желание. По наущению матери Саломея попросила принести ей на блюде голову пророка. Ирод был сильно опечален такой просьбой, но не сдержать своего обещания он не мог. В темницу был послан страж, который отсек голову Иоанн, а Саломея на блюде принесла её матери. Иродиада надругалась над отсеченной головой и бросила её в грязное место. Тело Иоанна Крестителя погребли его ученики в самарянском городе Севастия.

Традиции и обычаи празднования

 

На Руси последняя страница жизни Иоанна Крестителя была хорошо известна, горячо переживалась народом и породила множество апокрифических пересказов. Имена Саломеи и Иродиады стали нарицательными обозначениями женской хитрости и коварства. Не случайно 12 лихорадок называли Иродиадами или дочерями Ирода.

День, когда церковь вспоминает смерть пророка через усекновение главы, отмечался строгим постом. Пост этот имел свои особенности: в пищу нельзя было употреблять яблоки, картофель, лук, капусту ягоды, арбузы, орехи и другие продукты, имеющие круглую форму или хотя бы отдаленно напоминающие голову.

В этот день ничего не варили. Грехом считалось в руки брать нож и что бы то ни было резать. Строгий запрет существовал на веселье, особенно на песни и пляски, потому что именно пением и плясками дочь Иродиады выпросила голову пророка.

Верили, что если в этот день разрезать кочан капусты, то из него непременно потечет кровь, а если человек 11 сентября съесть что-либо круглое, то весь год у него будет болеть голова. 

Народные названия дня – «Иван постный», «полетний», «полетовщик» ‒ отражают не только необходимость соблюдать пост, но и окончания лета и наступления осени. Последнее вылилось в распространенных приметах и присловьях:

Иван постный пришел, лето красное увел.

С постного Ивана не выходит мужик в поле без кафтана.

Иван Предтечи гонит птиц за море далече.

Иван постный – осени отец крестный.

 

Примечали, что:

•если к этому времени журавли полетели на юг, то зима будет ранней;

•скворцы не улетают в теплые края – к сухой осени;

•темными вечерами тянуться стаи грачей – к хорошей погоде.

С этого дня начинали убирать репу. Крестьяне справляли своеобразный «репной праздник». Помня о том, что день постный, они ничего не пили, не пели песен и не танцевали, но накрывали столы и угощали нищих.

К этому времени старались убрать коноплю: Если до Ивана постного не выберешь коноплю, то весь пост просидишь без масла. Стоит напомнить, что до середины XIX века на Руси не знали подсолнечника и растительное масло получали из семян конопли и льна. Его использовали в обычные и праздничные дни, а особенно много в период Великого поста.

На Ивана постного собирали коренья, веря, что они в этот день обладают особыми целебными свойствами. Ещё верили, что 11 сентября активизируется нечистая сила, по селениям могут ходить колдовки и что-то выпрашивать у жителей. Давать им ничего нельзя, иначе накличешь на свой дом беду.

 

goldring.ru

Нечистая, неведомая и крестная сила (Максимов)/Иван Постный — Викитека

[494]

Иван-постный

Под таким названием известен в народе день Усекновения главы Иоанна Крестителя (29 августа). Событие, которое в этот день вспоминает в своих молитвенных возношениях церковь, очень хорошо известно крестьянам, что, между прочим, видно из целой массы обычаев и правил, которые с удивительной строгостью соблюдаются в крестьянской среде. Цель всех этих обычаев состоит в том, чтобы не вызывать никаких воспоминаний о мученической кончине великого праведника и всячески избегать таких действий и поступков, которые напоминали бы это грустное событие. На этом основании считается непростительным грехом брать в руки что-нибудь острое — ножи, топоры и пр., так как это напоминает тот меч, которым отсекли голову Крестителю. Точно так же считается грехом есть в этот день круглые предметы: картофель, капусту, лук, яблоки и пр., так как форма этих предметов напоминает голову. Избегают есть и красные предметы (напр., арбузы) на том основании, что это напоминает кровь, а также не принято есть что-нибудь на блюде, чтобы не вызывать воспоминаний о том блюде, на котором лежала голова Крестителя.

Все эти правила соблюдаются чрезвычайно строго, [495]так что, если хозяйка забыла накануне нарезать хлеб, то в день Иоанна Крестителя хлеб будут уже ломать, а не резать, из опасения, чтобы на хлебе не выступила кровь, как немой укор нарушителям обычая. Для большей же крепости соблюдения этих правил, крестьяне повсюду верят, что нарушителей наказывает сам Иоанн, посылая неурожаи на плоды, а то так и просто отнимая руки и лишая языка. Хорошо зная суть события, которое вспоминается церковью 29 августа, крестьяне, тем не менее, путаются в подробностях земного жития Иоанна Крестителя. Они переделывают священную историю на свой лад, восполняя пробелы точного знания отчасти фантазией, отчасти теми картинками лубочного издания, которыми запрудил современную деревню Никольский рынок. Так, в Орловской губ. крестьяне убеждены, что Иоанн Креститель стал называться так только с того момента, когда сделался «крестным отцом» Иисуса Христа, — до этого же времени он назывался «ещё как-то». В той же Орловской губ. о святой жизни Иоанна рассказывают так: «Иоанн не ел хлеба, не пил вина и никак не ругался; весь он был в шерсти, как овца, и только после крещения шерсть с него свалилась». А о том, как Иоанн крестил народ, орловцы передают: «Кто приходил к Ивану креститься, он, первым долгом, бил того человека железным костылем, чтобы грехи отскочили, как пыль от платья, и потом уже крестил».

В Пензенской губ. крестьяне, передавая о кончине Иоанна, всегда присовокупляют, что голову Крестителя апостолы нашли в капусте, отчего, между прочим, и считается большим грехом ходить в этот день на огороды резать капусту, так как на ней, под ножом, [496]непременно выступят алые пятна крови (в некоторых местах крестьяне считают даже за правило обрывать в день Ивана листья капусты, так как капля крови с головы Крестителя, брошенной в огород, будто бы упала на капустный лист).

При таком трогательном и благоговейном почитании Крестителя Господня, крестьяне, само собою разумеется, проводят в строжайшем посте день, посвященный его священной памяти (отчего день этот и носит название Ивана-постного). Считается большим грехом даже есть рыбу (хотя и говорят, что на Ивана-постного рыбы в реках особенно много). Но в особенности непростительными считаются пьянство, песни и пляски. Первое потому, что Иоанн явил собой образец высокоподвижнической жизни и никогда не пил вина, — второе оттого, что песнями и плясками злая Иродиада добилась главы Иоанна. Кроме строгого поста, крестьяне, в день Иоанна Крестителя, считают своим долгом непременно побывать в церкви, где, между прочим, лица, страдающие головными болями, испрашивают себе у этого святого исцеление.

Все перечисленные особенности Иванова дня принадлежат к числу тех, которые можно наблюдать повсеместно в нашей деревенской Руси. Но есть и такие, которые усвоены не везде, а составляют исключительную принадлежность какой-нибудь одной, определенной местности, Так, напр., в Вологодской губ., день Ивана-постного называется иначе «репным праздником», так как до этого дня «заказано» есть репу, и засеянные ею полосы должны оставаться неприкосновенными, под страхом «срамного» наказания. Самое наказание это тоже представляет собою вологодскую особенность. Оно [497]состоит в том, что всякого, кого застанут в репище до Иванова дня, — будь это мужик, баба, парень или девка, — непременно разденут донага, обмотают на голове одежду и, в таком виде, проведут вдоль всей деревенской улицы. При этом желающим продоставляется даже право бить наказываемого, хотя на практике никто этим правом не пользуется, а все ограничиваются смехом и шутками.

ru.wikisource.org

XXXV. ИВАН-ПОСТНЫЙ. Крестная сила

XXXV. ИВАН-ПОСТНЫЙ

Под таким названием известен в народе день Усекновения главы Иоанна Крестителя (29 августа). Событие, которое в этот день вспоминает в своих молитвенных возношениях церковь, очень хорошо известно крестьянам, что, между прочим, видно из целой массы обычаев и правил, которые с удивительной строгостью соблюдаются в крестьянской среде. Цель всех этих обычаев состоит в том, чтобы не вызывать никаких воспоминаний о мученической кончине великого праведника и всячески избегать таких действий и поступков, которые напоминали бы это грустное событие. На этом основании считается непростительным грехом брать в руки что-нибудь острое — ножи, топоры и пр., так как это напоминает тот меч, которым отсекли голову Крестителю. Точно так же считается грехом есть в этот день круглые предметы: картофель, капусту, лук, яблоки и пр., так как форма этих предметов напоминает голову. Избегают есть и красные предметы (напр., арбузы) на том основании, что это напоминает кровь, а также не принято есть что-нибудь на блюде, чтобы не вызывать воспоминаний о том блюде, на. котором лежала голова Крестителя.

Все эти правила соблюдаются чрезвычайно строго, так что, если хозяйка забыла накануне нарезать хлеб, то в день Иоанна Крестителя хлеб будут уже ломать, а не резать, из опасения, чтобы на хлебе не выступила кровь, как немой укор нарушителям обычая. Для большей же крепости соблюдения этих правил, крестьяне повсюду верят, что нарушителей наказывает сам Иоанн, посылая неурожаи на плоды, а то так и просто отнимая руки и лишая языка. Хорошо зная суть события, которое вспоминается церковью 29 августа, крестьяне, тем не менее, путаются в подробностях земного жития Иоанна Крестителя. Они переделывают священную историю на свой лад, восполняя пробелы точного знания отчасти фантазией, отчасти теми картинками лубочного издания, которыми запрудил современную деревню Никольский рынок. Так, в Орловской губ. крестьяне убеждены, что Иоанн Креститель стал называться так только с того момента, когда сделался «крестным отцом» Иисуса Христа, — до этого же времени он назывался «еще как-то*. В той же Орловской губ. о святой жизни Иоанна рассказывают так: «Иоанн не ел хлеба, не пил вина и никак не ругался; весь он был в шерсти, как овца, и только после крещения шерсть с него свалилась». А о том, как Иоанн крестил народ, орловцы передают: «Кто приходил к Ивану креститься, он, первым долгом, бил того человека железным костылем, чтобы грехи отскочили, как пыль от платья, и потом уже крестил».

В Пензенской губ. крестьяне, передавая о кончине Иоанна, всегда присовокупляют, что голову Крестителя апостолы нашли в капусте, отчего, между прочим, и считается большим грехом ходить в этот день на огороды резать капусту, так как на ней, под ножом, непременно выступят алые пятна крови (в некоторых местах крестьяне считают даже за правило обрывать в день Ивана листья капусты, так как капля крови с головы Крестителя, брошенной в огород, будто бы упала на капустный лист).

При таком трогательном и благоговейном почитании Крестителя Господня, крестьяне, само собою разумеется, проводят в строжайшем посте день, посвященный его священной памяти (отчего день этот и носит название Ивана-постного). Считается большим грехом даже есть рыбу (хотя и говорят, что на Ивана-постного рыбы в реках особенно много). Но в особенности непростительными считаются пьянство, песни и пляски. Первое потому, что Иоанн явил собой образец высокоподвижнической жизни и никогда не пил вина, — второе оттого, что песнями и плясками злая Иродиада добилась главы Иоанна. Кроме строгого поста, крестьяне, в день Иоанна Крестителя, считают своим долгом непременно побывать в церкви, где, между прочим, лица, страдающие головными болями, испрашивают себе у этого святого исцеление.

Все перечисленные особенности Иванова дня принадлежат к числу тех, которые можно наблюдать повсеместно в нашей деревенской Руси. Но есть и такие, которые усвоены не везде, а составляют исключительную принадлежность какой-нибудь одной, определенной местности, Так, напр., в Вологодской губ., день Ивана-постного называется иначе «репным праздником», так как до этого дня «заказано» есть репу, и засеянные ею полосы должны оставаться неприкосновенными, под страхом «срамного» наказания. Самое наказание это тоже представляет собою вологодскую особенность. Оно состоит в том, что всякого, кого застанут в репище до Иванова дня, — будь это мужик, баба, парень или девка, — непременно разденут донага, обмотают на голове одежду и, в таком виде, проведут вдоль всей деревенской улицы. При этом желающим продоставляется даже право бить наказываемого, хотя на практике никто этим правом не пользуется, а все ограничиваются смехом и шутками.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

culture.wikireading.ru

Иван Постный ✵ Приметы, обычаи и традиции 11 сентября 2016 года

11 сентября (29 августа по старому стилю) православная церковь отмечает Усекновение главы Иоанна Предтечи. В этот праздник установлен строгий однодневный пост, поэтому в народе этот день называли Иван Постный. Были у него и другие названия — Головосек, Репный праздник, Полетовщик, Полеток, Пролеток.

Для крестьян этот день традиционно был днем начала осени. В народе по этому поводу говорили так: «С Иван-поста мужик осень встречает, баба свое — бабье лето начинает» и «Иван Постный — осени отец крестный».

В этот день старались не работать, так как строгий пост подрывал силы. Кроме того, основные полевые работы к этому дню все равно заканчивались, а после поста наступало время приготовления заготовок на зиму, осенних ярмарок и торгов. Но именно с этого дня начинали убирать репу, потому и называли его Репным праздником.

С днем Ивана Постного было связано множество поверий. Так, старались на стол не ставить круглую посуду, так как голову Иоанна Предтечи, по преданию, принесли иудейской царевне Саломее на блюде. Также не ели овощи и фрукты круглой формы, не использовали режущие предметы — все это напоминало об убийстве Иоанна Крестителя. Даже овощи подавали на стол целиком, а хлеб ломали руками. Во многих регионах в этот день запрещалось петь и плясать.

Иоанн Предтеча был известен в народе не только как Креститель, но и как помощник в лечении болезней глаз, о чем и молились ему в этот день. Именно Иоанн считается ближайшим предшественником Христа. Он не только смог предсказать его появление, но также и крестил самого Иисуса в водах реки Иордан, когда тот встретился с ним впервые. В Евангелии от Матвея написано о том, что Иоанн Предтеча погиб мученической смертью.

Во времени его жития страной правил Ирод Антипа, у которого была супруга, но при этом он оставил ее, убил собственного брата и забрал у него жену, с которой и стал сожительствовать. Иоанн постоянно укорял Ирода, чем вызвал гнев его любовницы Ироиады. Сам же Ирод Антипа очень любил Иоанна и прощал ему смелые речи. Однако Ироиада сразу возненавидела Иоанна и поклялась погубить его. Однажды Ироиада уговорила свою дочь по имени Саломея исполнить танец перед Иродом, а затем попросить голову Иоанна в качестве награды.

Ирод не смог отказать Саломее, и Иоанну отсекли голову. При этом, даже отрубленная голова продолжала изобличать Ироиаду. Когда же Иоанн умер, то Ироиада запретила хоронить голову вместе с телом, а долго хранила ее в покоях. Бог вскоре наказал всех участников этой истории. Так, Саломее тоже отрезало голову льдиной, а Ироиаду и Ирода поглотила разверзшаяся земля. Именно по той причине, что Иоанну отсекли голову, 11 сентября нельзя есть ничего, что имеет круглую форму. Кроме того, 11 сентября поминают всех воинов, которые ранее погибли в сражениях и битвах. Обязательно одаривали нищих и обездоленных людей, угощали их едой.

Считается, что Иван Постный — это своеобразный рубеж в проведении работ. Так 11 сентября, в поле уже не выходили, но занимались приготовлением разносолов. Также 11 сентября открывались осенние ярмарки и торги. Говорили, что именно изобилие еды делало соблюдение поста очень сложным.

Также 11 сентября отмечали день Куприяна. Начинали копать картофель, убирать свеклу и морковь. Говорили, что именно в Куприянов день — 11 сентября — журавли собираются на болотах и рассуждают, куда и каким путем им отправиться в теплые края.

Народные приметы 11 сентября, Иван Постный

  • Если на Ивана журавли на юг улетели, то зима, по приметам, ранней будет.
  • Лебедя увидеть в небе — к снегу, а гуся — к дождю.

www.fatelines.net

"От переедания до аскетизма — как на Руси постничали"

О разнообразии постного стола времён Пушкина и Гоголя писали многие мемуаристы, в том числе Василий Селиванов, сын уездного предводителя дворянства и графини Рехенберг, ставший впоследствии губернским гласным, председателем училищного совета и членом уездного по крестьянским делам присутствия, а вошедшим в историю благодаря своим литературным описаниям быта помещиков того времени.

"Пост в нашем доме соблюдался строго, но по обычаю тогдашнего времени великопостный стол представлял страшное обилие яств.

Дело в том, что при заказывании великопостного обеда имелось в виду угождение вкусам, кто чего пожелает; а вследствие этого собранный для обеда стол, кроме обыденных мисок, соусников и блюд, весь устанавливался горшками и горшочками разных величин и видов: чего хочешь, того просишь!"

Став общественно-активным чиновником Зарайского уезда, дожившим до отмены крепостного права в России, Селиванов был одним из первых, кто радел об ограничении бытового пьянства в народе и в особенности настойчиво, но безуспешно хлопотал об уничтожении телесных наказаний крестьян. Однако за одним столом с ними не постничал и свой вспоминает так:

Вот кашица из манных круп с грибами, вот горячее, рекомое оберточки, в виде пирожков, свёрнутых из капустных листов, начинённых грибами, чтобы не расползлись, сшитых нитками и сваренных в маковом соку. Вот ушки и гороховая лапша, и гороховый суп, и горох просто сваренный, и гороховый кисель, и горох, протёртый сквозь решето. Каша гречневая, полбяная и пшённая; щи или борщ с грибами и картофель варёный, жареный, печёный, в винегрете убранном и в винегрете сборном, и в виде котлет под соусом. Масло ореховое, маковое, конопляное, и всё своё, домашнее, и ничего купленного. Всех постных яств и не припомнишь, и не перечтёшь".

Конечно, крестьянский постный стол того времени был менее обилен и изыскан, но та же гречневая крупа и грибы всегда имелись в закромах. С ними варили постные щи, пекли пироги, а любимым и непременным блюдом поста была гречневая каша с белыми грибами.

Фото шеф-повара ресторана "Ветерок" компании Novikov Group Руслана Муталиева 

Как приготовить это блюдо, знает любая домохозяйка, потому что грибы и всевозможные способы их приготовления хранятся не только в кулинарных рецептах наших бабушек, а в крови, на уровне генетической памяти.

"Смейтесь над грибами, вся Россия объедается грибами в разных видах — и жареных, и варёных, и сушёных. Мужики ими наживаются, и в необразованной Москве рынки завалены сушеными трюфелями. Я смерть люблю грибы, жаренные на сковороде", — пишет в автобиографических записках фрейлина императорского двора Александра Смирнова-Россет, подруга Пушкина, Жуковского, Лермонтова, а впоследствии и Гоголя.

Над любовью к грибам шутили и другие современники:

Лиодор всегда любил хорошенько покушать и всякой день постоянно в 8 часов утра завтракал. Он любил бифштекс, любил яичницу, любил телячьи котлеты, но всего более любил грибы! Он готов был есть их во всякое время, даже после обеда, даже после ужина".

Немудрено, что в результате этой необузданной страсти герой повести Павла Яковлева "Ераст Чертополохов" погибает от их переедания.

Дабы поберечь ваше здоровье, мы не будем сегодня давать рецепта с грибами, благо уже писали о гречневой каше с ними в статье "Лесная говядинка от Ивана Шмелева", а расскажем о другом постном блюде, которое приготовит шеф-повар ресторана "Ветерок" компании Novikov Group Руслан Муталиев.

Шеф-повар ресторана "Ветерок" компании Novikov Group Руслан Муталиев. Фото: Руслана Муталиева

"Уж така ли благочестива, уж такой ли правильной жизни была купчиха, что просто умиленье! (...) И так это благочестиво ест, что даже страшно. Поест, поест, вздохнёт и снова ест", — пишет Степан Писахов, русский художник, писатель и этнограф в своём коротком юмористическом рассказе "Как купчиха постничала".

В посту не ели ни молочного, ни мясного, а кто строго постил, тот рыбного не ел. А купчиха постилась из всех сил — она и чаю не пила и сахару ни колотого, ни пиленого не ела, ела же сахар особенный — постный, вроде конфет. (...) Пока кипяточек пила, и завтрак поспел, съела купчиха капусты солёной тарелочку, редьки тёртой тарелочку, грибочков мелких рыжичков тарелочку, огурчиков солёных десяточек, запила всё квасом белым".

Отец писателя, Год Пейсах, мещанин Шкловского общества Могилёвской губернии, по достижении взрослого возраста крестился в православие и стал Григорием Писаховым, а мать была из старообрядческой веры. Мальчика пытались приучить к ювелирным и гравёрным делам, но он тянулся к живописи, что не нравилось практичному отцу: "Будь сапожником, доктором, учителем, будь человеком нужным, а без художника люди проживут". Чтение в доме тоже преследовалось, но Степан забирался под кровать с книгой и впоследствии стал изумительным сказочником и сатириком.

Время не стоит, оно к полудню пришло. Обедать пора. Обед весь постный-постный! На первое жиденька овсянка с луком, грибовница с крупой, лукова похлёбка. На второе грузди жарены, брюква печёная, солоники — сочни-сгибни с солью, каша с морковью и шесть других разных каш с разным вареньем и три киселя: кисель квасной, кисель гороховой, кисель малиновой. Заела всё варёной черникой с изюмом. (...) А время идёт да идёт. За послеобеденным кипяточком с клюквой да с пастилой и паужне черёд пришёл. Вздохнула купчиха, да ничего не поделать — постничать надо! Поела гороху мочёного с хреном, брусники с толокном, брюквы пареной, тюри мучной, мочёными яблоками с мелкими грушами в квасу заела. Ежели неблагочестивому человеку, то эдакого поста не выдержать — лопнет".

А тут и ужин подали, и купчиха наша не сдержалась, съела рыбки, "лешшика фунтов на девять", и стали ей тут же мерещиться лещи по углам, машущие хвостами, что аж доктора позвали. Пришёл он, просмотрел и сказал:

— Первый раз вижу, что до белой горячки объелась.

"Дело-то понятно: доктора образованны и в благочестивых делах ничего не понимают".

Чтобы с вами не произошло ничего подобного, а также вспоминая поговорку "лучше не доесть, чем переесть", тем более в Великий пост, мы и будем готовить только одно и весьма аскетичное блюдо крестьянского стола — драники, которые очень любил Гоголь и абсолютно все вышеперечисленные авторы, к сожалению, не написавшие о них с той вкусностью, которая досталась грибам и постному столу купчихи.

Хотя оно и понятно — блюдо вышло из низов и считалось зазорным на богатом столе, а рецепт его настолько прост, что литературно "неинтересен", с чем я лично не очень-то согласна.

Картофельные драники, они же в зависимости от частей России оладьи, какорки, теруны, терунцы, терунки, дёрики, а в простонародье ещё и деруны, — блюдо хоть и начала XIX века, согласно первым упоминаниям в литературе и отсылке к немецкому блюду Kartoffelpuffer (картофельные оладьи), но всё-таки чуть древней.

Появилось на Руси и восточных её территориях (например, нынешней Белоруссии и Украины) практически сразу после Петра Первого, завёзшего картофель из Европы. Изначально все блюда из "заморского овоща" присутствовали только на царском столе, поскольку он был необычайно дорог, а также незнаком и непонятен.

Фаворитки и фрейлины царского двора втыкали цветки картофеля в шляпки, а луковицы голландских тюльпанов ели. Когда два невежества поменялись местами, картофель стали есть в варёном, тушёном и жареном виде. А идея его "драть", то есть тереть, и добавлять другие ингредиенты для сытности пришла в голову только крестьянам.

Изначально в картофельные драники добавляли муку, яйцо, лук и чеснок. Впоследствии вариантов стало больше: муку заменяли на крахмал, репчатый лук — на шалот и порей. Не скупились и на свежие травы с пряностями. Способы подачи блюда тоже со временем изменились, став более эстетичными.

Фантазии и вариации на тему — полностью на вас, а с нас — классические постные пропорции и современная подача картофельных драников. Приятного аппетита!

Фото шеф-повара ресторана "Ветерок" компании Novikov Group Руслана Муталиева 

Драники

Картофель очищенный — 250 г
Соль — 7 г
Зелёный лук — пучок
Растительное масло — 70 г
Свежая зелень для украшения

Приготовление:

Очищенный картофель натираем на крупной тёрке, солим. Мелко режем зелёный лук и смешиваем его с картофелем. На сковороде нагреваем растительное масло, в виде шарика выкладываем картофельную смесь, разминаем по сковороде. Обжариваем до золотистой корочки, переворачиваем и обжариваем со второй стороны.

Режем порционно и украшаем нарезанной зеленью. 

tsargrad.tv

Постные баранки (Иван Шмелёв. «Лето Господне»)

Всё-таки есть особая прелесть в следовании календарю. В соблюдении ритуалов. В том, чтобы прислушиваться к себе и окружающему миру сообразно тому, какое положение Земля занимает относительно Солнца. Действовать в соответствии с годовым планом, как и многие поколения до тебя. Для меня тут нет принципиальной разницы между христианскими и языческими традициями. Что Самайн-Бельтайн и иже с ними, что годовой круг православных праздников — структурообразующая роль в жизни простого человека у них, в принципе, одна. А я по-своему сочувствую всем. Но, если говорить о православном календаре, кажется, никто не описал годовой круг лучше, чем Иван Сергеевич Шмелёв. Вместе со всеми сопутствующими ритуалами и — далеко не в последнюю очередь! — кулинарной составляющей каждой значимой календарной вехи.

От «масленицы» нигде ни крошки, чтобы и духу не было. Даже заливную осетрину отдали вчера на кухню. В буфете остались самые расхожие тарелки, с бурыми пятнышками-щербинками, — великопостные. В передней стоят миски с желтыми солеными огурцами, с воткнутыми в них зонтичками укропа, и с рубленой капустой, кислой, густо посыпанной анисом, — такая прелесть. Я хватаю щепотками, — как хрустит! И даю себе слово не скоромиться во весь пост. Зачем скоромное, которое губит душу, если и без того все вкусно? Будут варить компот, делать картофельные котлеты с черносливом и шепталой, горох, маковый хлеб с красивыми завитушками из сахарного мака, розовые баранки, «кресты» на Крестопоклонной… мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар — лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва… А жареная гречневая каша с луком, запить кваском! А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам… а кутья с мармеладом в первую субботу, какое-то «коливо»! А миндальное молоко с белым киселем, а киселек клюквенный с ванилью, а… великая кулебяка на Благовещение, с вязигой, с осетринкой! А калья, необыкновенная калья, с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками… а моченые яблоки по воскресеньям, а талая, сладкая-сладкая «рязань»… а «грешники», с конопляным маслом, с хрустящей корочкой, с теплою пустотой внутри!.. Неужели и т а м, куда все уходят из этой жизни, будет такое постное! И почему все такие скучные? Ведь все — другое, и много, так много радостного. Сегодня привезут первый лед и начнут набивать подвалы, — весь двор завалят. Поедем на «постный рынок», где стон стоит, великий грибной рынок, где я никогда не был…

«Лето Господне» Шмелёва — это книга, читать которую очень сладко и больно одновременно. Это обширное полотно, необъятная картина страны, которую мы потеряли. Точнее, лишь маленький её кусочек. Огромный монолит традиций, обычаев, обрядов и, конечно, культура еды — многослойная, сложносочинённая, складывавшаяся и нарабатывавшаяся веками… Это всё наше, исконное, родное, до сих пор хранящееся где-то в глубинах генетической памяти — и куда оно делось? Кануло в небытие и, по сути, забвение, если не брать в расчёт узкую категорию людей, интересующихся предметом.

Б. Кустодиев. «Ярмарка в деревне»

Может показаться, что всему виной революция, «мы наш, мы новый мир построим», государственный курс на прагматизацию еды. Во многом это, конечно, так. В связи с этим мне всегда вспоминается диалог из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова:

— А как у вас с такими… с кабачками в азиатском роде, знаете, с тимпанами и флейтами? — нетерпеливо спросил великий комбинатор.
— Изжили, — равнодушно ответил юноша, — давно уже надо было истребить эту заразу, рассадник эпидемий. Весною как раз последний вертеп придушили. Назывался «Под луной».
— Придушили? — ахнул Корейко.
— Честное слово. Но зато открыта фабрика-кухня. Европейский стол. Механическое хлебопечение. Тарелки моются и сушатся при помощи электричества. Кривая желудочных заболеваний резко пошла вниз.
— Что делается! — воскликнул великий комбинатор, закрывая лицо руками.
…В большом зале фабрики-кухни, среди кафельных стен, под ленточными мухоморами, свисавшими с потолка, путешественники ели перловый суп и маленькие коричневые биточки. Остап осведомился насчет вина, но получил восторженный ответ, что недавно недалеко от города открыт источник минеральной воды, превосходящей своими вкусовыми данными прославленный нарзан. В доказательство была потребована бутылка новой воды и распита при гробовом молчании.

Безусловно, необходимость максимально эффективно накормить массы сыграла свою роль в трансформации русской кухни. К тому же существенный пласт общества, описанный у Шмелёва, просто перестал существовать, а ведь он был важнейшим носителем национальных традиций. Но не все национальные блюда резко претерпели изменения. Многие продолжали существовать ещё не одно десятилетие и сдались скорее под напором индустриализации, нежели по каким-то политическим причинам. Помните, шведский селёдочный салат? Вплоть до 60-70-х годов очень похожее блюдо существовало и в СССР, а потом превратилось в «селёдку под шубой» — когда производство майонеза вышло на промышленный уровень, и он стал доступным и  популярным продуктом.

С этой точки зрения интересно проследить и судьбу баранок. Баранка — штука предельно скромная, её никак не назовёшь символом империализма, а потому революция прошла для неё практически незаметно. Значительная часть былого разнообразия сохранилась и в новых реалиях.

У Шмелёва в Великий пост баранка доминирует над всеми прочими гастрономическими радостями. Это маленькое удовольствие, доступное каждому, независимо от социального статуса. А уж сколько разных видов баранок предлагается — диву даёшься!

Трещат баранки. Сайки, баранки, сушки… калужские, боровские, жиздринские, — сахарные, розовые, горчичные, с анисом — с тмином, с сольцой и маком… переславские бублики, витушки, подковки, жавороночки… хлеб лимонный, маковый, с шафраном, ситный весовой с изюмцем, пеклеванный…
Везде — баранка. Высоко, в бунтах. Манит с шестов на солнце, висит подборами, гроздями. Роются голуби в баранках, выклевывают серединки, склевывают мачок. Мы видим нашего Мурашу, борода в лопату, в мучной поддевке. На шее ожерелка из баранок. Высоко, в баранках, сидит его сынишка, ногой болтает.
— Во, пост-то!.. — весело кричит Мураша, — пошла бараночка, семой возок гоню!
— Сбитню, с бараночками… сбитню, угощу кого…
Ходят в хомутах-баранках, пощелкивают сушкой, потрескивают вязки. Пахнет тепло мочалой.
— Ешь, Москва, не жалко!..

Советскому читателю многообразие баранок должно быть знакомо по другому литературному произведению — сказке Валентина Катаева «Цветик-семицветик». Она была написана в 1940 году, и в ней упоминаются четыре популярные разновидности: баранки тминные, маковые, сахарные и розовые. Те же, что радовали постящихся до революции.

Жила девочка Женя. Однажды послала её мама в магазин за баранками. Купила Женя семь баранок: две баранки с тмином для папы, две баранки с маком для мамы, две баранки с сахаром для себя и одну маленькую розовую баранку для братика Павлика.

Сейчас эта классификация нам уже непонятна. Но разобраться, почему эти изделия перестали производиться, несложно.

Любопытный документ эпохи — книга «350 сортов хлебо-булочных изделий», вышедшая в том же 1940 году, что и «Цветик-семицветик». Это сборник производственных рецептур со всеми необходимыми пояснениями. Книга вообще очень познавательная и расширяющая кругозор. Даже скудные чёрно-белые иллюстрации в конце удивляют: думаю, мало кто из ныне живущих помнит все эти виды хлеба и булочек. Книга лежит в Сети в свободном доступе, так что, кому любопытно, можете тоже полистать (например, тут).

Сегодня нас в первую очередь интересует раздел «Баранки и сушки». В нём 53 наименования, из них конкретно «баранок» — 25. Список впечатляет!

Раздел открывается подробным описанием технологического процесса. Об основных его этапах мы ещё поговорим, но в рамках рассуждений о судьбе баранки меня заинтересовало следующее замечание:

Бараночные изделия вырабатываются, главным образом, кустарным способом. В настоящее время и это производство начинает механизироваться, внедряются машины натирочные, жгутовые и штамповочные.

Вот, кажется, и ответ на вопрос, почему исчезло былое разнообразие (по крайней мере, один из значимых факторов). Покуда баранки лепились вручную, несложно было одновременно производить изделия любых параметров. Например, толстовские баранки — диаметром 20 см! Но механизация производства набирала обороты и вела, в частности, к унификации. Хотя использованию разных вкусовых добавок она, наверное, не мешала — тут сыграл роль какой-то другой фактор.

Машков Илья Иванович. «Снедь московская. Хлебы.» (1924)

В «Книге о вкусной и здоровой пище» от 1954 года есть любопытная обобщающая информация о баранках и родственной им выпечке:

БАРАНКИ, БУБЛИКИ, СУШКИ
В простых баранках сахара всего 1%, в сахарных до 15%, а в сдобных сахара 8% и жиров 8%. Выпекают еще баранки розовые (их окрашивают кармином или шафраном), фруктовые (в тесто добавляют фруктовые эссенции и ароматические вещества), а также очень вкусные баранки с тмином, с маком. Бублики пекут из менее крутого теста, чем баранки. Бублики крупнее баранок, их кольца толще, у них относительно большая влажность (до 25%). На 1 кг приходится до 20 бубликов, от 25 до 50 баранок и до 250 сушек. Сушки отличаются от других бараночных изделий наименьшей влажностью (до 12%), а также очень малыми размерами (толщина кольца 0,3-0,9 см). Сушки выпекают из малокислого и очень крутого теста с добавлением в отдельные сорта до 20% сахара.

Сегодня в московских магазинах встречается несколько видов баранок: простые/молочные/ванильные, горчичные и маковые. В горчичные, как и в былые времена, добавляется горчичное масло, в маковые — мак. Стоит сказать пару слов о тех баранках, которых нам так просто уже не попробовать: из упоминаемых в литературе это тминные, розовые и сахарные.

В старом мультфильме «Цветик-семицветик» разные баранки не сильно отличаются друг от друга визуально.

Простые баранки, по книге «350 сортов хлебо-булочных изделий», — это мука, дрожжи, вода, сахар, соль и растительное масло. Причём на килограмм муки всего 1,5 г масла, а сахара —20 г, что тоже немного.

В сахарных баранках появляется ещё маргарин, а количество сахара увеличивается почти в четыре раза — отсюда и название.

Тминные баранки — прямой аналог маковых, только вместо мака используется тмин.

Розовые баранки на слух самые загадочные. Тесто для них действительно окрашивали в бледно-розовый цвет, но главное — ароматизировали. До революции, если я не ошибаюсь, в качестве ароматизатора использовалась розовая вода. В книге 1940 года рецептура розовых баранок содержит вместо неё гераниевое масло. Вообще, практически все интригующие баранки: миндальные, лимонные, шоколадные — просто содержат соответствующий ароматизатор.

Перед парадным чаем с душистыми «розовыми» баранками, нам с Горкиным наливают по стаканчику «теплотцы», — сладкого вина-кагорцу с кипяточком, мы вкушаем заздравные просвирки и запиваем настояще-церковной «теплотцой». Чай пьем по-праздничному, с миндальным молоком и розовыми сладкими баранками, не круглыми, а как длинная петелька, от которых чуть пахнет миром, — особенный чай, священный. И все называют нас уважительно: причастники.

Что касается классификации «баранки — бублики — сушки», тут всё не так просто. Ну, сушки от прочих отличаются очевидно: в них и правда меньше всего воды, и в готовом виде они хрустят. А вот баранки и бублики могут быть очень похожи. «Книга о вкусной и здоровой пище» утверждает, что тесто для бубликов более влажное, мягкое, но, если смотреть исторические рецептуры, это далеко не всегда так. На размер тоже ориентироваться не стоит — двадцатисантиметровые толстовские баранки тому пример. А есть ещё рахаи — диаметром 25 см! Что действительно принципиально, так это толщина жгута, из которого сворачивается изделие. Для баранок это не больше 18 мм. Бублики, соответственно, толще (но не больше 32 мм).

Чем бараночное тесто (так обобщённо называют любое тесто для баранок, бубликов или сушек) принципиально отличается от прочих видов хлебобулочных изделий? Своей консистенцией. Оно очень крутое. Нет, правда, очень! (Мы говорим об историческом варианте, сейчас-то чего только не встретишь). При замесе бараночного теста задача состоит в том, чтобы ввести в него максимально возможное количество муки.

Сам процесс замеса традиционно называется набивкой — и это неспроста. Если неукоснительно следовать рецептурам, не имея при этом специального оборудования, задача может оказаться непосильной. Мне, например, пришлось ввести в тесто дополнительные 70 г воды — иначе оно никак не хотело сходиться. Не исключено, впрочем, что и влагоёмкость муки с 40-х годов заметно изменилась.

Следующий после набивки этап — натирка. Это то, что в случае с более податливыми сортами теста было бы вымешиванием, но суть одна: путём интенсивного механического воздействия придать тесту большую эластичность. В ту пору, когда баранки ещё изготавливались кустарным методом, натирку осуществляли при помощи специальных натирочных ножей: ими многократно надрезали тесто, что в конце концов давало желаемую однородность и гладкость. На смену этой технологии пришла другая, механическая: бараночное тесто многократно прокатывают между вальцами. Такой подход можно сымитировать в домашних условиях при помощи скалки, что я и предпочла сделать.

Важный момент: в отличие от прочих печёных изделий, бублики, баранки и сушки перед выпечкой «обвариваются» в кипятке с добавлением патоки или аналогичного сиропа. Это придаёт им характерный блеск. Кипяток не должен быть крутым — максимум 90 °C.

Ещё один нюанс, о котором стоит сказать: исторические баранки готовятся на притворе — специальной закваске, которую нужно ещё сначала вывести. Делается это в два этапа, если в арсенале нет выведенной ранее хлебной закваски. Я обошлась без закваски — ограничилась опарной технологией при использовании инстантных дрожжей. Хотя бы поэтому мой рецепт не претендует на звание аутентичного, но я постаралась приблизиться к таковому, как могла. В любом случае, вряд ли кто-то решился бы готовить что-то более сложное, чем у меня в итоге получилось. Да и по поводу популярности текущего рецепта я иллюзий не питаю, но мне было интересно попробовать самой.

Мои баранки получились крупнее, чем предписывает книга «350 сортов хлебо-булочных изделий»: должны быть по 25-28 г, у меня все 40-45 г в готовом виде. Но, в целом, близки к тем, что сегодня продают в магазинах.

На этапе подготовки я, конечно, изучила опыт «старших товарищей». Мой рецепт обязан своим существованием трём источникам.

  1. Состав — это практически рецептура сахарных баранок из «350 сортов хлебо-булочных изделий». Я только заменила маргарин растительным маслом (в контексте дореволюционных баранок оно показалось мне более уместным) и добавила немного воды.
  2. За опарную технологию приготовления теста спасибо хлебному гуру из ЖЖ crucide, и конкретно этому посту про украинские бублики.
  3. Идею с натиркой при помощи скалки, а также ряд полезных уточнений почерпнула тут.

Прежде чем перейти к рецепту, хочу резюмировать свой опыт.

  • Усилий здесь, конечно, требуется больше, чем в большинстве «околобулочных» рецептов. Но, если вы планируете провести какой-то день дома, за этот день можно не спеша со всем управиться (с большими перерывами на созревание опары и теста).
  • «Натирка» теста требует определённых физических усилий, но звучит это страшнее, чем выглядит в жизни. В конце концов, чтобы облегчить себе задачу, можно добавить побольше воды на этапе замеса.
  • В целом, если вы живёте в России, купить готовые баранки, конечно, гораздо проще.
  • Вкус мне понравился больше, чем у современных магазинных, но, возможно, дело в том, что я взяла за основу рецепт сахарных баранок — они заметно слаще, чем простые. По текстуре мои баранки чуть плотнее магазинных, но это зависит ещё от того, какие попадутся в магазине (я большой эксперт, у меня ребёнок их уважает).

Валит из самовара пар, валит и изо ртов, клубами: хлопают кипяток. Отец макает бараночку, Горкин потягивает с блюдца, почмокивает сладко.

 

Сахарные баранки с маком

Ингредиенты

Опара:

  • 85 г муки
  • 1,5 г (¼ + ⅛ ч. л.) быстродействующих дрожжей
  • 130 г воды

Тесто:

  • Вся опара
  • 415 г муки
  • 0,5 г (⅛ ч. л.) быстродействующих дрожжей
  • сахара
  • соли
  • 25 г растительного масла
  • 70 г воды

Дополнительно:

  • 1 ст. л. патоки, глюкозного сиропа или мёда
  • Мак на посыпку

На всякий случай напоминаю, что при работе с тестом важна точность. Если у вас нет кухонных весов, вот тут можно перевести граммы в миллилитры.

Приготовление

  1. Смешать все ингредиенты для опары в миске, затянуть миску пищевой плёнкой. Поставить созревать 3 часа при 30 °C (на батарею, под обогреватель, рядом с включённой плитой и т. п.).
  2. Зрелую опару смешать со всеми остальными ингредиентами и замесить тесто. Воды добавлять ровно столько, сколько нужно, чтобы получилось очень крутое тесто. Это если делать исторически «правильные» баранки — для более мягких можно побольше.
  3. Выложить тесто на стол, и, если оно получилось таким плотным, как предполагается, «вымесить» его при помощи скалки. Раскатать в пласт, свернуть втрое, раскатать ещё раз и т. д. Продолжать в течение 20 минут или пока тесто не станет совершенно однородным и заметно более эластичным, чем оно было вначале.
  4. Раскатать тесто в прямоугольник с короткой стороной около 15 см. Сложить пополам, поместить в миску, накрыть пищевой плёнкой и оставить выбраживаться в умеренном тепле (~24 °C) 2 часа. Такое плотное тесто, увеличивается в объёме не слишком сильно — это нормально.
  5. Выложить тесто на стол, развернуть сложенный пласт и нарезать вдоль узкой стороны на 16 полосок, весом примерно по 50 г. Из каждой полоски скатать жгут длиной 15-20 см, накрыть влажным полотенцем (такое тесто быстро подсыхает, а это нам ни к чему) и оставить на 15 минут. 
  6. Разогреть духовку до 240 °C. Вскипятить воду в большой кастрюле с добавлением патоки, сиропа глюкозы или мёда (1 ст. л. на 4 л воды). До сильного кипения доводить не нужно, только до мелких пузырьков: температура «обварки» баранок — 80-90 °C.
  7. Соединить концы каждого жгута и хорошо запечатать, формируя баранки. При необходимости для лучшего склеивания можно чуть-чуть смачивать их водой (но не переборщить, а то эффект будет противоположный). Сформированные баранки оставить на столе под влажным полотенцем ещё на 5-15 минут. 
  8. Проверить температуру воды (она должна быть в диапазоне 80-90 °C), при необходимости чуть подогреть. Опустить в воду баранки (если кастрюля большая и широкая, можно все сразу). Дождаться, пока всплывут, подождать ещё минуту и выловить их шумовкой. Дать стечь воде и выложить на противень, застеленный бумагой для выпечки. Посыпать маком, пока они ещё достаточно влажные (у меня баранки успели подсохнуть, и мак не закрепился на них как следует). 
  9. Выпекать при 240 °C 15-20 минут, при необходимости развернуть противень в середине выпечки, чтобы румянились равномернее. Последние несколько минут внимательно следить за цветом баранок: приятную румяность отделяет от подгорелости совсем немного времени.

Вынуть, охладить и сразу же дегустировать! То, что не съестся в первый присест, обязательно упаковать герметично, так как подсыхают баранки быстро.

У Муравлятникова пылают печи. В проволочное окошко видно, как вываливают на белый широкий стол поджаристые баранки из корзины, из печи только. Мальчишки длинными иглами с мочальными хвостами ловко подхватывают их в вязочки.
— Эй, Мураша… давай-ко ты нам с ним горячих вязочку… с пылу, с жару, на грош пару! Сам Муравлятников, борода в лопату, приподнимает сетку и подает мне первую вязочку горячих.
— С Великим Постом, кушайте, сударь, на здоровьице… самое наше постное угощенье — бараночки-с.
Я радостно прижимаю горячую вязочку к груди, у шеи. Пышет печеным жаром, баранками, мочалой теплой. Прикладываю щеки — жжется. Хрустят, горячие. А завтра будет чудесный день! И потом, и еще потом, много-много, — и все чудесные.

readandeat.ru


Смотрите также