Иконография успения пресвятой богородицы


Иконография Успения Богородицы: что в ней есть и чего в ней нет

Иконография праздника Успения Пресвятой Богородицы не имеет, в отличие от большинства двунадесятых праздников, основы в Священном Писании. Все события, связанные со смертью, воскрешением и последующим вознесением Богородицы основаны на апокрифических сказаниях, которые, впрочем, не противоречат православному вероучению. И, как это часто бывает, из всей доступной информации Церковь сама отбирает то, что наиболее соответствует ее Преданию и отсекает все лишнее. Точно так же обстоит дело и с иконографией.

Миниатюра из Евангелия императора Никифора II Фоки. XI в.

Композиция иконы Успения разделена мысленной горизонтальной линией на две смысловые части. В нижней присутствует тело умершей Божией Матери на смертном ложе, окруженное скорбящими апостолами. В верхней же, присутствует Христос с душой Своей Пречистой Матери на руках, окруженный торжествующими ангелами. Внизу – земная скорбь, вверху – радость будущего века. Именно так – снизу вверх — мы и попытаемся рассмотреть и «прочитать» икону Успения.

Я не ставил перед собой задачу рассмотрения всех вариантов иконографии Успения. В настоящий момент хотелось бы наметить основу этой иконографии, которая восходит ко временам, близким к 7-му Вселенскому Собору, временам, когда формировались новые иконографии и корректировались древние, согласно высокому духу отцов, богословски отстоявших иконопочитание и навсегда сформулировавшими его догмат. Этот дух, эта традиция старались не допускать в икону ничего лишнего, случайного и сомнительного.

Итак, на иконе мы видим тело Богородицы, возлежащее на одре. Одр задрапирован пурпуром. Стоит вспомнить, что в византийской традиции пурпур – исключительный символ императорского достоинства. Точно так же, как и подножие у одра – так называемая «рота», роскошно украшенная пурпурная подставка, окаймленная золотом, драгоценными камнями и жемчугом, тоже один из атрибутов императорской власти.

На некоторых иконах Успения на этой подставке стоят ещё и сброшенные пурпурные туфли Богородицы – они также являются императорской регалией. Именно так византийские художники символически отображали августейшее достоинство Царицы Небесной, и это характерно исключительно для Восточной Церкви. На Западе не очень разбирались в тонкостях византийского придворного церемониала и изображали Богоматерь с более конкретными царскими символами – короной, скипетром и т.д.

Тело Богородицы изображено в привычных одеждах. Голова окружена нимбом, и это неслучайно. Ведь согласно учению Церкви, тела наши – храмы Духа Святого и по всеобщем воскресении снова воссоединятся с душами для жизни вечной.

Вокруг одра собраны скорбящие апостолы. Апостол Петр с кадильницей в руке совершает каждение телу Пречистой. Апостол Иоанн в скорби припадает к самому одру – ведь именно ему Господь на кресте завещал заботу о Своей Матери: «Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Ин.19:26-27).

Позы и жесты апостолов говорят о тихой скорби, лишенной бурных проявлений. Тут же в толпе мы видим двух людей в святительских омофорах – это Дионисий Ареопагит и Иаков, брат Господень, присутствовавшие в доме Богоматери согласно преданию. Иногда также в иконе присутствуют церковные писатели — творцы богослужебных текстов, наиболее полно раскрывшие смысл праздника Успения. Т.е., не присутствуя при самом событии физически, они как бы созерцали его мысленным взором, что и дало им возможность так глубоко и живо его описать.

Резьба по кости. Византия. Константинополь. X в.

Над этим всем возвышается величественная фигура Христа. Чтобы подчеркнуть эту величественность, византийские изографы часто изображают Спасителя больше остальных персонажей. В руках он держит душу Своей Пречистой Матери, которая изображена в виде спеленутого младенца. Это прозрачный символ рождения в вечную жизнь. Это победа над смертью. Ведь само название праздника (успение) – по-гречески «κοίμησις» — означает «сонное состояние». Смерть христианина — это всего лишь сон, всего лишь временное состояние.

Но и просто по-человечески это очень трогательный образ: Вседержитель держит на руках Ту, кто некогда держал Его на руках в земной жизни.

Собственно, этим суть иконографии Успения Богородицы и ограничивается. Однако всегда могли быть добавлены некоторые второстепенные детали, подчеркивающие тот или иной аспект празднества и опирающиеся на различные предания либо богослужебные тексты.

Икона. Ок.1200. Новгород

Например, по одному из преданий, все апостолы со всего мира были враз перенесены в Иерусалим накануне упокоения Марии. И некоторые иконы представляют это путешествие, в котором апостолы изображены в облаках. Или добавляются некоторые бытовые детали, как то свечи у одра. Либо, символические образы, например, стамна (кувшин), что является аллюзией на гимнографию, прославляющую Божию Матерь: она опирается на ветхозаветные богородичные прообразы, каковым и является сосуд (стамна) Моисея.

Может присутствовать и сам Моисей и иные пророки, так или иначе говорившие о Божией Матери прообразами. Могут также наличествовать плачущие иерусалимские женщины или апокрифический персонаж Авфония – иудей, пытавшийся отобрать тело Марии у апостолов, чтобы сжечь его. Обычно изображается момент, когда Авфония дерзновенно протягивает к одру Богородицы руки, которые отрубает ангел.

В верхней части иконы тоже могут быть дополнительные детали – так, Христос может быть окружен символической сферой, подчеркивающей Его славу. Может быть показана сцена вознесения Богородицы ангелами и раскрытые небесные врата, что иллюстрирует «Слово на Успение» Андрея Критского: «Поднялось наддверие небесных врат, дабы принять в небесное царство… Пренебесную Дверь Божию». Деталей может быть масса, но основа всегда проста и лаконична и, согласно с буквой и духом отцов 7-го Вселенского Собора, зрительно являет описываемое событие – Успение Богородицы.

И вот эти вот лаконизм и простота часто ставят в тупик искусствоведов, посвятивших себя изучению православной иконографии. В порыве страсти эти неутомимые исследователи и искатели потаенных смыслов и глубинных пластов начинают искать в иконе некое дополнительное содержание, которое, очевидно, скрыто от профанов.

С усердием археолога искусствоведы начинают собирать некие мелкие детали и складывать из них картину, которую, казалось бы, с первого взгляда и не разглядеть. И так порой далеко заходят в своих изысканиях, что раскрытый ими «новый смысл» начинает затмевать смысл истинный. И как-то хочется тихонько взять за рукав энтузиастов-копателей и шепнуть: «Стойте, господа, куда же вы? Не потеряли ли вы основной смысл за поиском «глубинного?»

Так, например, в последние время приходится читать, что в иконе Успения присутствует литургический смысл. Конечно, Евхаристия, крестная жертва Христа является центром христианского сознания. И это, бесспорно, имеет отражение и в иконографии. Но, тем не менее, это не значит, что любая икона должна непременно говорить о Литургии.

Вот, у одного известного искусствоведа можно прочесть следующее: «В средневизантийской иконографии этой сцены ложе с телом Богоматери наглядно уподоблялось престолу, а расположение апостолов двумя группами, возглавляемыми Петром и Павлом, по сторонам ложа, — их присутствию на евхаристии и причащению под двумя видами. Христос, стоящий со спеленутой душой Марии позади ложа, являл собой образ архиерея за трапезой.

Изображение апостола Петра, кадящего перед ложем, по-видимому, соответствовало каждению Святых Даров в литургии, а образ Иоанна, припадающего к ложу Марии, — священнику, целующему престол».

В подтверждение этого утверждения, высказанного, к слову, довольно категорично, автор приводит многочисленные цитаты из богослужебных текстов, забывая контекст святоотеческих слов, посвященных Успению Богородицы. Или употребляет такой аргумент: «На литургический характер сцены Успения Богоматери иногда прямо указывало изображение пар гимнографов — Космы Маюмского и Иоанна Дамаскина, представленных, например, на западной стене верхней церкви-усыпальницы в Бачкове справа и слева от этой композиции под арками, а впоследствии и в росписях XIV в».

Но ведь и Иоанн Дамаскин, и Косма Маюмский — гимнографы, авторы церковных текстов, в том числе имеющих отношение и к празднованию Успения Пресвятой Богородицы: первый написал три похвальных слова, посвященных этому празднику, а второй является автором канона праздника. Т.е. их нахождение рядом с образом Успения обоснованно именно их связью с этим празднованием, но никак не может «прямо указывать» на «литургический» характер.

Но положим, мы приняли точку зрения уважаемого искусствоведа, увлекшись авторской эрудицией и сраженные красотами византийской поэзии. Пусть смертное ложе Богоматери – это Престол, пусть Христос — это служащий архиерей, а апостолы – сослужащие с ним и готовящиеся причаститься «под двумя видами», т.е. отдельно Крови и Тела. Но зададимся простым вопросом: чью именно плоть и кровь апостолы должны потребить за данной «литургией», если на «престоле» лежат не Святые Дары, но тело Богоматери?

Здесь уже точно стоило бы остановиться и задуматься, а не слишком ли «глубоко», да и в нужном ли направлении мы копаем? Сейчас, конечно, не то время, когда малейшее недопонимание или непривычная трактовка могли вызвать ожесточенные споры и обвинения в ереси. Но все-таки, при очередной попытке изъяснить православную икону, стоило бы, наверное, проявлять большую ответственность. Это ведь в конце концов не сочинение на тему «что хотел сказать автор».

А между тем, желание досочинять, дофантазировать, «расширить» и «углубить» смысл иконы, по всей видимости, неистребимо. И сколько сил, таланта, эрудиции тратится на это желание. Печатаются книги, пишутся диссертации — и все мимо. Подлинный чистый неискаженный смысл иконы смещается на обочину или подменяется какой-то эзотерикой. И к слову об эзотерике. Наверное, не случайно помимо искусствоведов выискивать тайные смыслы в христианском искусстве очень любят всяческие оккультисты и адепты сомнительных духовных практик.

И все же, так хотелось бы, чтобы икона Успения оставалась иконой Успения, которое мы ныне празднуем.

Читайте также:

 Успение в Первом уделе Божией Матери

Успение Божией Матери: во что мы верим?

О, дивное чудо! Песнопения на Успение Пресвятой Богородицы

www.pravmir.ru

Иконография Успения: От Иоанна Дамаскина до Караваджо

Об особенностях изображения события и смыслах, которые иконописцы и художники пытались вложить в свои произведения, рассказывает «Правмиру» Наталья Боровская, кандидат искусствоведения.

Иконография Успения Пресвятой Богородицы поражает своей сложностью и разнообразием. Столь богатая традиция сложилась в силу особого отношения к этому событию: Успение, пожалуй, самый почитаемый из Богородичных праздников и один из самых важных в системе христианской литургики в целом.

Еще одной причиной можно считать богатый корпус источников, который использовался в искусстве. Как известно, художник, берущийся за тему Успения Богородицы, может опираться только на апокрифическую литературу либо на тексты великих святых, которые по содержанию тоже похожи на апокрифы. Но этого материала так много, и он представляет события так ярко и подробно, что образы текстов буквально «просятся» быть изображенными в красках.

Наиболее ранние примеры иконографии Успения относятся к Х веку (плакетки из слоновой кости из музея Метрополитен в Нью-Йорке), хотя праздник окончательно утверждается на Востоке в VI, а на Западе – в VII столетиях.

Основные апокрифические источники изображений датируются IV–V веками («Об исходе Марии Девы» Псевдо-Мелитона Сардийского, IV век, «Сказание об Успении Богородицы» Псевдо-Иоанна Богослова, V век, «Слово Иоанна архиепископа Солунского» Псевдо-Дионисия Ареопагита, V век). Но главным текстом, ставшим основой иконографической традиции, все же следует считать «Второе похвальное слово на Успение Богоматери» святого Иоанна Дамаскина (VIII век). В разное время и в восточном, и в западном искусстве делался акцент на те или иные фрагменты этого описания.

«Во время Ее славного Успения все святые апостолы, которые были рассеяны по вселенной для спасения народов, в мгновение по воздуху были собраны в Иерусалим, и когда были поблизости, им явилось видение ангелов и стало слышно Божественное пение высших сил. Так с Божественной и небесной славой Пресвятая Богородица предала Свою святую душу в руки Божии неким неизреченным образом.

Богоприемное Ее тело, вынесенное и погребенное с ангельским и апостольским пением было положено во гробе в Гефсимании. И на этом месте три дня продолжалось непрерывное ангельское пение. Когда же через три дня ангельское пение прекратилось, то апостолы открыли гроб, поскольку один из них, отсутствовавший и прибывший после третьего дня, пожелал поклониться богоприемному телу. Но они не смогли найти Ее всепетое тело, так что, обретя лишь лежащие погребальные одеяния и исполнившись исходящего от них несказанного благоухания, они закрыли гроб.

Пораженные чудом таинства апостолы только и могли подумать, что Бог Слово и Господь славы, благоволивший воплотиться по ипостаси и вочеловечиться от Нее и родиться по плоти, а после Рождества сохранивший невредимым Ее девство, Сам благоволил и после отшествия Богоматери почтить Ее чистое и незапятнанное тело нетлением и перемещением прежде общего для всех воскресения». 

В соответствии со словами святого Иоанна Дамаскина у ложа Богородицы всегда изображались апостолы. В XI веке возникает так называемый «облачный тип» иконы Успения, в котором, помимо сцены прощания апостолов с Марией у Ее ложа, в верхней части композиции показано, как ангелы переносят их по небу к месту Успения. Согласно Преданию, Фомы среди них не было, а апостолы Андрей, Филипп и Иуда Фаддей, уже погибшие к тому времени, были чудесным образом воскрешены на время прощания с матерью своего Учителя. Именно к такому типу относится замечательная по художественным качествам икона XIII века из Десятинного монастыря в Новгороде (ГТГ, Москва).

Центральное место в православной иконографии Успения принадлежит образу Христа. Его фигура располагается обычно по оси симметрии, образуя в сочетании с фигурой возлежащей на ложе Марии крестообразную композицию. На руках Он держит спеленутого младенца, олицетворяющего непорочную душу Марии.

В древнерусских памятниках XVI–XVII веков (как, например, на новгородской иконе XVI века из Русского музея в Петербурге) Иисус может держать младенца только на левой руке, а правой благословлять Марию. В начале XVIII века святитель Димитрий Ростовский в проповеди «Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии» дал описание чудесного явления Христа, явно руководствуясь более древними апокрифами:

«Внезапно в горнице заблистал несказанный свет Божественной славы, помрачивший светильники. Те, которым открыто было это видение, пришли в ужас. Они видели, что кровля горницы была открыта, и слава Господня нисходит с небес. Сам Царь славы Христос со тьмами ангелов и архангелов, со всеми небесными силами, со святыми праотцами и пророками, некогда предвозвещавшими о Пресвятой Деве, и со всеми праведными душами приближался к Пречистой Своей Матери».

«Несказанный свет Божественной славы» в живописи олицетворяет мандорла (лат. «миндалина») – миндалевидное обрамление фигуры Христа. Интересно, что на иконах псковской школы XIV–XV веков (одна из них представлена в собрании Третьяковской галереи) мандорла часто писалась темно-синими, а порой и черными красками. То же самое мы видим и у Феофана Грека в сцене Успения на оборотной стороне иконы «Богоматерь Донская (ГТГ, Москва).

Мастера стремились изобразить свет, согласно учению исихазма, как «пресветлый мрак», т.е. темное пятно, каким горний свет видится несовершенному земному зрению человека. Это придавало всему образу не только дополнительный духовный смысл, но и живописную экспрессию цвета, драматичность, которой нельзя избежать при изображении ухода человека из земной жизни – даже если в духовном плане это и не смерть, а вхождение в истинную жизнь.

Православная иконография Успения постоянно усложнялась и дополнялась новыми персонажами и деталями. Так уже с конца XI века помимо апостолов у ложа Богородицы стали показывать четырех епископов, по преданию также присутствовавших при кончине Марии: апостола Иакова Алфеева, Иерофея, Тимофея Эфесского и Дионисия Ареопагита. Позже (главным образом на Руси) к ним присоединились жены иерусалимские, оплакивающие расставание с Богородицей. К числу характерных символических деталей можно отнести:

  • Красные туфельки у ложа Марии (помимо уже надетой на Нее обуви) – символ окончания Ее земного пути.
  • Свеча, горящая перед Ее ложем. По одному из апокрифических рассказов, Мария сама просила зажечь в помещении свечу как знак Ее молитвы к Сыну, которую Она творила до последней минуты. Свеча в то же время и символ Христа, Его жертвы и сокровенного присутствия.
  • Поставленный вместо свечи греческий кувшин-стамнос с чашей-подставкой. Это символ, взятый из византийской гимнографии, где Мария часто сравнивается со стамносом, наполненным манной небесной и хранившимся в Скинии Завета.

С XV века в русских иконах на переднем плане появилось изображение отсечения рук иудею Афонии. По одному из преданий, во время торжественного перенесения тела Марии на погребение в Гефсиманию Афония, не признававший Христа, хотел опрокинуть гроб на землю из рук апостолов. Но чудесно появившийся ангел с мечом отсек ему руки (Афония, разумеется, тут же покаялся и обратился).

Внедрение этого сюжета показывает, что в позднем русском средневековье иконография Успения испытывала сильное влияние традиции дидактических икон, обрастая дополнительными символами и сюжетными линиями, морализаторством, литургическим и эсхатологическим содержанием.

Каждый персонаж и предмет получали сложное богословское истолкование, которое связывало сцену Успения с Евхаристической тайной. Так ложе ассоциировалось с алтарным престолом, фигуры апостолов – с моментом причащения на Тайной Вечере, четыре епископа напоминали о чине причащения духовенства в литургии, а ангелы в верхней части иконного поля часто изображались с покрытыми руками, словно дьяконы.

Эсхатологическое измерение Успения в православной традиции также очень много значило. В XIII веке в сербских храмах Рашской школы Успение стали размещать на западной стене вместо сцены Страшного Суда, причем композиции были гигантскими и занимали всю плоскость стены. Особенно знаменита фреска в храме монастыря Святой Троицы в Сопочанах (1265), в которой действие разворачивается на фоне мощных архитектурных кулис с арками и колоннами.

Фреска в храме монастыря Святой Троицы в Сопочанах

Не менее масштабна и очень яркая по колориту фреска греческих мастеров Михаила и Евтихия из храма Богородицы Перивлепты в Охриде (Македония), где показано, пожалуй, самое большое число фигур. В Архангельском соборе Московского кремля фреска «Успение» размещена над алтарной нишей-апсидой, что тоже придает ей эсхатологический оттенок.

Богородица Перивлепта в Охриде. 1294, Мих и Евтихий

Наконец, в XVII веке возникает композиция Успения с клеймами, устроенная наподобие житийной иконы. В клеймах вокруг главной сцены изображаются так называемое «Второе Благовещение» – повторное явление Марии архангела Гавриила, сообщающего Ей о скорой встрече с Сыном – подробности прибытия апостолов с разных концов земли, их последняя беседа и прощание с Марией, погребальное шествие с отсечением рук Афонии.

Может также быть сцена явления Марии во славе апостолу Фоме, который не был при Ее Успении. В знак утешения Мария дарит ему свой пояс – на эту тему может быть написана и отдельная икона. В таких произведениях большое внимание уделяется символике Рая. Так на иконе 1658 года из Успенского собора Московского кремля в среднике рядом с апостолами и плачущими женами находятся и благоразумный разбойник, и праотцы Ветхого Завета – таким образом, действие словно происходит одновременно на небе и на земле.

В европейском католическом искусстве создана не менее богатая традиция изображения Успения. Для ее точного понимания необходимо учитывать один богословский нюанс: в католичестве Успение понимается прежде всего как триумфальное восхождение Марии на небеса душой и телом, то самое «нетление и перемещение прежде общего для всех воскресения», о котором писал святой Иоанн Дамаскин.

Мария рассматривается как первый человек, чей опыт вхождения в жизнь вечную будет повторен всеми праведниками при воскресении плоти во время второго пришествия Христа. Догмат о телесном вознесении Марии был провозглашен только в 1950 году папой Пием XII, но духовные представления об этом развивались в церковной традиции веками и очень четко просматриваются в произведениях искусства. Именно поэтому собственно сцена Успения редко существует в одиночестве; она сочетается с изображением либо Вознесения, либо Коронования Марии – как в готических соборах Франции или базилике Санта Мария Маджоре в Риме (хотя в станковом искусстве Успение в чистом виде тоже существует).

В изображении Успения, наряду с чисто византийской иконографией (особенно популярной в Италии XIII века), есть и очень самобытные собственные варианты. На рельефе из собора в Страсбурге (1230) Иисус по-византийски держит в левой руке младенца, а правой благословляет Марию, но на переднем плане находится плачущая Магдалина. Ее присутствие сближает Успение с иконографией «Положение во гроб» и создает тонкий, но очень важный для западной духовности нюанс: сквозь специфические сцены из жизни Марии просматривается жизнь, смерть и Воскресение Христа.

На портале Коронования Марии в соборе Парижской Богоматери Иисус в сцене Успения показан протягивающим руки к лежащей Марии, словно Он хочет взять Ее тело с ложа. Это явный намек на Ее телесное вознесение, тем более что чуть выше следует сцена Коронования. Еще более необычно изображение на рельефе Фейта Штосса из алтаря Мариацкого костела в Кракове (1477–1489). Мария в окружении апостолов представлена не лежащей, а коленопреклоненной в молитве, словно между Ее земной жизнью и небесным триумфом не было физической смерти.

Настоящий расцвет иконография Успения как телесного вознесения Марии пережила в станковой живописи эпохи Ренессанса. В это время разрабатывается устойчивая композиция, поделенная на две зоны, земную и небесную. На земле апостолы, как правило, стоят перед открытым гробом в то время как на небесах видна возносящаяся Мария, либо уже происходит Ее коронование.

Такого рода картин очень много, и самая грандиозная по масштабу и художественному содержанию – Assunta Тициана (1518, церковь Санта Мария Глориоза Деи Фрари, Венеция). Это алтарная композиция, в которой фигура возносящейся Марии по своей духовной и живописной динамике сопоставима с другим великим алтарным образом – «Сикстинской Мадонной» Рафаэля.

Не менее выразительны и апостолы, бурно реагирующие на видение уходящей в небеса Богородицы. Они стоят в разнообразных ракурсах, вскидывают руки. В их движениях и удивленных лицах показаны и сильные эмоции, и особое внутреннее озарение, мистический порыв духа, не уступающий по своей силе знаменитым духовным произведениям эпохи барокко.

Тициан. Ассунта

В XVI веке иконография, сочетающая в одном изобразительном поле Успение и небесный триумф Марии, проникает… на Русь. Такой ход мысли вообще-то никогда не был чужд православным представлениям. Еще святой Андрей Критский, описывая Успение, упоминал о том, что

«Поднялось наддверие небесных врат, дабы принять в царском величии в Небесное Царство Пренебесную Дверь Божию. В белом одеянии примите Ее, ангелы! Хвалите, небеса!…Скачи, земля, возвести славу Девы, чудеса погребения, как Она перенесена, чтобы был в чести пустой гроб» («Слово в день Успения Божией Матери»).

Но острая потребность в изображении Вознесения как продолжения сцены Успения возникла в православной Руси и на католическом Западе практически одновременно. В результате в русской иконописи конца XV–XVI веков появляется немало первоклассных масштабных икон, устроенных так же, как и Assunta Тициана. Среди них хотелось бы выделить икону 1479 года из Успенского собора Московского кремля. На ней фигура восходящей на небеса Марии показана в мандорле с необычным рисунком: на ее внутренней стороне ясно видна сеть лучей. Это позволяет говорить о тонком намеке на апокалиптический образ «Жены, облеченной в солнце» (Откр. 12, 1). Так возникает один из самых ранних образцов иконографии, которой предстоит сыграть огромную роль в европейском христианском искусстве позднего Возрождения и барокко.

В Европе «Жена, облеченная в солнце» станет главным изводом иконографии Непорочного Зачатия. Но и в православном мире потребность в этом образе тоже была, хотя его богословский контекст несколько отличается. Добавим также, что именно Богородичная тематика в XVI–XVII веках станет одним из основных «каналов», по которому в русскую иконопись пойдет мощная волна западных влияний.

Вернемся снова к католической традиции изображения Успения. В эпоху Ренессанса возникает еще один очень важный тип иконографии, в котором нет мистического видения Христа, и вся сцена представлена как прощание апостолов с уже усопшей Марией. Это трагическая сцена оплакивания, напоминающая о том, что, независимо от силы веры в небесный триумф Богоматери, апостолы не могут не пройти через страдание от физической разлуки с горячо любимым родным им человеком.

В лучших образцах такого типа привлекает именно человеческая глубина их переживаний, в которых заложен великий духовный рассказ о сакральной ценности земных эмоциональных связей между людьми. Хотелось бы вспомнить о двух великих примерах. Один из них – «Успение» Андреа Мантеньи (1462, галерея Прадо, Мадрид). Как и во многих других работах

этого мастера, в ней немало трагической экспрессии. Яркие красные пятна – ложе Марии и одежды некоторых апостолов – прекрасно дают ощутить психологический нерв события, апостолы глубоко скорбят, некоторые из них даже кричат. Ощущение страдания усиливает и облик Марии, которую художник, вопреки всем традициям, сделал уже немолодой. Только пейзаж в большом окне, написанный в серо-голубых и мягких охристых тонах, вносит умиротворяющее ощущения покоя и просветления.

Безусловный шедевр иконографии Успения-оплакивания – картина Караваджо (1606, Лувр). Ее заказчики, духовенство римского храма Санта Мария дела скала, шокированные нестандартным решением темы, отказались взять картину в храм. От полного исчезновения ее спас Питер Пауль Рубенс, который уговорил своего покровителя, мантуанского герцога Гонзаго купить ее. Впоследствии, потомки герцога, решая свои финансовые проблемы, продали ее во Францию.

Главным «скандальным элементом» произведения оказался образ Марии, которому было отказано в том, без чего его вообще нельзя себе представить – в эстетическом совершенстве. При жизни автора был даже пущен слух, что Караваджо, работавший только с натуры, посмел написать Божью Матерь с утопленницы-проститутки, найденной на берегу Тибра в трущобах. Документальных подтверждений этого факта нет, но даже если это и неправда, зрителю и сегодня есть чего испугаться.

Мария – женщина крестьянского типа, с одутловатым лицом и вздутым животом (действительно похожая на утопленницу), шершавыми пятками и главным «ноухау» Караваджо – грязными ногтями на руках. Увидев такое, легко тут же бросить камень осуждения в художника, тем более что Караваджо по своему образу жизни на канонизацию явно не претендовал.

Но, вопреки всем своим человеческим слабостям, этот мастер искренне любил Марию. И в контексте всех посвященных Ей картин мы видим, что в сцене Успения он дал своей Марии уподобиться Сыну в тайне Голгофы. Она измучена и внешне некрасива, как Он – Раб Божий, описанный еще пророком Исайей: «Как много изумлялись, смотря на Тебя – столько был обезображен паче всякого человека лик Его… Нет в Нем ни вида, ни величия» (Ис. 52, 14 – 53, 2). Как Он, Она проходит через ужас смерти и через «темную ночь духа», о чем свидетельствует выбранная художником «темная манера».

И при всей кричащей дерзости такого подхода в картине чувствуется огромное благоговение перед тайной Ее ухода – это ощущение создает глубокая скорбь апостолов и плачущей Магдалины. Они рыдают и, как дети, трут глаза кулаками. Они смотрят на Нее с огромной любовью – для них эта лишенная «вида и величия» женщина дороже и прекрасней всех на свете.

Сквозь Ее дерзостную «неканоничность» в нашу жизнь врывается память о крестной муке Ее Сына, и это по-настоящему потрясает и трогает. При всей внешней нестандартности, картина оказывается глубоко соответствующей духовной традиции, в которой был воспитан автор, и по сути является глубоко церковным произведением.

www.pravmir.ru

Икона Успения - Православный журнал "Фома"

Традиционно на иконе Успения Богородицы пишется сразу целый ряд лиц и сюжетов.

Центр образа – изображение ложа (одра), на котором лежит усопшая Божия Матерь, перед Ней фронтально пишется фигура Иисуса Христа, Который держит в Своих руках душу Богородицы. Душа Пречистой изображается в виде ребенка в белых пеленах.

По бокам от ложа, справа и слева, расположены плачущие жены и апостолы. На некоторых иконах рядом с ложем Богородицы также пишутся фигуры предстоящих пред Ней ангелов.

Справа от ложа (в ногах у Божией Матери) пишется святой апостол Павел, а слева (у изголовья) – святой Петр. Эти апостолы возглавляют всю группу людей, стоящих у одра Богородицы.

В верхней части образа еще раз изображены фигуры апостолов, которые восседают («путешествуют») на облаках. Также вверху находятся парящие в небесах ангелы. Все это символизирует Царство Небесное.

Вознесение Богородицы изображается в центре верхней части иконы Успения. Здесь Матерь Божия пишется в круге (по традиции – в голубом) Славы Божией ( Слава Божия – здесь: пламенный блеск; тот свет истины, который исходит от Бога, и в котором пребывают все святые.)
, который с двух сторон поддерживают летящие ангелы. Этот сюжет иконографии основан на отрывке из толкования праздника Успения святым Андреем Критским: «Поднялось наддверие небесных врат, дабы принять в небесное царство… Пренебесную Дверь Божию» (Пренебесная Дверь Божия – одно из наименований Божией Матери, как  Той, от Которой родился Сын Божий Иисус Христос. Здесь также заложена мысль, что Богородица является образом Двери в Царство Небесное.).

Объединяющим началом традиционного типа иконографии Успения является изображение Пречистой Богородицы в трех состояниях: телесной смерти, живой души, вознесения после успения в Царство Небесное.

На анонсе Успение Пресвятой Богородицы. Дуччо ди Буонинсенья, 1308–1311 гг

foma.ru

Икона «Успение Пресвятой Богородицы»: в чем помогает, значение

Равно как многие святые люди Дева Мария знала заранее о собственной кончине. За три дня до этого ей явился архангел Гавриил, тот самый, который когда-то принес благую весть, и сказал Богородице о предстоящем успении и вознесении в Царство Небесное.

Икона Успение Пресвятой Богородицы рассказывает именно об этом событии и описывает не его всесторонне, предлагая зрителям возможность увидеть не только мир явный, но и скрытые детали.

Содержание и композиция иконы

Хотя по содержанию разные варианты могут немного отличаться, есть возможность привести описание самых основных элементов данного святого образа и объяснить значение и иконы в целом и некоторых составляющих изображение элементов.

Итак, по центру икона Успение всегда имеет Пречистую Деву, которая располагается на одре. Лицо с закрытыми глазами, выражение спокойное и безмятежное. Также чаще всего само тело изображается немного эфемерным, как бы слегка прозрачным и данный художественный прием намекает на Воскресение Богородицы, которое случилось на третий день после успения.

У изголовья располагаются апостолы, которых Богородица захотела видеть и которые волею Святого духа оказались там. Всегда присутствует Иоанн Богослов ведь именно ему Христос с креста сказал: «Се мать твоя», указав на Пречистую Деву. Также и своей матери он сказал: «Се сын твой».

Эти фразы имеют и практический и символический смысл. На практическом уровне Спаситель заповедовал им заботиться друг о друге и действительно Богородица в дальнейшем отправилась в Эфес, где проживала в доме родителей Иоанна Богослова. На уровне символическом таким образом Христос принял в собственную семью не только Иоанна, но и каждого человека в его лице, то есть даровал каждому возможность на спасение и обретение святости.

Помимо этого у одра изображаются Дионисий Ареопагит и Игнатий Богоносец, которые являются святителями. Они оставили письменные свидетельства об этом событии, поэтому практически каждая икона Успение Богородицы изображает этих людей со свитками.

Сверху и по центру располагается Христос, как правило, в синей сфере, которая символизирует Небесной Царство. В сфере располагаются херувимы, а сверху – огненный серафим. В руке Христос держит небольшого младенца с нимбом и этот символ указывает на душу Богоматери.

Спаситель появился для того, чтобы перенести душу Девы Марии в Царство Небесное.

Символическое изображение этого акта в свою очередь интересным образом перекликается с композицией иконы Божьей матери с младенцем.

Многих из тех, кто смотрит на икону, Успения Пресвятой Богородицы интересует значение двух фигур, которые часто изображаются под одром Пречистой Девы. Там изображается ангел с мечом и человек возносящий руки в позе наподобие молитвенной. На самом деле этот символ более чем интересен, он сочетает в себе описание событий мира земного и небесного.

Один из иудейских священников, который участвовал в обряде погребения, хотел перевернуть одр Богородицы, но явился ангел с мечом, который отсек тому руки. После этого священник впал в ужас и устыдился себя и ангел исцелил его. Тогда священник присоединился к похоронной процессии и уверовал.

Тем не менее, этот сюжет не всегда фиксируется, к примеру икона Успение Богородицы Феофана Грека написана в так называемом сжатом варианте. Композиция включает в себя только основные фигуры, главный акцент сделан на Христе и Богоматери.

Таково краткое описание иконы Успения Пресвятой Богородицы и трактовка основных символов и фигур на изображении. Теперь следует понять, как использовать данную икону для молитвы и созерцания.

О чем молятся перед иконой Успения Пресвятой Богородицы

Согласно православной традиции, Пречистая Дева сумела достигнуть на земле высшего предела святости. В апокрифических свидетельствах осталось немало упоминаний о чудесах связанных с ней, но, главное, об огромной вере, которой она обладала. Теперь Царица Небесная молится о каждом на Небесах и помогает людям на земле, ходатайствуя за каждого от грешника до подвижника.

Именно поэтому следует молиться перед иконой Успение Пресвятой Богородицы по разным поводам, верующий сразу поймет в чем помогает такая молитва, а остальные смогут в свою очередь укрепиться в вере и получить духовную помощь.

Молитва иконе «Успение Пресвятой Богородицы»

Тропарь, глас 1

В рождестве девство сохранила еси,/ во успении мира не оставила еси, Богородице,/ преставилася еси к животу,/ Мати сущи Живота,// и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша.

Кондак, глас 2

В молитвах Неусыпающую Богородицу/ и в предстательствах непреложное упование/ гроб и умерщвление не удержаста:/ якоже бо Живота Матерь/ к животу престави// во утробу Вселивыйся приснодевственную.

Величание

Величаем Тя, /Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, /и всеславное славим /Успение Твое.

Загрузка...

omolitvah.ru

Успение Богородицы: leonovvaleri — LiveJournal

...в сжатые персты в последний раз архангел старый влагает белые цветы..., - Александр Блок «Успение».

Икона «Успение Богородицы» из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры, - около 1425 года, - мастерская Андрея Рублева, - скан собственноручно сделан из одноименного альбома серии «Знаменитые иконостасы России».

Канонические тексты не сообщают о времени и обстоятельствах кончины и погребения Богородицы.

В православии праздник относится к числу двунадесятых праздников. Праздник Успения Пресвятой Богородицы является непереходящим, отмечается 15 (28) августа и имеет 1 день предпразднества и 9 дней попразднества.

На иконах Успения Пресвятой Богородицы изображена Дева Мария, лежащая на смертном одре. У головы и у ног Её стоят апостолы и другие святые. В центре чуть сзади над одром - Сошедший с Небес Иисус Христос, принимающий на Свои руки пречистую душу Своей Матери. Эта Душа изображается в виде новорождённого младенца, окутанного белыми пеленами - образ того, что смерть каждого человека в Православии мыслится как рождение в Вечную жизнь (по версии сайта Успение, - иконописец изобразил непорочную душу Пресвятой Богородицы).

Иисус Христос окружен сферой синего цвета. Этот цвет в иконографии обозначает Царствие Небесное, в котором нет смерти, а жизнь бесконечна.

Погребение Богородицы апостолы совершили в гробнице, где были упокоены её родители Иоаким и Анна и супруг Иосиф Обручник. Пречистое тело Девы Марии торжественной процессией несли на одре через Иерусалим, о чём доложили первосвященникам. Направленная ими стража не смогла разогнать процессию благодаря чуду: «облачный круг, плывший по воздуху, спустился на землю и точно стеною окружил как святых Апостолов, так и остальных христиан». Проходивший мимо процессии первосвященник Афония попытался опрокинуть одр, но его руки были отсечены невидимой силой. После раскаяния он получил исцеление и исповедал себя христианином. После погребения апостолы закрыли вход в пещеру камнем и удалились.

Еще одна икона «Успение Богородицы» из иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры, - около 1425 года, - мастерская Андрея Рублева, - скан собственноручно сделан из одноименного альбома серии «Знаменитые иконостасы России».

Около 1497 года, - из иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Скан собственноручно сделан из одноименного альбома серии «Знаменитые иконостасы России».

Около 1497 года, - из иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Скан собственноручно сделан из одноименного альбома серии «Знаменитые иконостасы России».

Около 1497 года, - из иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Скан собственноручно сделан из одноименного альбома серии «Знаменитые иконостасы России».

Икона «Успение Богоматери» происходит из церкви Успения, построенной, предположительно, при основателе монастыря, преподобном Кирилле в первой четверти XV века. В центре композиции представлено ложе с усопшей Богородицей. За ним изображен Иисус Христос в окружении серо-голубой «славы» и ангельских чинов. В руках Спаситель держит душу Богородицы в образе спеленатого младенца. По сторонам ложа стоят апостолы и святители - Иаков Иерусалимский, Иерофей Афинский и Тимофей Эфесский, по преданию, присутствовавшие при Успении, а также женская фигура в красном облачении - одна из «жен иерусалимских», оплакивающих кончину Богородицы. Перед ложем Богоматери изображена горящая свеча. Об Успении Богоматери сообщается в целом ряде апокрифических произведений: «Слове Иоанна Богослова на Успение Богородицы», «Слове Иоанна архиепископа Солунского» и других. По преданию, за три дня до смерти архангел Гавриил возвестил Богородице Ее кончину. К одру Богоматери собрались апостолы, проповедовавшие Евангелие в разных землях, святители и иерусалимские жены, после чего сам Иисус Христос с небесными силами явился, чтобы забрать пречистую душу Своей Матери. Иконография Успения сложилась в искусстве Византии в X-XI веках и существовала в двух основных вариантах - полном, - с апостолами, летящими на облаках, - и в кратком, к которому относится публикуемая икона.

Конец XV века, - из Успенского собора в Дмитрове Московской области. Музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва.

Успение Богоматери со сценами жития, - 1580е-1590е годы, - Поочье. Выставка «Другое измерение. Смерть и загробная жизнь в христианском искусстве» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.

Успение Пресвятой Богородицы. Икона местная, сложного перевода (Успение «облачное») с изображением Афония, которому ангел отсекает руку. В облаках свв. апостолы, сходящиеся к Успению Пресвятой Богородицы.

Свет иконы зеленоватый. Икона Псковских писем, XVI века. Размер: 25x17 вв. Доска липовая, с одной выемкой и двумя шпонками. Крайнего низа иконы коснулась реставрация. Из собрания И. С. Остроумова, Москва. Скан из книги, - «Выставка древне-русского искусства, устроенная в 1913 году».

Успение Богородицы, - начало XVII века. Рязанский государственный областной художественный музей имени И. П. Пожалостина.

Успение Богородицы, - середина XVII века, - Ярославль? Музей русской иконы.

Успение Богородицы со сказанием об Успении, - последняя четверть XVII века, из церкви Рождества Христова в Балахне Нижегородской области. Музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва.

Успение Богородицы со сказанием об Успении, - 1694 год, Кирилл Иванов Уланов, - из церкви Покрова в Филях в Москве. Музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва

Успение. Русский Север.  Конец XVII века -  начало XVIII века. Фотография сделана в музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» в постоянной экспозиции «Русское искусство».

Москва, - мастерские Оружейной палаты Московского Кремля, - конец  XVII века. Икона сфотографирована на выставке «Сокровища русского искусства. XVII век» во Дворце царя Алексея Михайловича в Коломенском.

Успение. Поволжье. Последняя четверть XVIII века. Из частной коллекции. Фотография сделана в музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» на выставке Богородичных образов из собрания музея и частных коллекций под названием «Звезда, являющая Cолнце».

Успение Богоматери, - конец XVIII века, - Ярославль. Выставка «Другое измерение. Смерть и загробная жизнь в христианском искусстве» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.

Успение Богоматери, - середина XVIII века, - Костромские земли. Музей русской иконы.

Успение, - XIX век. Икона сфотографирована в экспозиции художественных коллекций музея-заповедника «Дмитровский кремль».

Успение Богоматери, - 1840-е годы, - Невьянск. Музей «Невьянская икона». Фотография иконы сделана на выставке «Белоликие образы горнозаводского Урала: Три века Невьянской иконы».

Успение Богоматери, - последняя четверть XIX века, старообрядческое письмо в стиле псковской живописи XVI века. Музей русской иконы.

Выставка «Предивное художество». Иконы из собрания Григория Лепса. Исторический музей.

Успение, - XIX век, - из фондов Вологодского и Кирилло-Белозерского музеев-заповедников. Фотография сделана на выставка «Икона русского Севера XVI–XIX веков».

Успение Богоматери, - конец XIX века, - Москва. Выставка «Другое измерение. Смерть и загробная жизнь в христианском искусстве» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.

Икона «Успение Богородицы» из «Альбома изображений святых икон 1894 года».

Икона «Успение Богородицы» из «Альбома изображений святых икон 1894 года».

leonovvaleri.livejournal.com

иконография праздника в искусстве Византии и Древней Руси / Православие.Ru

Ил. 1. Успение Богоматери. Икона. Начало XIII в., Новгород. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Праздник Успения Пресвятой Богородицы – светлый и радостный для каждого христианина. В день блаженной кончины Богоматери все человечество обрело Молитвенницу и Небесную Заступницу, Ходатаицу пред Господом. Значение этого великого торжества определяется церковным уставом – этот Богородичный праздник имеет не четыре обычных дня попразднства, а восемь, столько же, сколько один из величайших господских праздников – Крещение[1]. Отмечаемому событию предшествует строгий пост, по степени воздержания занимающий первое место после Великого поста.
Ил. 2. Успение Богоматери. Плакетка из слоновой кости. Конец X в. Музей Метрополитен, Нью-Йорк
Достоверные сведения об истории праздника Успения начинаются лишь с конца VI века. Принято считать, что он установлен при византийском императоре Маврикии (592–602). По всей видимости, до этого времени Успение было в Константинополе поместным, не общецерковным праздником[2]. Утверждению Успения в церковном календаре способствовало растущее почитание Богоматери, которое не смогли поколебать возникавшие ереси, в том числе несторианство.

В Евангелии ничего не сказано о земной жизни Богоматери после Вознесения Спасителя. Сведения о Ее последних днях сохранило церковное предание. Именно поэтому иконографическими источниками для образов Успения в Византии, на Балканах и в Древней Руси являлись широко распространенные апокрифические сказания: «Слово Иоанна Богослова на Успение Богородицы», «Слово Иоанна, архиепископа Солунского», а также древнейшее праздничное слово на Успение Иерусалимского патриарха Модеста († 632), Слова святых Андрея Критского, Константинопольского патриарха Германа и три Слова святого Иоанна Дамаскина (все – VIII в.). Издавна существовавшие сказания об Успении неодинаковы по своему объему и разнятся в подробностях[3].

Ил. 3. Успение Богоматери. Икона. Первая четверть XIV в., Псков. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Сложение зрелой иконографии Успения относится к постиконоборческой эпохе. Концом X века датируются две пластины из слоновой кости – для оклада Евангелия императора Оттона III из Баварской библиотеки в Мюнхене и плакетка из музея Метрополитен в Нью-Йорке (ил. 1). Общая композиция сцены Успения в обоих памятниках станет традиционна для искусства Византии и Древней Руси. Богоматерь изображается в центре на ложе, по сторонам от Нее – плачущие апостолы, за ложем стоит Спаситель с душой Богоматери, изображаемой в виде спеленутого младенца. В некоторых балканских памятниках (фрески церкви Вознесения в монастыре Жича, 1309–1316 гг.; фрески церкви Богородицы «Одигитрии» в Печской патриархии, ок. 1335 г.) душа Богоматери в пеленах будет изображаться с крыльями.

В иконописи композиция встречается с XI века (икона из монастыря святой Екатерины на Синае), входит в состав праздничных эпистилиев с конца XI века (Деисус, двенадцать апостолов и двенадцать праздников из того же монастыря).

Успение Богоматери, как и Воскресение Христово, символизировало попрание смерти и воскрешение к жизни будущего века. Образы Успения имеют сложное литургическое толкование. Так, ложе с телом Богоматери наглядно уподобляется престолу в храме, а расположение апостолов двумя группами, возглавляемыми Петром и Павлом, по сторонам от него – их присутствию на евхаристии и причащению под двумя видами. Христос позади ложа являл собою образ архиерея за трапезой. Изображение в некоторых памятниках апостола Петра с кадилом в руке указывало, возможно, на каждение святых даров в литургии, а образ апостола Иоанна, припадающего к ложу Девы Марии, – на священника, целующего престол. Часто в сцене Успения изображались два или четыре епископа, вместе с апостолами предстоящими Богоматери. Эти образы святых Дионисия Ареопагита, Иерофея, Тимофея Ефесского и Иакова, брата Господня, по преданию, присутствовавших при Успении Богоматери, символизировали причащение архиереем священников в таинстве евхаристии. Ангелы, слетающие в сценах Успения ко Христу с покровенными руками, как для принятия святых даров, словно прислуживают на литургии в качестве диаконов[4]. Согласно традиции, Успение изображали как событие, происходящее в доме Иоанна Богослова в Иерусалиме – в Сионской горнице, где ранее произошло Сошествие Святого Духа на апостолов. Сцену обычно окружают архитектурные постройки.

Ил. 4. Успение Богоматери. Фреска. Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря в Пскове. Середина XII в.
Примерно с XI века получает широкое распространение расширенный вариант иконографии Успения, так называемый «облачный тип». В верхней части композиции (например, на фреске из церкви Святой Софии в Охриде, Македония) изображаются апостолы, летящие к одру Богоматери на облаках. Согласно «Слову Иоанна Богослова», апостолы, которых Пресвятая Дева пожелала видеть перед Своей кончиной, были чудесным образом восхищены ангелами из разных стран и принесены в Иерусалим, причем апостолы Андрей, Филипп, Лука и Симон Фаддей были пробуждены из гробов.

Древнейшим примером «облачного Успения» на Руси является икона начала XIII века, происходящая из новгородского Десятинного монастыря (ныне в Государственной Третьяковской галерее) (ил. 2). В верхней части иконы изображен голубой полукруглый сегмент неба с золотыми звездами и фигуры ангелов, уносящих душу Богоматери. Редкая и трогательная иконографическая деталь этой иконы – стоящие на подножии у одра Богоматери красные туфельки. Это символ оставления Ею земного пути[5].

Чаще всего у ложа Богородицы изображаются одна или несколько горящих свечей, символизирующих молитву ко Господу. На псковской иконе Успения первой четверти XIV века (ил. 3) у одра изображен кувшин-стамна, вставленный в чашу – это один из поэтических символов Богоматери, встречающийся в византийской и древнерусской гимнографии[6]. Пресвятая Дева уподобляется золотой стамне с манной небесной, изготовленной по повелению Моисея[7]. Ближайшей иконографической аналогией рассматриваемой иконе является фреска собора Спасо-Преображенского монастыря в Пскове (середина XII в.) (ил. 4). В обоих памятниках повторяются общая композиция, позы апостолов, сцену фланкируют высокие палаты, внутри которых изображены плачущие иерусалимские жены. Однако на иконе у апостолов отсутствуют нимбы, а «славу» – мандорлу Христа – держат ангелы, окружающие ее.

В XV веке на Руси широко распространяются иконы Успения с изображением чуда отсечения рук ангелом у нечестивого иудея Авфонии (Афонии, в некоторых источниках – Иефонии) на переднем плане, перед одром. Возможно, популярность сюжета в то время и в XVI столетии была связана с борьбой против еретических движений. Впервые же этот сюжет зафиксирован во фреске церкви Панагии Мавриотиссы в Кастории (рубеж XII–XIII вв.), а в древнерусском искусстве – во фресках Снетогорского монастыря и церкви Успения на Волотовом поле.

Ил. 5. Успение Богоматери. Икона. Около 1479 г. Успенский собор Московского Кремля
В русских иконах Успения второй половины XV столетия – из Успенского собора Московского Кремля (ок. 1479 г.), из Кирилло-Белозерского монастыря (1497 г., ныне в Третьяковской галерее), из Успенского собора г. Дмитрова (конец XV в., ныне в Музее имени Андрея Рублева) – представлена подробная иконографическая схема. Апостолы изображены путешествующими на облаках, у ложа Богоматери – рыдающие иерусалимские жены, апостолы и ангелы, на переднем плане – сцена отсечения рук Авфонии. В верхней части иконы изображаются отверзающиеся небеса, к которым Богоматерь во «славе» возносят ангелы. Эта деталь находит толкование в «Слове на Успение» святого Андрея Критского: «Поднялось наддверие небесных врат, дабы принять в небесное царство… Пренебесную Дверь Божию»[8]. Исследуя икону из Успенского собора (ил. 5), Е. Я. Осташенко отмечает не имеющий аналогий в других памятниках рисунок и цвет «славы» возносящейся Богоматери[9]. Вместо традиционных голубых оттенков здесь внешние очертания «славы» состоят из двух оттенков красного, а внутренние части включают в себя сияние с короткими лучами. По всей видимости, красный цвет «славы» и лучи внутри нее связаны с рядом поэтических образов Богородицы, например с образом «Жены, облеченной в солнце» (Откр. 12: 1) и образом Церкви, которая оделась «Солнцем Правды – Христом».
Ил. 6. Успение Богоматери. Икона. XV в., Новгород. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Особенностью названной выше иконой Успения 1497 года из Кирилло-Белозерского монастыря является изображение эпизода с вручением Богоматерью своего пояса апостолу Фоме. Согласно одному из сказаний об Успении, Фома прилетел с опозданием, когда Богоматерь уже возносилась на небо, и получил пояс из Ее рук. Присоединившись к остальным апостолам, он рассказал им о встрече с Богоматерью, тем самым свидетельствуя о Ее вознесении на небо.

Наряду с рассмотренными выше развитыми и подробными иконографическими типами, в это же время был распространен и краткий вариант иконографии Успения. Так, в Русском музее хранится новгородская икона XV века (ил. 6), на которой отсутствуют изображения ангелов, летящих на облаках апостолов и традиционные фигуры апостолов у ложа Богоматери. Общая композиция иконы отличается предельным лаконизмом – Богородице предстоят лишь Сам Спаситель и два святителя. В верхней части иконы помещены полуфигуры святого Иоанна Предтечи и святого архидиакона Стефана. Это связано либо с посвящением престолов той церкви, откуда происходит икона, либо с желанием заказчика иконы видеть на образе Успения святых покровителей своей семьи.

Ил. 7. Успение Богоматери. Икона. XVI в., Новгород. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Интересной иконографической особенностью выделяется икона Успения середины XVI века из Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Если во всех рассмотренных выше памятниках Христос чаще всего изображался фронтально, держа душу Богоматери двумя руками, то здесь Он представлен в развороте, благословляющим десницей Богоматерь, лежащую на одре[10]. Эта деталь, по всей видимости, появляется в «облачном» варианте Успения в первой половине XVI века и широко распространяется в XVI–XVII столетиях. Благословляющим Богоматерь Спаситель представлен и на иконе XVI века из собрания Русского музея (ил. 7). На ней также представлено вознесение Богоматери, сидящей на престоле, к раскрытым вратам рая, за которыми видны ангельские чины, Небесный город (в виде крестообразной по форме башни) и несколько райских деревьев[11].

С райской символикой в XVI веке связано и размещение сцены Успения в росписях храмов. Так, в декорации Архангельского собора Московского Кремля и Успенском собора в Свияжске этот сюжет помещен над конхой алтаря[12], что позволяет трактовать эту композицию, исходя из представлений о символике алтарного пространства как места горнего, райского.

Клеймо иконы «Успение Богоматери, со сказанием об Успении». Конец XVII в. Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, Москва
В XVII столетии появляются монументальные храмовые иконы Успения, сопровождающиеся клеймами, в которых иллюстрируется «Сказание об Успении». Так, на иконе 1658 года из Успенского собора Московского Кремля в клеймах изображено моление Богоматери перед кончиной, прощание Богоматери с близкими, путешествие апостолов, их беседа с Богоматерью и другие сцены. Подробнейший рассказ об Успении Богородицы заканчивается изображением Богоматери на ложе среди райского сада. Такое же повествование об Успении содержат клейма иконы Успение конца XVII века из музея имени Андрея Рублева (ил. 8). В последнем клейме Богоматерь, как в традиционной иконографии Успения, изображена лежащей на престоле, за ним и перед ним – по две горящие свечи. У ложа Богоматери стоят не только апостолы – в правом нижнем углу изображены кланяющиеся ветхозаветные праведники, среди них можно отметить пророков Давида и Даниила. Присутствие при Успении Богоматери ветхозаветных праведников, а также благоразумного разбойника с крестом, стоящего за ложем Марии, напрямую указывает на то, что изображенное на иконе событие происходит не на земле, а на небе, а точнее – в раю. Особо примечателен тот факт, что сюжет рассматриваемого клейма написан на белом фоне. Именно этот цвет с самого рождения христианского искусства символизировал собою рай, как об этом пишет А. Н. Овчинников: «Всякое изображение на белом фоне следует понимать как сопричастие раю»[13]. Традиционно на белом фоне изображают такие сцены, как «Сотворение Адама и Евы», «Авраамово лоно», «Встреча в раю благоразумного разбойника с пророками Илией и Енохом» (в иконах «Сошествие во ад»), «Спас Недреманное Око».

Рассмотренные нами в качестве примеров памятники являются лишь малой частью образов Успения, которые любили и чтили на Руси. Популярности сюжета способствовал тот факт, что главные престолы соборов многих русских городов (Москвы, Коломны, Дмитрова, Владимира), а также монастырей, в том числе древнейших (Киево-Печерского и Псково-Печерского), были посвящены Успению Пресвятой Богородицы.

pravoslavie.ru

Икона Успения Пресвятой Богородицы

История праздника

Сведения о последних годах земной жизни Пресвятой Богородицы можно почерпнуть из ряда апокрифов и некоторых благочестивых преданий.

О событиях Успения и погребения Богородицы известно из таких источников, как «Сказание об Успении Богородицы» Псевдо-Иоанна Богослова (середина V века ), «Об исходе Марии Девы» Псевдо-Мелитона Сардийского (не ранее IV века), сочинении Псевдо-Дионисия Ареопагита, «Слово Иоанна, архиепископа Солунского». Один из таких апокрифов помещен в «Истории Церкви» Никифора Ксанфопула. История появления праздника Успения описана также у преподобного Иоанна Дамаскина в произведении «Второе похвальное слово на Успение Богоматери», где приводятся слова иерусалимского епископа Ювеналия. Все перечисленные апокрифы являются достаточно поздними сочинениями (V-VI век) и отличаются друг от друга содержанием.

Большинство исследователей сходятся во мнении, что Дева Мария прожила на земле 72 года и скончалась примерно в 57-м году нашей эры.

К моменту Своего успения Богородица жила в Иерусалиме, посещая для молитв Голгофу и Гроб Господень. Однажды во время молитвы Ей явился архангел Гавриил, сказавший, что через три дня Она отойдет ко Христу Богу. Успокаивая Марию, чтобы Она была готова к этому часу, архангел возвестил Ей: «...Сын Твой и Бог наш с архангелами и ангелами, херувимами и серафимами, со всеми небесными духами и душами праведных приимет Тебя, Матерь Свою, в небесное царство, чтобы Ты жила и царствовала с Ним бесконечное время». В ознаменование своих слов архангел вручил Богородице ветвь райского древа, указав нести Ее перед гробом Богородицы при погребении.

Перед кончиной Богоматерь захотела собрать у Своего ложа апостолов, которые к тому времени проповедовали по разным странам христианскую веру. По молитве Пресвятой Богородицы Святой Дух чудесным образом, как сообщает предание, - на облаках, собрал апостолов с разных концов земли, чтобы они могли поклониться Пресвятой Деве перед Ее успением.

Увидившись с апостолами, Богоматерь радостно предала Свою душу в руки Господа. Вот как описывает последние минуты Богородицы святитель Димитрий Ростовский: «Внезапно в горнице заблистал несказанный свет Божественной славы, помрачивший светильники. Те, которым открыто было это видение, пришли в ужас. Они видели, что кровля горницы открыта и слава Господня нисходит с небес, - Сам Царь славы, Христос, со тьмами ангелов и архангелов, со всеми небесными силами, со святыми праотцами и пророками, некогда предвозвещавшими о Пресвятой Деве, и со всеми праведными душами приближался к Пречистой Своей Матери».

Апостолы похоронили Богородицу в гробнице Ее родителей, праведных Иоакима и Анны, в которой покоился и прах Ее супруга - Иосифа Обручника, у самого подножия Елеонской, или Масличной горы, возле Гефсиманского сада, где так любил беседовать с учениками Христос и где Он был взят иудеями.

Предание хранит историю о том, как проходивший мимо иудейский священник Афония попытался опрокинуть одр с телом Девы Марии, но тут же его руки были отсечены неведомой силой. После глубокого раскаяния Афонии его руки сделались вновь целыми божественной силой, а сам он принял христианскую веру.

Согласно апокрифам, апостол Фома был единственным из учеников Христовых, кто не успел на похороны Богородицы (он пришел в Иерусалим на третий день после погребения). Тогда апостолы привели его к гробнице, чтобы он также мог поклониться телу Богоматери. Как повествует святитель Димитрий Ростовский, «когда святые Апостолы, отвалив камень, открыли гроб, то пришли в ужас: во гробе тела Богоматери не было, - остались одни только погребальные пелены, распространявшие дивное благоухание; святые Апостолы стояли в изумлении, недоумевая, что это значит! Лобызая со слезами и благоговением оставшуюся во гробе погребальную пелену, они молились Господу, чтобы Он открыл им, куда исчезло тело Пресвятой Богородицы.»

Вечером того же дня, когда апостолы собрались все вместе за трапезой, и апостол Петр, возвышая по обычаю укрух в память Христа, произнес: «Велико имя Святой Троицы», ученики Христовы увидели на воздухе Пресвятую Богородицу, окруженную ангелами. Богоматерь благословила апостолов со словами «Радуйтесь! Аз есмь с вами во вся дни до скончания века». Свое матернее благословение Пресвятая Дева распространила через апостолов и на всех верующих христиан до самых последних времен.

Установление праздника

До IV века Успение Пресвятой Богородицы не праздновалось среди христиан как общецерковный праздник. Окончательное утверждение церковного празднования Успения во всех частях христианского мира произошло только около VIII века. День празднования Успения 15/28 августа, согласно «Истории Церкви» Никифора Каллиста Ксанфопула, был учрежден императором Маврикием, издавшим специальный эдикт (вторая половина VI в.) [1].

Событие Успения Пресвятой Богородицы прославили канонами св. Козьма Маюмский и прп. Иоанн Дамаскин в VIII веке, а стихиры праздника были написаны в V веке Константинопольским патриархом Анатолием. Издавна празднику предшествует пост, который был утвержден в XII в. на Константинопольском соборе при патриархе Луке. Празднование Успения Пресвятой Богородицы всегда с особой торжественностью проходило в Гефсимании на месте Ее погребения, где был возведен храм, в котором хранились погребальные пелены Богородицы. В IV в. священный покров был перенесен во Влахернский храм.

В монастырях и некоторых храмах ради особого чествования праздника совершается особая служба погребению Богоматери. Данная служба известна по рукописям XV века и совершается по подобию службы утрени Великой Субботы. В XVI веке данная служба была очень распространённой в Русской Церкви, но в XIX веке уже была практически забыта и совершалась лишь в немногих местах. В настоящее время чин погребения Богоматери совершается во многих кафедральных и приходских храмах на второй или третий день праздника. Богослужение начинается всенощным бдением, на великом славословии духовенство выходит к лежащей посреди храма плащанице с изображением Богородицы; совершается ее каждение, а затем обнесение плащаницы вокруг храма. После этого совершается помазание верующих елеем, читаются ектении и отпуст.

В православии праздник относится к числу двунадесятых праздников и продолжается 9 дней - с 15/28 августа до 23 августа / 5 сентября. Празднику предшествует двухнедельный Успенский пост с 1/14 августа по 14/27 августа, являющийся наиболее строгим после Великого поста.

Духовный смысл праздника

Кончину Богородицы Церковь называет успением, а не смертью, потому обычная человеческая смерть, когда тело возвращается в землю, а дух - Богу, не коснулась Благодатной: «Побеждаются естества уставы в Тебе, Дева Чистая, - воспевает Святая Церковь в тропаре праздника, - девствует бо рождество, и живот предобручает смерть: по рождестве Дева, и по смерти жива, спасаеши присно, Богородице, наследие Твое» (ирмос 9 песни канона).

Сам праздник Успения Пресвятой Богородицы называют также «Второй Пасхой».

Данное название является свидетельством того, что Успение Богоматери, как и Воскресение Христово, является спасительным для всего человеческого рода как попрание смерти и воскрешение к жизни будущего века. Подобно вознесшемуся Спасителю, Пресвятая Богородица в Своем явлении апостолам пообещала быть с человеческим родом «во вся дни до скончания века».

Иконография

Сложение иконографии Успения Пресвятой Богородицы относится к постиконоборческой эпохе. Концом X века датируются две пластины из слоновой кости - оклад Евангелия императора Оттона III из Баварской библиотеки в Мюнхене и плакетка из музея Метрополитен в Нью-Йорке. Общая композиция сцены Успения в обоих памятниках станет традиционна для искусства Византии и Древней Руси. Богоматерь изображается в центре на ложе, по сторонам от Нее - плачущие апостолы, за ложем стоит Спаситель с душой Богоматери, изображаемой в виде спеленутого младенца.

Одни из самых ранних дошедших до наших дней стенописных изображений Успения Пресвятой Богородицы принадлежат X-XI вв. Началом X века датируется роспись Успенской церкви в Атени (Грузия). На этом раннем памятнике кроме апостолов у одра Богоматери изображены святители, которые, согласно Псевдо-Дионисию Ареопагиту, присутствовали при Успении. Это Иаков Иерусалимский, брат Господень, Дионисий Ареопагит, Иерофей Афинский и Тимофей Эдесский.

Фреска из пещерной церкви в Гёреме (Каппадокия, Турция), датируемая XI веком, свидетельствует об уже достаточно сложившейся композиции. В центре на пурпурном, украшенном золотой резьбой одре с белым орнаментированным покровом, изображена почившая Богоматерь. За одром - Христос, принявший душу Своей Матери в виде спеленатого младенца. Господь протягивает Ее одному из двух ангелов, который должен вознести Ее в небесные обители [2]. По обе стороны от одра - апостолы, фигуры которых сохранились фрагментарно. Слева перед одром - апостол Петр, совершающий каждение, справа припадает к ногам Девы Марии апостол Павел, за ложем приник к самому изголовью Иоанн Богослов.

На протяжении X - XI веков композиционная схема Успения практически не меняется. К ней добавляются лишь некоторые детали такие, как, например, архитектурные кулисы на втором плане, указывающие на историческое место, где произошло событие Успения - горница на Сионской горе в Иерусалиме. В оконных нишах зданий часто изображаются девы и жены иерусалимские, к которым, согласно «Слову Иоанна, архиепископа Солунского», апостол Петр обращался с проповедью.

Иногда душа Богородицы изображается не на руках у Христа, а в покрытых дланях ангела, несущего Ее в рай. Если достаточно свободного пространства для изображения (как, например, в росписи церкви Святой Троицы монастыря Сопочаны), то художник помещает над ложем Богоматери целый сонм небесных сил, парящих вокруг фигуры Спасителя.

В конце XIII - первой половине XIV века получает широкое распространение извод «облачное Успение». В этом иконографическом варианте чудесно восхищенные из разных стран апостолы изображаются не только у одра, но и в верхней части композиции летящими на облаках к Иерусалиму. На Руси такое изображение впервые встречается на иконе начала XIII века из церкви Рождества Богородицы Десятинного монастыря близ Новгорода [3].

На храмовой иконе из псковской церкви Успения «на Пароменье» (первая четверть XIV века) перед одром Богоматери вместо традиционной свечи изображен сосуд сложной формы [4]. Кувшин-стамна, вставленный в чашу напоминает здесь о древнем прообразе Богородицы - золотой стамне с манной, хранившейся в ковчеге завета. На этой псковской иконе фигура Христа вписана в темно-синюю мандорлу, которая появляется в иконографии Успения не ранее конца XII века.

На рубеже XII - XIII веков иконография Успения дополняется сюжетом с отсечением рук Афонии, изображающимся на первом плане композиции перед одром Богоматери. При этом фигуры Афонии и ангела, отрубающего ему руки, намеренно уменьшаются как второстепенные элементы композиции. Впервые этот сюжет зафиксирован во фреске церкви Панагии Мавриотиссы в Кастории (рубеж XII-XIII вв.), а на Руси эпизод с «Чудом отсечения рук Афонии» появляется во росписях собора Снетогорского монастыря (1313 год), церкви Успения на Волотовом поле (1360-е годы), церкви Федора Стратилата на Ручью (около 1380 года) и присутствует на многих иконах XV - XVI веков.

К второстепенным сюжетам композиции Успения можно причислить и изображение эпизода с вручением Богоматерью своего пояса апостолу Фоме, как это можно видеть на иконе Успения Богоматери из Кирилло-Белозерского монастыря 1497 года. Согласно одному из сказаний об Успении, апостол Фома, не успевший на похороны Богоматери, явился свидетелем Ее вознесения на небо и получил пояс из Ее рук. Присоединившись к остальным апостолам, он рассказал им о встрече с Богоматерью, тем самым свидетельствуя о Ее телесном вознесении.

В XVII столетии появляются крупномасштабные иконы Успения с клеймами, в которых иллюстрируется «Сказание об Успении». Так, на иконе 1658 года из Успенского собора Московского Кремля в клеймах изображено моление Богоматери перед кончиной, прощание Богоматери с близкими, путешествие апостолов, их беседа с Богоматерью и другие сцены. Подробнейший рассказ об Успении Богородицы заканчивается изображением Богоматери на ложе среди райского сада.

 


Подобное повествование об Успении написано на клеймах иконы Успение конца XVII века из музея имени Андрея Рублева. В последнем клейме данного образа ложу Богоматери предстоят не только апостолы - в правом нижнем углу изображены кланяющиеся ветхозаветные праведники, среди которых представлены пророки Давид и Даниил, а за ложем Марии написана фигура благоразумного разбойника с крестом, свидетельствующая о том, что изображенное на иконе событие происходит не на земле, а в раю. В связи с этим особо примечателен тот факт, что сюжет рассматриваемого клейма написан на белом фоне. Именно этот цвет с самого рождения христианского искусства символизировал собою рай (А. Н. Овчинников: «Всякое изображение на белом фоне следует понимать как сопричастие раю»).

 

В разговоре об иконографии Успения Пресвятой Богородицы важно отметить и то, что многие изобразительные элементы, составляющие данную композицию, имеют скрытый литургический смысл. Так, ложе с телом Богоматери несомненно уподобляется престолу в храме, а расположение апостолов двумя группами, возглавляемыми Петром и Павлом, по сторонам от него - их присутствию на евхаристии и причащению под двумя видами. Христос позади ложа являет собой образ архиерея за трапезой. Изображение в некоторых памятниках апостола Петра с кадилом в руке указывает на каждение святых даров в литургии, а образ апостола Иоанна, припадающего к ложу Девы Марии, - на священника, целующего престол. Изображения четырех святителей, по преданию, присутствовавших при Успении Богоматери, символизируют причащение архиереем священников в таинстве евхаристии. Ангелы, слетающие в сценах Успения ко Христу с покровенными руками, как для принятия святых даров, являются образами диаконов.

Чудотворные и чтимые иконы

Среди многочисленных чудотворных и местночтимых образов Успения Пресвятой Богородицы можно выделить ряд наиболее известных икон.

Одна из древнейших чудотворных икон Успения Божией Матери написана в 1147 году и находится ныне в собрании Государственной Третьяковской Галереи. Она известна чудесным спасение города Пскова в 1581 году во время нашествия польского короля Стефана Батория, а также в 1812 году во время нашествия Наполеона на Россию.

Икона Успения Божией Матери (Киево-Печерская) - одна из древнейших явленных икон Русской Православной Церкви. По преданию, Сама Божия Матерь вручила эту икону четырем византийским зодчим, которые в 1075 году принесли образ преподобным Антонию и Феодосию Печерским. Икона была прославлена многими чудесами. Ее иконографической особенностью является Евангелие, стоящее перед одром Божией Матери.

Икона Успения Божией Матери (Овиновская) прославилась в 1425 году в Костромской губернии.

Икона Успения Божией Матери (Псково-Печерская) вместе с образом «Умиление» в 1581 году явила чудо во время осады Пскова польским королем Стефаном Баторием. Летопись зафиксировала первое исцеление от образа в 1473 году.

Икона Успения Божией Матери (Пюхтицкая) явилась в XVI веке на эстонской земле. Она была найдена простыми пастушками у корней дуба после явления Пресвятой Богородицы у святого источника.

Икона Успения Божией Матери (Семигородная) была написана преподобным Дионисием Глушицким, основателем Глушицкой обители, находящейся в Кадниковском уезде Вологодской губернии. Как полагают, из основанной им обители эта икона Богородицы была перенесена некоторыми отшельниками на расстояние 20 верст от обители, в непроходимые леса за рекой Двинцой в Семиградскую волость.

Икона Успения Божией Матери ( Далматская) названа по имени инока Далмата - основателя Успенского Далматовского монастыря в Пермской губернии.

Примечания

1. Праздник в честь Успения Богородицы изначально имел название «Память Блаженной». Именно под этим наименованием его начали праздновать в Сирии в V веке. В VI веке название праздника было заменено на «Праздник успения Божией Матери».

2. До XIII века в византийском искусстве возносимая ангелами душа Богородицы изображалась как младенец в белых пеленах. Первым византийским памятником, где возносимая душа Богоматери изображена не как младенец, а как взрослая Дева, стали «Златые врата» собора Рождества Богородицы в Суздале (1230 год). Это изображение позволило некоторым исследователям полагать, что в данном случае представлено не только вознесение души Богородицы в небесную славу, случившееся сразу по разлучении с телом, а ее телесное воскресение Христом после погребения.

3. Редкой иконографической деталью новгородской иконы являются красные туфли, стоящие на подножии перед одром Богородицы, что в данном контексте может являться образом оставления земного пути. Известно, что согласно церемониалу принятому в империи ромеев, красную обувь могли носить только особы царской крови, в том числе и Богородица как происходящая из рода царя Давида. Также к интересным особенностям иконы относятся стоящие за ложем два высоких подсвечника со свечами.

4. Зажженная свеча пишется перед одром Богоматери по собственному указанию Богородицы, пожелавшей чтобы в горнице горела свеча (согласно изложению Иоанна Солунского).

Тропарь, глас 1

В рождестве девство сохранила еси, / во успении мира не оставила еси, Богородице; / преставилася еси к животу, / Мати сущи Живота, // и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша.

Кондак , глас 2

В молитвах неусыпающую Богородицу / и в предстательствах непреложное Упование / гроб и умервщление не удержаста: / якоже бо Живота Матерь / к животу престави // во утробу Вселивыйся приснодевственную.

Величание

Величаем Тя, / Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, / и всеславное славим // Успение Твое.

Молитва

О Пресвятая Богородице Дево, Владычице, вышшая Ангел и Архангел и всея твари Честнейшая, ангельское великое удивление, пророческая высокая проповедь, апостольская преславная похвало, святителей изрядное украшение, мучеников крепкое утверждение, иноков спасительное наставление, постников неизнемогающее воздержание, девствующих чистото и славо, матерей тихое веселие, младенцев мудросте и наказание, вдовиц и сирых Кормительнице, нагих одеяние, болящих здравие, пленников избавление, по морю плавающих тишино, обуреваемых небурное пристанище, блуждающих нетрудная Наставнице, путешествующих легкое прохождение, труждающихся благое покоище, в бедах сущих скорая Заступнице, обидимых Покрове и прибежище, ненадеющихся надеяние, требующих Помощнице, печальных присное утешение, ненавидимых любовное смирение, грешников спасение и к Богу присвоение, правоверных всех твердое ограждение, непобедимое поможение и заступление! Тобою нам, Владычице, Невидимый видим бысть, и Тебе мольбу приносим, Госпоже, грешнии раби Твои: О Премилостивая и Пречудная Света умнаго Царице, рождшая Царя Христа, Бога нашего, Живодавца всех, от небесных славимая и от земных хвалимая, ангельский уме, светозарная звездо, святых Пресвятейшая, Владычице всех тварей, Боголепная Девице, Нескверная Невесто, палато Духа Пресвятаго, огненный Престоле Невидимаго Царя, небесный кивоте, носило Слова Божия, огнеобразная колеснице, покоище Живаго Бога, неизреченное составление плоти Христовы, гнездо Орла Небеснаго, Горлице Богогласная, Голубице кроткая, тихая и незлобивая, Мати чадолюбивая, милостей бездно, развергающая тучу гнева Божия, неизмеримая глубино, неизреченная тайно, несведомое чудо, не рук отворенная Церкве Единаго Царя всех век, благоуханное кадило, честная багрянице, Боготканная порфиро, душевный раю, живоноснаго сада отрасле, цвете прекрасный, процветший нам небесное веселие, грозде спасения нашего, чаше Царя Небеснаго, в нейже растворися от Духа Святаго вино неисчерпаемыя благодати, Ходатаице закона, зачало истинныя веры Христовы непоколебимый столпе, мечу ярости Божия на богопротивных, бесов устрашение, во бранех побеждение, христиан всех неложная Хранительнице и мира всего известное спасение! О Всемилостивая Госпоже, Дево Владычице, Богородице, услыши нас, молящихся Тебе, и яви милость Твою на людей Твоих, моли Сына Своего избавитися нам от всякаго зла и сохрани обитель нашу и всяку обитель, и град, и страну верных, и люди, благочестно прибегающия и призывающия имя Твое святое, от всякия напасти, губительства, глада, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменников и междоусобныя о ран и, от всякия болезни и всякаго обстояния, да ни ранами, ни прещением, ни мором, ни всяким праведным гневом Божиим умалятся раби Твои. Но соблюдай и спасай милостию Своею, Госпоже, за ны молящися, и полезное благорастворение воздуха во времени плоднаго приношения нам даруй. Облегчи, возстави и помилуй, Премилостивая Владычице, Богородице препетая, во всякой беде и нужде сущия. Помяни рабы Твоя и не презри слез и воздыхания с нашего, и обнови нас благостию Своея милости, да со благодарением утешаемся, обретше Тя Помощницу. Умилосердися, Госпоже Пречистая, на немощныя люди Твоя, Надеждо наша. Разсеянныя собери, заблудшия на путь правый настави, отпадшия от благочестивыя отеческия веры паки возврати, старость поддержи, юныя вразуми, младенцы воспитай и прослави славящия Тя, изряднее же - Церковь Сына Твоего соблюди и сохрани в долготу дний. О Милостивая и Премилостивая Царице Небесе и земли, Богородице Приснодево! Ходатайством Твоим помилуй страну нашу и воинство ея и вся православныя христианы, сохраняющи их под кровом милости Твоея, ризою Твоею честною защити и моли из Тебе воплошагося без семене Христа, Бога нашего, да препояшет ны свыше силою на вся видимыя и невидимыя враги наша. Спаси же и помилуй, Госпоже, Великаго Господина и Отца нашего Алексия, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, преосвященныя митрополиты, архиепископы и епископы православныя, иереи же и диаконы и весь причет церковный, и весь монашеский чин, и вся правоверныя люди, поклоняющияся и молящияся пред честною Твоею иконою. Призри на всех нас призрением милостивнаго Твоего заступления, воздвигни нас из глубины греховныя и просвети очи сердечныя ко зрению спасения, милостива нам буди зде и на Страшнем Суде Сына Твоего о нас умоли, преставльшияся во благочестии от жития сего рабы Твоя в вечней жизни со Ангелы и Архангелы и со всеми святыми причти, да одесную Сына Твоего Бога предстанут, и молитвою Твоею сподоби вся православныя христианы со Христом жити и радости ангельския в Небесных селениих наслаждатися. Ты бо еси, Госпоже, слава Небесных и упование земных, Ты наша Надежда и Заступница всех притекающих к Тебе и Твоея святыя помощи просящих. Ты Молебница наша теплая к Сыну Твоему и Богу нашему. Твоя Матерняя молитва много может на умоление Владыки, и Твоим предстательством ко Престолу благодати Пресвятых и Животворящих Его Тайн приступати дерзаем, аще и недостойнии. Темже всечестный образ Твой и рукою Твоею держимаго Вседержителя видяще на иконе, радуемся, грешнии, со умилением припадающе, и любовию сей целуем, чающе, Госпоже, Твоими святыми Богоприятными молитвами дойти Небесныя безконечныя жизни и непостыдно стати в день судный одесную Сына Твоего и Бога нашего, славяще Его купно со Безначальным Отцем и Пресвятым, Благим, Животворящим и Единосущным Духом, во веки веков. Аминь.

http://www.portal-slovo.ru/art/48370.php

ruskline.ru

история, значения, в чем помогает и как молиться

Образ Богородицы издавна почитается православным людом после икон Господа Иисуса Христа. Деве Марии посвящено более 700 вариаций икон, но, как сказано в предании о Ее житии, образов Богородицы столько, сколько звезд на небе.

Среди знаменитых Ее ликов особое место занимает икона Успения Божией Матери, почитание которой совершается ежегодно 28 августа.

Описание иконы

Посреди иконы изображен смертный одр, на котором возлежит тело Пресвятой Богородицы. Он покрыт багряной тканью, что не случайно. Багрянец во все времена считался символом власти императоров, поэтому и на иконе этот цвет указывает на царственное достоинство Царицы Небесной. Пурпурные сандалии, надетые на Ее ноги, тоже имеют свое обоснование — такую обувь могли носить лишь именитые византийские императоры.

Смысл багрянца на иконе Успения означает то, что власть Богородицы несравнимо выше, чем у самых могущественных царских особ.

Ложе Богородицы окружают апостолы, среди них Иоанн и Петр. Петр держит в руках кадильницу и окуривает Пречистое тело фимиамом. Иоанн оплакивает Богоматерь, склонившись над Ее телом.

Часто на иконе изображается святой Иоанн Дамаскин. Именно он воспевал Царицу Небесную в своих богоугодных трудах.

О других почитаемых в православии иконах:

Пред одром горит свеча, но на других композициях вместо нее встречается изображение пары отрубленных запястий, а возле ложа стоит грешник с отрубленными руками. Он есть Афония, тот, кто в неверии пытался опрокинуть одр, но его чудесно остановил меч ангела.

Кстати, сам ангел с поднятым мечом часто изображается стоящим возле Афонии.

Рядом с одром стоит Сам Спаситель. Его окружает огромный нимб, благовествующий о Его Божественной Славе. В Его руках возлежит младенец в пеленах. Он есть душа Пречистой Девы, которую Иисус вскоре вознесет в Небесные обители. Окружающие Творца ангелы ликуют, встречая Царицу Небесную.

Событие Успения происходит в комнате с множеством колонн, арок и прочих архитектурных элементов.

Успение Пресвятой Богородицы

История успения Богородицы

Предание гласит, что с момента распятия Своего Сына, Мария часто приходила на Голгофу и возносила мольбы к Небу у гроба Иисуса.

Случилось, что однажды во время моления Богородице явился архангел Гавриил и сообщил Ей о скорой кончине. Новость для скорбящей Матери была радостной и означала скорую встречу с возлюбленным Сыном. Поэтому последние дни земной жизни Пресвятая Дева проживала в неусыпаемой мольбе ко Господу, призывая всех православных христиан следовать ее примеру.

Важно. В момент отхождения души Пречистой Девы, к смертному одру Матери явился Сам Иисус Христос. Его окружал сонм небесных ангелов и архангелов.

Тело Преблагой Девы было похоронено в семейной гробнице, рядом с родителями и супругом. Сам же обряд захоронения был очень торжественным и невидимой стеной был огорожен от внешнего мира. А неверные, пытающиеся помешать захоронению тела, были строго наказаны.

Гробница Марии была плотно закрыта огромным камнем. Через три дня после похорон Иерусалим посетил апостол Фома. Он горел желанием попрощаться с Божией Матерью и присутствовать на Ее погребении, но опоздал. Он в слезах умолял христиан открыть могилу, дабы в последний раз созерцать Пречистую.

Но когда люди отодвинули камень и вошли внутрь гробницы, им было явлено чудо — тела в ней не оказалось, а на его месте лежало лишь только похоронное одеяние Марии. Ведь Сам Господь взял материнскую душу в руки свои и они вместе вознеслись в Небеса.

В этот же день апостолы собрались за общим столом, дабы отпраздновать воскрешение и вознесение Пресвятой Девы. И тут им явилась Сама Пречистая и провозгласила: «Я с вами!». И по сей день Богородица незримо находится рядом с каждым верующим человеком, оберегая его и исполняя сердечные прошения.

В этот день в церквях совершаются праздничные богослужения, клир надевает голубые облачения. С особой торжественностью праздник Успения совершается в Гефсимании, на месте погребения Пречистой Девы.

О других Богородичных праздниках:

На монастырском подворье хранится священная плащаница Богородицы, окруженная возженными свечами. Пред ней от начала праздника Преображения Христова начинается служение молебнов, акафистов, литургий и вечерних богослужений.

В 2 часа ночи перед днем Успения настоятель Гефсиманского подворья совершает Божественную Литургию, а по ее окончании пред плащаницей читается молебен. После этого она торжественно переносится крестным ходом в Гефсиманию.

В этом событии ежегодно участвуют члены русского духовенства в Иерусалиме. Процессия всегда сопровождается огромным количеством паломников со всего мира. Крестный ход прибывает в Гефсиманию с восходом солнца, а в каменную пещеру, где ранее возлежало Пречистое тело Богоматери, возлагается плащаница.

Утром дня Успения совершается чин погребения Богородицы. Архиереи, монахи, клирики и множество православного люда по узким улочкам святого города отправляются в Гефсиманию.

Погребальная процессия воспевает молебный канон Богородице. На отдание праздника плащаница тем же крестным ходом возвращается обратно в Иерусалим в его Гефсиманское подворье.

Великий смысл образа

Важно. Икона Успения Божией Матери знаменует истину, что смерть — это не окончание жизни человека, а переход в мир горний.

Кончина Богородицы — это не уход из жизни обычного человека. Душа и тело Пречистой Девы отправились в Небеса к Спасителю, а не в сырую землю.

На нижней части образа человечеству указано, что путь к Спасению лежит через скорби, после чего каждого праведника ждет Вечность, куда первой из людей вознеслась Пресвятая Дева Мария. Поэтому рекомендуется читать икону Успения снизу вверх, чтобы правильно трактовать то, что ждет праведного христианина после смерти телесной.

Святая помощь с Небес

Моление пред образом помогает верующим людям преодолеть страх смерти, ведь на ней описан яркий пример того, что ждет каждого из нас при верном соблюдении правил церковного бытия.

  • Богородица молится пред Своим Сыном за каждого человека, помогая излечиться даже от самых тяжелых недугов;
  • Она наставляет потерянные души на путь истинный, дабы после кончины каждый человек смог оказаться во Царствие Небесном;
  • Мария помогает избавиться от напастей, дарует душевное спокойствие, помогает в делах, защищает в пути.

Помимо моления в церкви, можно заказать молебен пред иконой, предварительно написав записочки с именами тех людей, о которых необходимо помолиться.

Сами записки следует подать в церковную лавку до начала молебна. Имена следует записывать в православном написании и в родительном падеже, они должны отвечать на вопрос «кого?», например: о здравии Марии, Димитрия, Иулии, Сергия.

Важно. Церковь молится только за крещенных в православной вере людей, т.е. за тех, над кем было совершено Таинство Крещения.

Богородица всепрощающая и является Небесной помощницей всем живым!

Моление пред образом Успения должно совершаться с пониманием и искренней верой в исполнение просимого. Просьба должна исходить из самой глубины сердца, подобно тому, как дитя призывает помощь своей матери. В этом случае Матерь Божия не замедлит оказать помощь Своему заплутавшему чаду, попавшему в беду.

Посмотрите видео об Успении Богородицы

molitva-info.ru

Иконы Успения Пресвятой Богородицы

28 августа — последний летний праздник: Успение Пресвятой Богородицы. Священное Писание молчит об обстоятельствах Ее смерти и погребения. Зато красочные предания, зафиксированные в памятниках церковной живописи, сохранили для нас память об этом событии. На облаках апостолы чудесно переносятся в Иерусалим, чтобы лицезреть успение Божией Матери.

Резьба по слоновой кости «Успение Богоматери». Византия, X век. Из собрания музея Метрополитен в Нью-Йорке.

Миниатюра из рукописи литургического Евангелия в собрании монастыря Дионисиат на Афоне.

Резьба по слоновой кости «Успение Богоматери». Византия, XI век. Из собрания Государственного Эрмитажа.

Изображения Успений Пресвятой Богородицы XII века на иконах из собрания монастыря св. Екатерины на Синае в общем воспроизводят схожую иконографию.

Фреска Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря во Пскове. 40-е годы XII века. Здесь иконография праздника усложняется: появляются изображения святителей, по преданию присутствовавших при этом событии (это могут быть святители Иаков брат Божий, Иерофей Афинский, Тимофей Эдесский и Дионисий Ареопагит). Кроме того, появляются изображения Небесных сил, сопровождающих Христа. На фреске Мирожского монастыря архангелы Михаил и Гавриил представлены в лоратных одеждах, как царедворцы Небесного Владыки. В архитектурных сооружениях по краям композиции помещены изображения плачущих иерусалимских жен.

Изображение Погребения Богоматери на т.н. «Златых вратах» церкви Рождества Богородицы в Суздале (XII-XIII вв.), равно как и некоторые другие более ранние памятники византийского мира, свидетельствуют о наличии целого изобразительного цикла, связанного с преданиями об Успении Богоматери. В дальнейшем различные разновременные части этого цикла, как мы увидим, будут совмещаться в пределах одного изображения… Кроме того, здесь появляется изображение нечестивого Авфонии, попытавшегося перевернуть одр Богоматери и наказанного за это ангелом.

Икона Успения Пресвятой Богородицы из Десятинного монастыря под Новгородом (в собрании Гос. Третьяковской галереи, начало XIII века) является первым из сохранившихся до наших дней русских примеров иконографии «облачного» Успения. Апостолы изображены приносимыми на облаках, в свою очередь ангелы уносят душу Богоматери на Небо.

Фреска Успения Пресвятой Богородицы западной стены церкви Богоматери Перивлепты в Охриде (ныне – Македония). Конец XIII века. Это одно из наиболее сложных по иконографии изображений этого праздника. Слева от собственно Успения находится сцена прощания Марии с иерусалимскими женами, справа – наказание Авфонии и погребение Богоматери. Из раскрытых Небесных Врат спускается целый сонм ангелов, апостолы приносятся на облаках. Интересные детали – душа Богоматери в руках Христа изображена с крыльями, кроме того, Богоматерь, на этот раз в своем земном обличье, находится еще и на отдельном облаке справа, в сопровождении ангела, и вручает свой пояс апостолу Фоме. Таким образом мы видим, что разновременные события (в частности, явление Богоматери апостолу Фоме и Ее телесное Вознесение произошло, по преданию, на третий день после Ее Успения) оказываются объединены в единое целое.

Мозаика Успения церкви Спасителя монастыря Хора в Константинополе (Кахриэ-Джами, Стамбул), начало XIV века. Выделенный красным цветом из остальных Небесных сил Херувим, вполне возможно, служит напоминанием о Херувиме, охранявшего Рай после грехопадения Адама и Евы, и знаком того, что ныне Рай открыт для праведных душ.

Фреска Успения Пресвятой Богородицы церкви св. Георгия в Старо-Нагоричино (Ныне – Македония). Первая четверть XIV века. Это одна из наиболее сложных трактовок иконографии Успения. Погребение (апостолы несут одр Богоматери) и собственно Успение оказываются совмещенными.

Авфония с отсеченными руками т.о. перемещается в центр композиции, хотя наказующий ангел с мечом остается слева вверху.

Ангелы появляются не только в окружении Христа, но и среди апостолов на земле . Апостолы приносятся на облаках, и у каждого в облаке свой «личный» ангел-путеводитель. А пониже этих облаков изображены ветхозаветные пророки, предрекшие появление Марии, вместе с символами их пророчеств.

Выше фигуры Христа – телесное вознесение Богоматери и отдание пояса апостолу Фоме. Некоторые из вышеперечисленных особенностей будут впоследствии восприняты древнерусской иконописью.

Фрагмент фрески Успения Богоматери церкви Успения монастыря Грачаница. 1320-е годы. Косово, Сербия.

Икона Успения Богоматери. Из праздничного ряда Софии Новгородской. Середина XIV века.

Фреска Успения Богоматери из церкви св. Димитрия Маркова монастыря (XIV век, ныне – Македония) – также замечательный вариант трактовки иконографии праздника. Здесь ангелы переносят Душу Богоматери в виде фигурки с распростертыми белыми крыльями в распахнутые двери Рая, а апостолы приносятся на облаках по трое, причем несущие их ангелы изображены снаружи облаков.

Икона Успения Пресвятой Богородицы. Феофан Грек (?) Конец XIV века. Оборотная сторона иконы Богоматерь Донская (в собрании Гос. Третьяковской галереи).

Фреска Успения Богоматери собора монастыря Ватопед на Афоне. XIV век.

Храмовая икона «Успение Богоматери» первоначальной деревянной Успенской церкви Кирилло-Белозерского монастыря. Начало XV века. Ныне – в собрании Кирилло-Белозерского музея-заповедника.

Храмовая икона «Успение Богоматери» Успенского собора Московского Кремля. Около 1479 г.

Икона Дионисия «Успение Богоматери» из Павло-Обнорского монастыря. Около 1500 г. (В собрании Вологодского музея-заповедника). Белый цвет одежд возносимой ангелами Богоматери особенность, встречающаяся в памятниках круга Дионисия.

«Успение Богоматери». Мастер Феофан Критский. Икона середины XVI века из праздничного чина монастыря Ставроникита на Афоне.

Икона XVI века Успения Пресвятой Богородицы из Успенской церкви Кеми (в собрании ГРМ) – один из поздних образцов «сложной» иконографии праздника. За святителями слева изображены праотцы Авраам, Исаак и Иаков, а также св. царь Давид (в данном случае они изображены как предки Богоматери), подчеркнуто «многослойно» изображение Небесных Сил, окружающих Христа. Уникальные для иконографии Успения особенности в этой иконе – изображение Небесного Иерусалима вверху и образ Ветхого Днями – возможно заимствованы из икон Страшного Суда того же времени.

Фреска Успения Пресвятой Богородицы келии св. Стефана на горе Афон. Конец XVII века.

Болгарская икона XIX века Успения Богоматери. От некогда многосложной композиции с летящими апостолами осталось лишь явление Богоматери апостолу Фоме.

Современная греческая Успения Пресвятой Богородицы.

www.nsad.ru

Икона Успения Пресвятой Богородицы

Среди настенных росписей нашего храма и его живописных икон часто встречается образ Богоматери. Одной из наиболее почитаемых храмовых икон является икона Успения Пресвятой Богородицы, подаренная храму братией Валаамского монастыря.

Праздник Успения Божией Матери.

Праздник Успения Пресвятой Богородицы, принадлежащий к числу двунадесятых, отмечается 15 августа по старому стилю (28 августа по новому стилю). В этот день Святая Церковь воспоминает праведную кончину Божией Матери — событие, окрашенное одновременно печалью об окончании жизненного пути Предстательницы за род человеческий и радостью о соединении Пречистой Матери Господней с Сыном Своим.
Обстоятельства Успения Божией Матери известны в Православной Церкви от времен апостольских. В I веке о Успении Ее писал священномученик Дионисий Ареопагит. Во II веке сказание о телесном переселении Пресвятой Девы Марии на Небо находится в сочинениях Мелитона, епископа Сардийского. В IV веке на предание об Успении Матери Божией указывает святитель Епифаний Кипрский. В V веке святитель Ювеналий, Патриарх Иерусалимский, говорил святой благоверной греческой царице Пульхерии: «Хотя в Священном Писании нет повествования об обстоятельствах кончины Ее, впрочем, мы знаем об них из древнейшего и вернейшего предания». Это предание с подробностью собрано и изложено в церковной истории Никифора Каллиста в ХIV веке.

Из Священного предания известно, что вплоть до гонения, воздвигнутого Иродом на Церковь, Пречистая Дева пребывала в Иерусалиме, потом переселилась вместе с апостолом Иоанном Богословом в Эфес. Живя здесь, Она посещала праведного Лазаря на Кипре и Афонскую Гору, которую благословила как Свой удел.

Подобно апостолам, Она насаждала и утверждала Христианскую Церковь Своим присутствием, словом и молитвами. Слава Ее как Матери Божией уже распространилась по земле. Для апостолов и всех верующих Она была утешением и назиданием. Для многих других – предметом зависти и злобы.

Незадолго до кончины Божия Матерь возвратилась в Иерусалим. Здесь Приснодева часто пребывала в тех местах, с которыми связаны важнейшие события в жизни Ее Божественного Сына: Вифлеем, Голгофа, Гроб Господень, Гефсимания, Елеон. Там Она усердно молилась. По преданию, иудеи покушались убить Ее, для чего по распоряжению первосвященников у Гроба Господня была поставлена стража. Но по промыслу Божьему, при приближении Богородицы у воинов отнималось зрение, и они не могли Ее увидеть.

Однажды во время молитвы на горе Елеонской Архангел Гавриил возвестил Божией Матери о предстоявшей Ей через три дня кончине и преподнес светящуюся райскую ветвь — символ победы над смертью и тлением. Пресвятая Богородица рассказала о происшедшем апостолу Иоанну Богослову, а тот известил апостола Иакова, брата Господня, и через него всю Церковь Иерусалимскую.

Перед кончиной Богородица завещала Свое скудное имущество прислуживавшим Ей вдовицам и повелела похоронить Себя в Гефсимании, рядом с могилами Своих праведных родителей и праведного Иосифа Обручника.

В день Успения Богородицы чудесным образом в Иерусалиме оказались собранными для прощания с Нею почти все апостолы, которые прежде разошлись по разным странам с миссией проповеди Слова Божия. Позже всех прибыл апостол Павел. Отсутствовал только апостол Фома.

Вдруг воссиял свет несказанный, перед которым померкли свечи; кровля горницы открылась, и сошел Сам Царь Славы, Христос, со множеством ангелов и архангелов. Пресвятая Богородица обратилась ко Господу с благодарственной молитвой и просила благословить всех почитающих Ее память. Она также молила Сына Своего защитить Ее от темной сатанинской силы, от воздушных мытарств. Затем Богоматерь радостно предала Свою душу в руки Господа, и тотчас раздалось ангельское пение.

От благоухающего тела Ее больные тотчас стали получать исцеления. Началось торжественное перенесение Пречистого Тела из Иерусалима в Гефсиманию. Зазвучали торжественные гимны. Петр, Павел и Иаков вместе с прочими апостолами понесли на раменах одр Божией Матери. Вдруг, как гласит Священное предание, над одром появился облачный круг в виде венца, озаренный сиянием. Этот венец плыл над процессией до самого места погребения.

За процессией следовали и иудеи, не веровавшие во Христа. Первосвященники послали своих служителей, чтобы те разогнали процессию, убили апостолов и сожгли тело Богоматери, но ангелы поразили кощунников слепотой. Когда возбужденный народ и воины с яростью устремились на христиан, то облачный венец, сопровождавший по воздуху шествие, опустился к земле и как бы стеною оградил его. Преследователи слышали шаги и пение, но никого из провожавших не видали.

Иудейский священник Афония (по другим сказаниям Иефоний или Софония), попытавшийся опрокинуть одр Богородицы, был наказан ангелом, отсекшим ему руки, и получил исцеление лишь после чистосердечного раскаяния. Прозрели и покаявшиеся из ослепших.

Три дня апостолы пребывали у гроба Божией Матери, воспевая псалмы. В воздухе постоянно слышалось ангельское пение. Как говорит святитель Филарет Московский, полное и совершенное утешение апостолы получили «тогда, когда в третий день по Ее Успении, ради опоздавшего к Ее погребению Фомы, отверзши гроб Ее, не обрели пречистого Ее тела, и вслед за тем увидели Ее в славе воскресения и от Нее самой услышали слово утешения: «Радуйтеся, яко с вами есмь во вся дни». Апостолы убедились таким образом в дивном вознесении Пресвятой Девы с телом на небо.

Кончину Богородицы Церковь называет Успением, а не смертью. «Побеждены законы природы в Тебе, Дева Чистая, – воспевает Святая Церковь в тропаре праздника, – в рождении сохраняется девство, и со смертию сочетается жизнь: пребывая по рождении Девою и по смерти Живою, Ты спасаешь всегда, Богородица, наследие Твое».

Иконография праздника.

Иконография Успения Пресвятой Богородицы поражает своей сложностью и разнообразием. Столь богатая традиция сложилась в силу особого отношения к этому событию: Успение, пожалуй, самый почитаемый из Богородичных праздников и один из самых важных в системе христианской литургики в целом.

Наиболее ранние примеры иконографии Успения относятся к Х веку, хотя праздник окончательно утверждается на Востоке в VI, а на Западе – в VII столетиях.

Достоверные сведения об истории праздника Успения начинаются лишь с конца VI века. Принято считать, что он установлен при византийском императоре Маврикии (592–602). По всей видимости, до этого времени Успение было в Константинополе поместным, не общецерковным праздником. Утверждению Успения в церковном календаре способствовало растущее почитание Богоматери, которое не смогли поколебать возникавшие ереси, в том числе несторианство.

В Евангелии ничего не сказано о земной жизни Богоматери после Вознесения Спасителя. Сведения о Ее последних днях сохранило церковное предание.

Основные апокрифические источники изображений датируются IV–V веками. Но главным текстом, ставшим основой иконографической традиции, следует считать «Второе похвальное слово на Успение Богоматери» святого Иоанна Дамаскина (VIII век). В разное время и в восточном, и в западном искусстве делался акцент на те или иные фрагменты этого описания.

«Во время Ее славного Успения все святые апостолы, которые были рассеяны по вселенной для спасения народов, в мгновение по воздуху были собраны в Иерусалим, и когда были поблизости, им явилось видение ангелов и стало слышно Божественное пение высших сил. Так с Божественной и небесной славой Пресвятая Богородица предала Свою святую душу в руки Божии неким неизреченным образом.

Богоприемное Ее тело, вынесенное и погребенное с ангельским и апостольским пением было положено во гробе в Гефсимании. И на этом месте три дня продолжалось непрерывное ангельское пение. Когда же через три дня ангельское пение прекратилось, то апостолы открыли гроб, поскольку один из них, отсутствовавший и прибывший после третьего дня, пожелал поклониться богоприемному телу. Но они не смогли найти Ее всепетое тело, так что, обретя лишь лежащие погребальные одеяния и исполнившись исходящего от них несказанного благоухания, они закрыли гроб.

Пораженные чудом таинства апостолы только и могли подумать, что Бог Слово и Господь славы, благоволивший воплотиться по ипостаси и вочеловечиться от Нее и родиться по плоти, а после Рождества сохранивший невредимым Ее девство, Сам благоволил и после отшествия Богоматери почтить Ее чистое и незапятнанное тело нетлением и перемещением прежде общего для всех воскресения».

В соответствии со словами святого Иоанна Дамаскина у ложа Богородицы всегда изображались апостолы. В XI веке возникает так называемый «облачный тип» иконы Успения, в котором, помимо сцены прощания апостолов с Марией у Ее ложа, в верхней части композиции показано, как ангелы переносят их по небу к месту Успения. Согласно Преданию, Фомы среди них не было, а апостолы Андрей, Филипп и Иуда Фаддей, уже погибшие к тому времени, были чудесным образом воскрешены на время прощания с матерью своего Учителя. Именно к такому типу относится замечательная по художественным качествам икона XIII века из Десятинного монастыря в Новгороде (ГТГ, Москва).

Центральное место в православной иконографии Успения принадлежит образу Христа. Его фигура располагается обычно по оси симметрии, образуя в сочетании с фигурой возлежащей на ложе Марии крестообразную композицию. На руках Он держит спеленатого младенца, олицетворяющего непорочную душу Марии.

В древнерусских памятниках XVI–XVII веков (как, например, на новгородской иконе XVI века из Русского музея в Петербурге) Иисус может держать младенца только на левой руке, а правой благословлять Марию. В начале XVIII века святитель Димитрий Ростовский в проповеди «Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии» дал описание чудесного явления Христа, явно руководствуясь более древними апокрифами: «Внезапно в горнице заблистал несказанный свет Божественной славы, помрачивший светильники. Те, которым открыто было это видение, пришли в ужас. Они видели, что кровля горницы была открыта, и слава Господня нисходит с небес. Сам Царь славы Христос со тьмами ангелов и архангелов, со всеми небесными силами, со святыми праотцами и пророками, некогда предвозвещавшими о Пресвятой Деве, и со всеми праведными душами приближался к Пречистой Своей Матери».

«Несказанный свет Божественной славы» в живописи олицетворяет мандорла (лат. «миндалина») – миндалевидное обрамление фигуры Христа. Интересно, что на иконах псковской школы XIV–XV веков (одна из них представлена в собрании Третьяковской галереи) мандорла часто писалась темно-синими, а порой и черными красками. То же самое мы видим и у Феофана Грека в сцене Успения на оборотной стороне иконы «Богоматерь Донская (ГТГ, Москва).

Мастера стремились изобразить свет, согласно учению исихазма, как «пресветлый мрак», т.е. темное пятно, каким горний свет видится несовершенному земному зрению человека. Это придавало всему образу не только дополнительный духовный смысл, но и живописную экспрессию цвета, драматичность, которой нельзя избежать при изображении ухода человека из земной жизни – даже если в духовном плане это и не смерть, а вхождение в истинную жизнь.

Православная иконография Успения постоянно усложнялась и дополнялась новыми персонажами и деталями. Так уже с конца XI века помимо апостолов у ложа Богородицы стали показывать четырех епископов, по преданию также присутствовавших при кончине Марии: апостола Иакова Алфеева, Иерофея, Тимофея Эфесского и Дионисия Ареопагита. Позже (главным образом на Руси) к ним присоединились жены иерусалимские, оплакивающие расставание с Богородицей.

Со временем на иконе появились некоторые дополнительные детали, имеющие символический смысл: красные туфельки у ложа Марии – символ окончания Ее земного пути; свеча, горящая перед Ее ложем. По одному из апокрифических рассказов, Мария сама просила зажечь в помещении свечу как знак Ее молитвы к Сыну, которую Она творила до последней минуты. Свеча в то же время и символ Христа, Его жертвы и сокровенного присутствия.

С XV века в русских иконах на переднем плане появилось изображение отсечения рук иудею Афонии. По одному из преданий, во время торжественного перенесения тела Марии на погребение в Гефсиманию Афония, не признававший Христа, хотел опрокинуть гроб на землю из рук апостолов. Но чудесно появившийся ангел с мечом отсек ему руки (Афония, разумеется, тут же покаялся и обратился).

Наконец, в XVII веке возникает композиция Успения с клеймами, устроенная наподобие житийной иконы. В клеймах вокруг главной сцены изображаются так называемое «Второе Благовещение» – повторное явление Марии архангела Гавриила, сообщающего Ей о скорой встрече с Сыном – подробности прибытия апостолов с разных концов земли, их последняя беседа и прощание с Марией, погребальное шествие с отсечением рук Афонии.

Источники:
- О чине литании и празднике Успения Матери Божией во Святой Земле //Журнал Московской Патриархии. – 1979. – N 3.

- Иконография Успения: От Иоанна Дамаскина до Караваджо. Наталья Боровская, www.pravmir.ru

teotokos.ru

Икона «Успение Пресвятой Богородицы»: в чем помогает верующим

Православная иконография необычайно многогранна. Особое место среди святынь занимают образы, посвящённые церковным событиям и праздникам. Практически каждому важному в христианской истории факту посвящена определенная икона.

Православные иконописцы не могли обойти вниманием праздник Успения Пресвятой Богородицы. Ему посвящена удивительно красивая икона, несомненно заслуживающая внимания как со стороны искусствоведов, так и среди верующих.

Как выглядит икона «Успение Пресвятой Богородицы»? В чем помогает святыня? Кому стоит её приобрести? На эти и другие вопросы вы найдёте ответы в публикации ниже.

Композиция иконы

Об Успении Пречистой Девы не рассказывается в Библии. Мы знаем об этом празднике из Предания и апокрифов. В связи с отсутствием документальных свидетельств в Священном Писании, отделить истину ото лжи было сложно.

В связи с этим фактом и обилием ересей в ранней христианской истории, своё начало каноническая иконография Успения Девы Марии по церковным меркам берет довольно-таки поздно: лишь в начале IX века. Именно тогда сформировалось чёткое понимание события Успения, которое и было впоследствии отражено на образе.

Итак, композиция включает в себя следующие элементы:

  • В центре: ложе, укрытое тканью, на котором расположено тело Божией Матери.
  • Перед ложем: скорбящие апостолы.
  • За ложем: Иисус Христос склонившейся над телом Своей Матери, и держащий в руках Её душу (изображена в виде новорождённого, завернутого в ткани).
  • Над Господом и душой Богоматери летают ангелы.

Все эти элементы обязательно включает в себя каждая икона «Успение Пресвятой Богородицы».О чем молятся перед этим образом вы узнаете в следующей части статьи.

Также отметим, что существует несколько разных иконографических типов изображения Успения Девы Марии. Некоторые из них значительно обогащены другими элементами, другие – более скромны. Вид изображения Успения Пречистой Девы на иконе зависит от личных предпочтений иконописца, от эпохи, в которой он жил и многих других факторов. Однако несомненно каждая из икон Успения Богородицы заслуживает внимания.

О чём молиться перед образом

Во многих православных храмах и на домашних иконостасах расположена икона Успения Пресвятой Богородицы. О чем молятся верующие, стоя перед этой святыней? Ограничений для прошений нет (кроме, разумеется,греховных просьб). Однако известно, что традиционно православные верующие просят перед этой святыней помощи в таких ситуациях:

  • Исцеление болезней (душевных и телесных).
  • Укрепление веры.
  • Дарование добродетелей и избавление от грехов, пагубных пристрастий и так далее.
  • Оправдание в случае оклеветания, обличение неправды.
  • Напутствие умирающих.

Если вы не нашли в этом списке своего прошения, не переживайте. В любом случае вы можете попросить молитвенного заступничества Богородицы. Сделать это можно как в православном храме, так и находясь у себя дома.

Напоминаем вам: молиться необходимо не только находясь в трудной жизненной ситуации или имея проблемы. Не забывайте благодарить Пречистую Деву за её небесное заступничество и в радостные жизненные моменты. Обязательно стоит прочесть благодарственную молитву, если ваше прошение, высказанное в молитвенном чтении, было выполнено. Также можно последовать благочестивой традиции и заказать молебен перед иконой «Успение Пресвятой Богородицы». В чем помогает молитва перед образом? Подведем итог: любая благочестивая просьба, если на то угодно Господу, будет выполнена.

Впрочем, многое ещё зависит и от искренности, и от веры молящегося. Молитесь с душой и усердно, тогда Пречистая Дева обязательно вас услышит.

pravzhizn.ru


Смотрите также